Архив
Поиск
Press digest
30 июля 2021 г.
22 октября 2015 г.

Кит Пейн, Марк Шнайдер | The Washington Times

Договор СНВ-III и существенное увеличение российского ядерного потенциала

Российско-американский договор о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (2010) оказался невыгодным для Вашингтона, пишут в статье для The Washington Times Кит Пейн и Марк Шнайдер. По их словам, американский арсенал в результате действительно сократился, а вот российский, напротив, вырос и будет продолжать расти.

"Когда договор вступил в силу, Россия уже была ниже установленного СНВ-III "потолка" по развернутым боеголовкам и средствам их доставки, и, следовательно, никаких сокращений по этим средствам ей проводить не нужно", - говорится в статье. Кроме того, Россия пользуется лазейками, "возникшими из-за прописанного в договоре определения подотчетных (и, следовательно, подлежащих ограничению в соответствии с договором) вооружений. Подразумевается, что бомбардировщики несут лишь одну единицу ядерного оружия, тогда как на самом деле они обычно несут значительно больше". По имеющимся у журналистов данным, на борту каждого стратегического бомбардировщика Ту-160 может находиться до 12 крылатых ракет с ядерным боезарядом.

"С момента вступления в силу СНВ-III Россия продолжает наращивать свои ядерные силы, а не сокращает их", - утверждают авторы, причем в ежегодных отчетах Госдепа о реализации СНВ-III никаких упоминаний об этой динамике нет. В результате сегодня у России на 110 развернутых стратегических ядерных боезарядов больше, чем у США, подсчитали Пейн и Шнайдер. Агентство Sputnik News сообщало, что в будущем Россия будет располагать 2100 развернутыми ядерными боеголовками (при том, что СНВ-III ограничивает их число 1550 единицами), а по данным Федерации американских ученых, их будет еще больше - около 2,5 тыс. Наконец, если принять во внимание намерения России поставить на боевое дежурство "еще как минимум 50 Ту-160", то общее число развернутых ядерных боеголовок у России может составить примерно 3 тыс., то есть почти вдвое больше, чем разрешается по условиям договора.

Более того, авторы считают, что "Россия, возможно, и не собирается проводить никаких сокращений согласно СНВ-III". На это, с их точки зрения, указывают заявления директора департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД РФ Михаила Ульянова. В феврале 2014 года он сказал, что Россия может выйти из договора, если США начнут развертывание своей системы ПРО, а год спустя - что это может произойти из-за наложенных США на Россию санкций. "Если это произойдет, единственным следствием СНВ-III станет сокращение американского ядерного арсенала", - пишут журналисты.

Они продолжают: "На протяжении более чем двух десятков лет в Вашингтоне было принято считать, что в эпоху, начавшуюся после завершения холодной войны, для которой характерен новый, безопасный миропорядок, Соединенные Штаты и Россия будут сотрудничать. Бытующие на Западе представления об обороне были обусловлены этим оптимистичным исходным посылом. Но Россия при Владимире Путине сегодня проявляет военную агрессию в Европе, наращивает ядерный арсенал, угрожает союзникам США первой применить ядерное оружие, ни во что не ставит новые соглашения о контроле вооружений и нарушает старые".

"Как говорил покойный Йоги Берра (американский бейсболист. - Прим. ред.), "будущее уже не то, что раньше". Пришло время положить в основу планирования американской обороны новое, реалистичное понимание эпохи, наступившей после окончания холодной войны, - призывают авторы. - Если США будут и дальше в одностороннем порядке сокращать свой ядерный потенциал, Путин, скорее всего, сочтет это признаком слабости и получит стимул к еще более крупным провокациям".

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru