Архив
Поиск
Press digest
17 февраля 2020 г.
22 июля 2004 г.

Андре Глюксманн | The Wall Street Journal

Правильный диагноз, неправильное лечение

В воскресенье в Иерусалиме Ариэль Шарон торжественно предложил "нашим братьям во Франции как можно быстрее переехать в Израиль", спасаясь от "волны антисемитизма".

Израильский премьер-министр не прав не в своем беспокойстве по поводу усиления антисемитизма во Франции, а в том, что он упрощает, то есть искажает проблему. Говоря о том, что "около 10% населения" Франции - это выходцы из Северной Африки, Шарон ошибочно применяет модель интифады при объяснении нынешнего всплеска насилия против евреев. Французская версия не менее опасна, но более глубоко укоренена в Европе и более заразна, чем представляет себе Шарон.

10% французов-мусульман вовсе не являются однородной массой воинствующих исламистов, солидарных с террористами-смертниками из "Хамас". Проповедники и головорезы, стремящиеся разжечь интифаду во Франции и бить евреев, среди этих 10% составляют меньшинство, что обнадеживает. Но это меньшинство солидаризируется с другими антисемитскими течениями в Европе, что тревожит.

Левый антисемитизм, охвативший французские (равно как европейские и американские) университеты под предлогом борьбы с сионизмом, сделал палестинца символической фигурой. Он заменил пролетария - недавний символ всех угнетенных планеты - и оказался на острие атаки на империализм, капитализм, глобализацию и прочее. Для трусоватых мятежников "Арафат - это Че Гевара", а "Шарон - это Гитлер". Отсюда объявление вне закона государства, позволяющего, чтобы им правил нацист. Право Израиля на существование, таким образом, ставят по сомнение многочисленные академики, воинствующие экологисты, борцы против глобализации, проще говоря - первобытные марксисты, тщетно стремящиеся к новой революции.

В то же время традиционный антисемитизм, считавшийся постыдным и подавляемый со времен Виши, Петена и сотрудничества с оккупантами, снова поднимает голову, особенно в старом истеблишменте и консервативных кругах. Случайно проскальзывающие фразы свидетельствуют о том, что на набережной Орсей Израиль считают сорняком, пустившим корни в сердце "арабского мира".

Достаточно вспомнить гнев французского посла в Лондоне Даниэля Бернара по поводу этой "паршивой маленькой страны. Почему из-за этих людей нам должна грозить третья мировая война?" Этого бывшего пресс-секретаря министра иностранных дел в правительстве Франсуа Миттерана загнала в угол британская пресса, но он так и не извинился. Его заявления о паршивой маленькой стране никто не счел "неприемлемыми", как заявления Шарона. Бернар завершил свою карьеру на стратегически важном посту французского посла в Алжире.

Когда итальянец Сильвио Берлускони внезапно предложил расширить Европейский союз в Россию, Турцию и Израиль, французская сторона спросила: "А почему Израиль?" "Нет ни географической связи" (что правда), ни "исторической и культурной связи между Израилем и Европой" (что является пределом добровольного невежества). Такие заявления делал в частном порядке тогдашний министр иностранных дел Доминик де Вильпен, который не подтвердил и не опроверг эту цитату. Это напоминает старый анекдот: "Завтра мы убьем всех евреев и всех парикмахеров". "А почему парикмахеров?"

Париж пролил бы мало слез, если бы Израиль исчез, но это трудно понять из-за альянса между Вашингтоном и Иерусалимом. Здесь антисемитизм, ненависть к "вероломному Альбиону" и антиамериканизм появились задолго до Ариэля Шарона, Тони Блэра и Джорджа Буша.

Печально, но сегодняшняя реальность такова, что три крепких ингредиента - исламисты, усиление левых настроений во всем мире и традиционный антисемитизм европейских консерваторов - смешиваются в коктейль, опасный для евреев.

Исламистов тепло приветствуют добрые души в движении антиглобалистов. Похоже, что политически корректные участники демонстраций протеста нашли в бойцах доморощенной интифады своего рода пролетарский авангард, эрзац рабочих, которых им не удалось привлечь на свою сторону. Точно так же уголовники с бедных окраин оказываются под прикрытием доброхотов из судебной системы и СМИ.

Вся политическая Франция, от крайне левых до крайне правых: простой боевик, законодатель, профсоюзный деятель и далее вплоть до министров и главы государства - шумно выступала против вторжения в Ирак. "Буш - Шарон - убийцы", - кричали улицы. "Шарон - Буш - презрение к международному праву", - настаивали интеллектуальные салоны Парижа.

Волна антисемитизма, вовсе не являющаяся отдаленным результатом интифады, развивается параллельно с волной антиамериканизма, начавшегося в Европе после 11 сентября и охватившего ее, когда американцы вошли в Афганистан и Ирак. Поскольку политически Франция почти единогласно ставит американского и израильского лидеров вне закона, неудивительно, что подражатели мучеников из "Хамас" чувствуют себя как рыба в воде во Франции, которая считает своими врагами Шарона и Буша.

Не поддавайтесь панике, господин Шарон! Евреям во Франции еще не пора "как можно быстрее" собирать чемоданы и бежать в Израиль. "Ночь стеклянных ножей" во Франции не наступила. Но она охвачена эпидемией злобного и претенциозного абсурда. В демократических странах такое иногда случается. Долг каждого разумного гражданина, еврей он или нет, лечить здесь, на своей родине, эту инфекционную душевную болезнь.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru