Архив
Поиск
Press digest
18 сентября 2020 г.
22 февраля 2006 г.

Свен Гольдманн | Tagesspiegel

Птицы здесь уже были

Солдаты, кризисные штабы, зоны санитарной охраны - для жителей острова Рюген это угроза. Они боятся не гриппа. Они боятся за свое существование

Туман. Замерзшие пашни, извилистые улицы, на которых не видно ни одного человека. Самый большой остров Германии в феврале напоминает шведскую провинцию Шонен, где Хеннинг Манкелл обрек своего комиссара Валландера заниматься поиском убийц (швед Хеннинг Манкелл - популярный в Европе писатель, автор детективов. - Прим. ред.). Природа окрашивает все в тусклые серые тона. Похоже, время на Рюгене остановилось. Еще задолго до того, как появилась федеральная земля Мекленбург-Передняя Померания, Бисмарк как-то сказал, что он уедет в эту провинцию перед концом света, так как здесь все происходит на сто лет позже.

Через 130 лет Ангела Меркель едет на побережье. С юридической точки зрения, федеральный канцлер в какой-то мере является коллегой Бисмарка, и она приехала не для того, чтобы спастись от конца света. Напротив. Солдаты патрулируют Рюген, на них белые защитные костюмы и маски. Ежечасно поступают новые сообщения из кризисных штабов, с перекрытых дорог и из санитарных зон. Если сегодня увидеть, что происходит на Рюгене, то можно подумать, что апокалипсис начинается здесь. После того как восемь дней назад у четырех мертвых лебедей был обнаружен вирус H5N1, на Рюгене было объявлено чрезвычайное положение. По прихоти судьбы птичий грипп проник в Германию именно отсюда. Остров не виноват в этом, однако это пятно позора нести тяжело. Появилось выражение "рюгенский вирус". Оно гораздо легче подхватывается, что H5N1.

Популярность Рюгена пострадала за последние дни, однако попасть на остров не так-то просто. Как и летом, в начале сезона отпусков, машины выстраиваются в ряд перед мостом при въезде на Рюген, - единственным соединением с материковой частью. На сей раз это не отдыхающие. Подъезжает бундесвер, служба технической помощи уже здесь. Вместе они организовали на мосту дезинфекционную станцию. Проезд постоянно закрывают. Тот, кто хочет покинуть Рюген, должен медленно проехать по пропитанному дезинфекционными средствами синтетическому мату. Велосипедисты проходят через специальную ванну, шины грузовиков опрыскивают дезинфекционными средствами. Это занимает много времени. Некоторые жители острова попадают на работу в материковой части как раз к обеду. Одна женщина ругается по радио: "Это насмешка века. Здесь внизу они нас обрызгивают, а над нами пролетают птицы и оставляют свой помет на материке".

Нет, Рюген совсем не рад этим визитам. Жители воспринимают нашествие прессы, бундесвера и политиков не как поддержку, а как угрозу. Перекрытие улиц и дезинфекционные шлюзы - это показные жесты. Наведение паники, которое может поставить под угрозу их существование. Люди здесь боятся не за свое здоровье в связи с птичьим гриппом. Они боятся экономических последствий. Рюген живет за счет туризма. "Если так будет и дальше продолжаться, то мы можем закрываться", - говорит Герд Петерс, полный мужчина в возрасте за тридцать. Он владеет отелем Ratskeller в столице острова городе Берген. В понедельник две группы отменили бронь. "12 000 евро потеряно, и это только начало, - говорит Петерс. - И все это из-за пары мертвых лебедей".

Между тем сейчас уже у более чем сотни птиц обнаружен смертельный вирус птичьего гриппа. Большая часть лежит в контейнерах на паромной станции Виттоуэр Фере в западной части острова. С понедельника движение паромов прекращено. Рано утром пришли полицейские и закрыли подъезд. За 100 метров перед линией воды сотрудники установили защитные шлюзы. Никому нельзя на пляж. "Приказ сверху", - говорит полицейский. Четыре подростка заворачивают на велосипедах за угол. "Мы хотим кое-что сообщить!" Мертвый лебедь в камышах, в ста метрах от заграждения. Ребята гордятся своей находкой. Можно ли им подойти к воде? "Что значит можно, - говорит один. - Мы просто это сделаем". А если придут солдаты бундесвера? "Ну и что!"

Бундесвер все еще стоит в пробке. Только с наступлением темноты в понедельник вечером на парковку в Гингст прибывают два белых туристических автобуса. Там сидит 41-я мотопехотная бригада из Померании. С военной выучкой солдаты сразу разделяются на две группы. Одни идут к забору помочиться, другие устраивают перекур. Капитан ветеринарной службы говорит: "Привет, ребята, хорошо, что вы приехали!" Он прочитывает основательную лекцию по птичьему гриппу, употребляя множество латинских терминов. "Речь идет о репутации Германии, мы должны отвести беду от нашей страны и от ЕС. Еще вопросы?" Нет, вопросов нет.

Во вторник утром солдаты приступают к работе. Собирают мертвых птиц на мелководье, поросшем камышами, - пешком или на лодках. Руководит операцией коренастый подполковник Армин Таубенхайм. Он уже в выходные был на Рюгене, в "воскресенье вечером после семи часов я снова уехал, через полчаса ландрат объявила о катастрофическом положении, давно надо было это сделать". Нельзя не заметить, что подполковник Таубенхайм не очень высокого мнения о ландрате.

Офис Керстин Касснер расположен на вилле эпохи грюндерства в центре Бергена. Нет, с ландратом поговорить нельзя, говорит дама в приемной. Госпожа Касснер появляется редко. Ей пришлось вынести много критики из-за того, что она в первые дни после нахождения мертвых птиц призвала к спокойствию. Она долго отказывалась объявить тревогу в связи с катастрофой, так как чрезвычайное положение - это больше, чем просто административный термин, который делает возможным привлечение бундесвера. Это импонировало жителям Рюгена. Керстин Касснер - одна из нас, говорит владелец отеля Герд Петерс. На самом деле ландрат сделала только одну ошибку: "Ей нужно было вовремя оцепить обширные участки территории, где были найдены мертвые птицы, чтобы поменьше политиков и журналистов бесчинствовали за пределами острова".

Источник: Tagesspiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru