Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
22 сентября 2006 г.

Пьер Брайансон | The Wall Street Journal

Политический воротила

В последние несколько дней картина заметно прояснилась. Теперь все могут видеть масштабную демонстрацию силы. В очередной раз Россия предпочла двигаться к своей цели без лишних тонкостей. Приобретение ею 5% акций родительской компании Airbus EADS продемонстрировало задачу включить паневропейскую аэрокосмическую и оборонную компанию EADS в кампанию по промышленной модернизации, начатую Владимиром Путиным. На кону стоят крупные рынки для попавшей в сложное положение компании. Заказ Москвы на 22 новых самолета среднего класса A350 у Airbus у всех на глазах оказался подвешенным в воздухе. Дайте нам место в совете директоров EADS, говорят русские, а не то...

Этот гамбит - очередной пример брутального подхода Кремля к ведению бизнеса с Западом, что ярко проявилось на этой неделе, когда Россия внезапно отменила 20-миллиардный нефтяной проект Royal Dutch Shell "Сахалин-2", воспользовавшись сомнительными экологическими обоснованиями, а вчера атаковала проект Exxon Mobil "Сахалин-1". Подобно этим маневрам, то, каким образом были приобретены акции EADS - и предъявлены требования, - демонстрирует, что Путин гораздо лучше освоился с запугиванием, чем с сотрудничеством. Государственный Внешторгбанк закупал акции тайком, пока не достиг порога, когда он уже мог объявить, что обладает долей в компании. С тех пор их доля могла возрасти. Надо отдать должное русским, они знают толк в правильном инвестировании: акции EADS были куплены после того, как их стоимость упала в два раза прошлой весной в связи с задержкой сверхтяжелых самолетов Airbus A380 и последовавшей перетряской руководства.

Дополняет пугающий образ тот факт, что, согласно сообщениям российской прессы, Внешторгбанк скупал также акции Объединенной авиастроительной корпорации, образования, в котором Путин решил объединить разрозненные аэрокосмические активы, выжившие после распада СССР. Долгие годы Советский Союз мог продавать свои печально известные "Туполевы", только насильно впихивая их в глотки коммунистическим странам, которым не было предоставлено привилегии отказаться. Теперь Путин хочет иметь сильную авиапромышленность, и кто станет его в этом винить, учитывая масштаб несчастных случаев в российской гражданской авиации - раскрываемых и не раскрываемых? Поэтому он выбрал короткий путь через акционерные рынки, чтобы попробовать вынудить EADS поделиться своими технологиями. Сейчас доля России в EADS так же велика, как доля Испании, которая является частью пакта, связывающего французское государство, французскую медиа-группу Lagardère и немецкий Daimler Chrysler. Перечисленные акционеры совместно контролируют 51% компании.

Вопрос о том, что Запад и, в частности, Европа должны предпринимать перед лицом притока капитала из богатой нефтью России, безусловно, не из простых. Однако доводы в пользу того, чтобы отказать Путину в его претензиях на EADS, очевидны.

Во-первых, EADS непросто авиастроительная компания. Хотя на долю Airbus приходится более 60% их доходов и 80% их прибыли, холдинг EADS все более активно занимается также оборонной деятельностью. Он производит вертолеты, комплектующие для военной авиации, разведывательные системы, ракеты и электронную аппаратуру оборонного назначения. Среди его клиентов - большая часть европейских армий. Он стремится расширять свой бизнес с Пентагоном и наращивать свое присутствие на американском рынке. Обрадует ли этих клиентов перспектива покупать продукцию у компании, в совете директоров которой будет страна, состоящая в приятельских отношениях с такими государствами, как Сирия и Иран? Русский член совета директоров, в конечном счете, определенно нанесет вред бизнесу EADS.

Во-вторых, нет никаких причин принимать российский постулат о том, что член совета директоров будет способствовать сотрудничеству в области промышленности и возможному обмену технологиями. Российский рынок, разумеется, нельзя игнорировать. Однако EADS должен принять свободное решение о том, какого типа сотрудничество он хочет иметь со своими крупнейшими клиентами, а не идти на поводу у двойного шантажа в форме 5% акций с одной стороны и угрозы провала крупного контракта - с другой. Члены директоров имеют доступ к деликатной и стратегически важной информации.

В-третьих, введение России в совет директоров EADS, было бы сильнейшим регрессом для компании. Это увело бы ее назад в те времена, когда оборонная промышленность находилась под контролем правительства. В то время как альянс Lagardère и DaimlerChrysler пытается отбиться от своекорыстных тактических маневров французского правительства в компании, им не нужен в совете директоров Кремль. Руководство компании уже находится в тисках из-за наличия двух председателей и двух глав компании - в обоих случаях один из Франции, а один из Германии. Не потребует ли Россия ввести третьего председателя совета директоров и третьего главу компании?

Арно Лагардер и Манфред Бишоф, совместно руководящие советом директоров EADS, справедливо отвергли просьбу России о пересмотре пакта акционеров. Однако повсеместно ожидается, что Путин возобновит свои требования, когда встретится в эти выходные с президентом Франции Жаком Шираком и канцлером Германии Ангелой Меркель на трехдневном саммите. И, по слухам, президент Франции готов пойти Путину навстречу.

Будут приводиться привычные аргументы в пользу "вовлечения" России вместо того, чтобы делать ее врагом. Советские и российские правители нередко разыгрывали карту "вовлечения", нашептывая на ухо своим западным партнерам: помогите нам на наших условиях, или мы начнем подкармливать темные антизападные силы российского общества. Москва, в общем, может рассчитывать, что на Западе найдется пара остолопов, которые поддержат эти настроения. Предшественник Ангелы Меркель Герхард Шредер был одним из сторонников вовлечения России любой ценой. В январе 2005 года мало кто обратил внимание на речь тогдашнего канцлера по случаю торжественного запуска программы A380. Он сказал тогда, что EADS должен приветствовать новых партнеров, прежде всего, Россию. Сейчас Шредер возглавляет дочернее предприятие "Газпрома".

Едва ли Путин предложил Шираку работу, чтобы тот занял ее с мая следующего года, когда истечет его президентский срок. Но в любом случае, президент Франции должен понимать, что у него нет причин потакать России под предлогом "сотрудничества". Если Россия хочет сотрудничать, это может быть достигнуто без вручения Москве ключей от EADS.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru