Архив
Поиск
Press digest
15 января 2021 г.
22 ноября 2016 г.

Бенуа Виткин | Le Monde

Путин и Фийон - геополитическая дружба

"Парижский депутат, близкий к российскому президенту, требует снять европейские санкции в отношении Москвы", - пишет журналист Le Monde Бенуа Виткин.

"Это поразительные отношения двух хладнокровных политических животных, отмеченные мелкими знаками внимания, уважением и даже привязанностью. Отношения завязались в те времена, когда и Франсуа Фийон, и Владимир Путин были премьер-министрами", - говорится в статье.

"Франсуа и Владимир, так они сразу стали называть друг друга, постоянно выходили за рамки протокола. Начиная с 2008 года француз был почетным гостем в резиденции Путина в Сочи, потом за его бильярдным столом. Со стороны русского известен один жест - о нем рассказал в 2014 году L'Express: бутылка вина 1931 года, отправленная Фийону по случаю кончины его матери, это год ее рождения. Или ободряющий и дружеский звонок на следующий день после поражения на выборах в 2012-м - словно Владимир Путин понял, что временный отход от деятельности уходящего премьера может завершиться менее чем через пять лет..."- напоминает Виткин.

"Дружба? Между этими двумя интровертами с чертами сангвиников существует реальная близость, они разделяют общую страсть к экстремальным видам спорта (уроженец Сарты увлекается автогонками)", - отмечает автор статьи.

В своей книге "Делать" (2015, Albin Michel) Франсуа Фийон пишет: "Путин - непростой собеседник. Он может быть резким, вызывающим, совершенно неискренним, но в конце переговоров он выполняет все свои обязательства".

"Уважение между ними взаимное, хотя их отношения всегда оставались скорее политическими, нежели личными", - поясняет Жан де Буазю, занимавший пост советника премьер-министра Фийона и сопровождавший его почти во всех поездках в Москву.

"Эта симпатия только усилилась после ухода Фийона с поста. В сентябре 2013 года в Москве, когда восхищение российским президентом еще не было принято в среде правых, он навлек на себя гнев своих товарищей, называя Путина "дорогой Владимир", - продолжает автор. - Тогда же, нарушая дипломатические обычаи, он критиковал политику Франсуа Олланда в отношении Сирии и России. "Сирийский кризис только укрепил его убеждения", - подтверждает Жан де Буазю.

Притягательная сила Кремля для Фийона носит глубинный характер. "Он отмечает галочкой все клетки путинофилии, принятой сегодня у правых, - считает депутат департамента Дром (партия "Республиканцы") Эрве Маритон, другой хороший знаток России, поддерживающий Алена Жюппе: - голлизм, переделанный в антиатлантизм, недоверие к Брюсселю, социальный консерватизм, защита семьи и "традиционных ценностей", воплощением которых является Москва, защита христианского мира, в частности на Ближнем Востоке, непреодолимое влечение к сильному лидеру... Позиционирование в отношении России уже является не просто вопросом внешнеполитическим, оно становится частью политической культуры правых сил".

Фийон выдвигает в качестве лозунга "диалог" с Москвой, делая вид, будто не знает, что этот диалог никогда не прерывался, продолжает Виткин. Он признает, что Россия "совершила много преступных действий с точки зрения международного права, аннексировав Крым и оказывая военную поддержку российским сепаратистам", однако он называет Евросоюз ответственным за этот кризис: "Стремясь любой ценой оторвать Украину от российского влияния, Европа совершила историческую ошибку".

"Российский вопрос важен, однако он не центральный во внешнеполитических взглядах Франсуа Фийона, - уверяет депутат департамента Луаре от "Республиканцев" Серж Груар, руководитель "проекта" в команде кандидата. Не впадая в благодушную русофилию, он сделал из нее краеугольный камень борьбы против исламского тоталитаризма. Таким образом, у него геостратегическое видение: цель европейцев - понять, то ли следует поощрять сближение с Россией, то ли следует стремиться отбросить ее к азиатским границам, в то время как великая держава и так поворачивается в сторону Китая".

"Премьер-министр Фийон не имел сильного влияния на внешнюю политику Николя Саркози. Он поддерживал, наряду с президентом, предоставление России участка на набережной Бранли, где впоследствии был построен православный собор. Он также поддерживал договор о продаже кораблей "Мистраль" Москве и выступал против решения Олланда не поставлять первый из них", - говорится в статье.

"Мог бы он преподнести Москве неожиданный подарок в виде признания аннексии Крыма? Нет, уже ответил Фийон, хотя в апреле на предварительных выборах он был единственным кандидатом, который вместе с Жаном Фредериком Пуассоном проголосовал в Парламенте за проект резолюции Тьерри Марьяни, где содержалось требование о снятии европейских санкций с России, наложенных как из-за войны на Донбассе, так и за аннексию полуострова", - пишет Виткин.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru