Архив
Поиск
Press digest
17 февраля 2020 г.
22 июля 2004 г.

Микеле Фарина | Corriere della Sera

"Я подавал напитки Удею и Кусею. Подлецом оказался отец"

Иракский флаг - один на всех. И деревянные надгробия с одинаковой надписью. Они все еще рядом, Удей и Кусей, те, кто в последние годы жизни тихо ненавидели друг друга. Они рядом, как и год назад, во вторник 22 июля 2003 года, когда спецподразделение Task Force 20 окружило их убежище в Мосуле.

В 10 утра ультиматум: сдавайтесь. Ответ из калашниковых. Против оборонявшихся были применены ракеты Tow, реактивные снаряды, пущенные с американских вертолетов, тяжелые пулеметы. Затем был штурм бойцов Delta Force, 5-часовой бой. Затем наступила тишина. Со второго этажа здания вынесли трупы и доставили их в Багдад. Для опознания из тюремной камеры был доставлен Тарик Азиз. Погребение: кирпичи вокруг трех могил. Американцы положили лишь один флаг - на могильный холм 14-летнего сына Кусея Мустафы. Мустафа прятался под кроватью, он был последним, кто стрелял, и последним, кто погиб.

В Тикрите сегодня рассказывают, что на трех могилах написано "Шахид". Они похоронены в Аль-Ойя, в деревне, в нескольких километрах от Тикрита, где родился Саддам Хусейн. Неподалеку от погреба, в котором в декабре был найден раис.

"Подлец. Он нам всегда говорил, что не сдастся живым. Но не он, а его сыновья умерли как герои", - 37-летний Али ас-Сафир потягивает виски, сидя на диване в Hunting Club, в багдадском квартале Мансур. Это заведение в течение 20 лет посещали Удей и Кусей. "Я хорошо знал обоих. Но более дружеские отношения у меня были с Кусеем. Он был более интеллигентным. Мы вместе ходили на охоту".

Последняя встреча: "Февраль 2003 года. Охота на фазанов. Нас было восемь человек. Кусей сказал, что надо готовиться к войне". Из этих восьми семеро еще живы. Али переправил семью в Арабские Эмираты до того, как разразился конфликт. Он сказал, что занимается коммерцией и вернулся в Багдад пару месяцев назад.

Хусейн привел сыновей в Hunting Club, когда они еще были детьми. Абу Юсеф работает здесь барменом 35 лет. Он видел, как они росли. "Мистер Саддам пил виски, как и Кусей. А Удею нравилось менять напитки: коньяк, текила". И женщин. Али смеется: "Знаешь, почему Удей знал английский лучше Кусея? Благодаря путанам, которых он сюда приводил. Многие из них были иностранки. Кусей приходил с женой и детьми. Ему тоже нравились девушки, но не здесь, не на глазах у всех".

Год назад, узнав, что они убиты в Мосуле, Али очень удивился: "Я не знал, что они были вместе. Саддам сказал им никогда не быть под одной крышей. Саддам повел себя как подлец. Как и другие 11, которых показали по телевидению в зале суда. Они должны были сражаться". Али сказал, что он знает людей из сопротивления: "Они не хотят американцев, вот и все". Но сейчас в стране уже новое правительство. "Ничего не изменилось. Разве что раньше был один Саддам. Сегодня три десятка саддамов, которые называют себя министрами и хотят лишь одного: денег и власти". Раньше никто не хотел бороться против Саддама. "С американцами сражаться легче: самое большое, что они могут, - убить тебя. Саддам уничтожал всю семью".

Многие в Багдаде говорят о сыновьях Саддама как о героях. Даже наследник трона принц Шериф Али, который до возвращения в Ирак был банкиром в Лондоне. Достойный человек, принимавший корреспондента газеты на вилле, расположенной на берегу Тигра, там, куда Саддам приглашал высоких гостей (последним был Кофи Аннан). Он сказал, что смерть двух братьев достойна "если не уважения, то определенного почтения". Командир, отдавший приказ подвергнуть виллу бомбардировке, на его взгляд, "тупица": "Американцы должны были взять их живыми, вывести их с поднятыми руками".

Они были преступниками. Они убили и по их приказу были убиты тысячи человек. "Но вина великих всегда больше, чем вина простых людей". В своем ателье на улице Карада Хумам аль-Хумам цитирует иракскую пословицу. Он был портным Удея и Кусея. "Я не политик, а единственный судья - Бог", - говорит он. Он учился в Германии, он преклоняется перед итальянскими стилистами. "Жизнь была лучше при прежнем правительстве".

Несколько месяцев назад по нему стреляли, когда пытались украсть его автомобиль. Он вновь улыбается, когда рассказывает о своем ателье, которое было салоном моды и местом встреч западных дипломатов. Иногда без всякого предупреждения приезжал шофер и портного отвозили к одному из братьев. "Я снимал мерки".

Кусей предпочитал классический стиль. Удей был более эксцентричным: "Однажды он захотел двухцветный пиджак, слева - белый, справа - черный". Мустафе, старшему сыну Кусея, больше нравились джинсы. Кусей был очень привязан к этому мальчику. Он хотел, чтобы его называли не Кусеем, а Абу Мустафой, что означает отец Мустафы. Иногда он вел машину, а на коленях у него был сын. Поэтому я не был удивлен, когда узнал, что они умерли вместе".

А может быть, они не умерли: "Вы знаете, ходит много слухов. Я сам на 100% не уверен, что это были они. Возможно, они сделали пластические операции. Может быть, они еще живы".

Источник: Corriere della Sera


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru