Архив
Поиск
Press digest
21 февраля 2020 г.
22 июля 2004 г.

Мартин Зифф | The Washington Times

Надежды и страхи. Путин реформирует ФСБ

И снова поздоровайтесь с КГБ: российский президент Владимир Путин отменил решение своего предшественника Бориса Ельцина и воссоединил российские спецслужбы так, как это было в СССР.

Новый указ Путина, подписанный на прошлой неделе и дающий ход реформе, готовился в сотрудничестве с верхушкой нынешней Федеральной службы безопасности (ФСБ).

"ФСБ принимала непосредственное участие в подготовке указа, а это означает, что учтены практически все предложения контрразведки", - сообщил сайт Pravda.ru.

Указ возрождает старую структуру командования спецслужб, давая намного больше полномочий директору службы и его заместителям. Теперь у него только два первых заместителя вместо прежних 12.

У директора ФСБ Николая Патрушева теперь будет гораздо больше власти, пишет Pravda.ru. "Отныне он будет определять количественный и персональный состав коллегии ФСБ. Он сможет давать руководителям ФСБ дополнительные административные полномочия, касающиеся других структур, входящих в систему. Естественно, это подразумевает увеличение ответственности вышеупомянутых начальников за руководство их службами".

Заместитель директора ФСБ Евгений Ловырев заявил, что реструктуризация подразумевает усиление демократической отчетности, поскольку самые высокие руководители ФСБ не смогут прятаться за "коллегиальность" руководства или говорить, что не знают о деятельности своих подчиненных, которые теперь подотчетны непосредственно им.

Однако реформа вызвала к жизни старые страхи российских либералов и правозащитников. "Не получают ли они пугающие новые полномочия?" - спрашивали в "Российской газете" 15 июля аналитики Екатерина Добрынина и Тамара Шкель.

Многие из этих опасений, возможно, неуместны в путинской России XXI века и являются отзвуком тех страхов, что царили в коммунистическом государстве Ленина и Сталина первой половины XX века.

"Наверное, сегодня Россия не в силах возродить службу с размахом и эффективностью КГБ", - писали 15 июля в лондонской Daily Telegraph Ник Холдворт и Робин Гедье. К тому же, "как всякой государственной машине, ей не хватает денег", добавили они.

Полагают, что структурная перестройка и модернизация российских спецслужб затеяна Путиным по трем причинам.

Во-первых, она лежит в русле его усилий по реформированию и упрощению традиционно неэффективного российского управления и национальной бюрократии.

"Реорганизация силовиков полностью соответствует плану реформы государственного управления, - писали Добрынина и Шкель. - Как и везде, она включает в себя сокращение ненужных функций и расходов, а также "оптимизацию", сопровождающуюся "усилением ответственности руководителей".

Действительно, в первые годы после того, как Путин пришел на смену Ельцину, его сильной стороной было сочетание его административной энергичности и эффективности в возрождении структуры национальной государственности, которая находилась при последнем издыхании.

Во-вторых, Путин сам является бывшим силовиком. Он был кадровым офицером КГБ, при Ельцине поднявшимся по карьерной лестнице до должности главы ФСБ, а уж затем ставшим премьер-министром и, наконец, президентом. Он неоднократно публично выражал восхищение историей пресловутых "органов", особенно - председателем КГБ Юрием Андроповым.

На протяжении своего первого президентского срока Путин постоянно увеличивал полномочия спецслужб. Представляется, что движущей силой продолжающегося наступление на огромную нефтяную корпорацию ЮКОС и ее арестованного бывшего президента Михаила Ходорковского отчасти является желание отдать силовикам, а не богатым олигархам, контроль над "командными высотами" новой российской экономики.

Наконец, за путинской консолидацией старых структур государственной безопасности стоит признание неэффективности старой системы, несмотря на дополнительные ресурсы, направленные на ее усиление, и особое доверие президента.

Главной неудачей "органов" является новая волна терактов чеченских сепаратистов. Президент Чечни Ахмад Кадыров, главный союзник Путина в мятежной республике на Кавказе, был убит террористами на стадионе в Грозном во время празднования Дня Победы 9 мая. Затем, в июне, более 90 человек было убито, когда чеченские партизанские отряды свирепствовали в городах соседней Ингушетии.

Спецслужбы оказались не способными проникнуть в главные чеченские террористические группировки или организовать эффективную оборону против них. После двух крупных терактов чеченские партизаны начали безнаказанно убивать союзников и сторонников Путина в Чечне.

"Необходимость оптимизировать эту важную структуру ощущалась уже давно, - заявил "Российской газете" первый заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности Михаил Гришанков. - Времена меняются, возникают новые угрозы безопасности государства и его граждан. И служба, существующая для того, чтобы обеспечивать безопасность, тоже должна меняться".

Но при всей необходимости реформ, какими бы успешными они ни были, страшная история России чревата тем, что старые страхи будут умирать с трудом. Как писали Добрынина и Штрель, "точку зрения простых граждан можно сформулировать одно фразой: "Все это прекрасно, но неизвестно, что может случиться".

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru