Архив
Поиск
Press digest
22 мая 2019 г.
23 апреля 2015 г.

Джо Бекер и Майк Макинтайр | The New York Times

В то время как россияне стремились заполучить контрольный пакет урановой компании, на счета Clinton Foundation текли деньги

Несколько лет назад "Росатом" поглотил канадскую компанию, которая имеет лицензии на добычу урана в Казахстане и США. "Благодаря этой сделке "Росатом" стал одним из крупнейших добытчиков урана в мире, а Путин приблизился к своей цели - контролю над значительной частью глобальной цепочки поставок урана", - пишет The New York Times. Но за историей поглощения таится другая, дотоле неизвестная: в ней фигурируют экс-президент США и женщина, желающая стать следующим президентом, подчеркивают журналисты Джо Бекер и Майк Макинтайр. А главные герои - несколько лидеров канадской горнодобывающей промышленности, которые жертвовали крупные суммы на благотворительные инициативы экс-президента США Билла Клинтона и его семьи. "Люди из этой компании создали, профинансировали, а в итоге продали россиянам компанию, которая стала известна под названием Uranium One", - пишет газета.

В результате российская сторона получила "рудники в Казахстане, одни из самых прибыльных в мире", а также контроль над 20% мощностей добычи урана в США. Сделка стала возможна лишь с одобрения комитета из представителей ряда ведомств США, в том числе Госдепартамента, который возглавляла жена г-на Клинтона, Хиллари Родхэм Клинтон.

"В то время как путем трех отдельных сделок с 2009 по 2013 год российская сторона постепенно завладевала Uranium One, в Clinton Foundation рекой текли деньги", - утверждает издание, ссылаясь на документы канадских ведомств. "Председатель совета директоров Uranium One через свой семейный фонд четырежды внес пожертвования на общую сумму 2,35 млн долларов. Супруги Клинтон не опубликовали данные об этих пожертвованиях, хотя г-жа Клинтон договорилась с администрацией Обамы, что будет публично называть всех жертвователей. Пожертвования поступили и от других лиц, связанных с Uranium One", - говорится в статье.

"А вскоре после того, как российская сторона объявила о намерениях приобрести мажоритарный пакет Uranium One, г-н Клинтон получил 500 тыс. долларов за речь в Москве от связанного с Кремлем российского инвестбанка, который продвигал акции Uranium One", - говорится в статье.

В то время и "Росатом", и правительство США дали обещания, имеющие целью развеять тревоги по поводу перехода активов к России. "Судя по документам, эти обещания были неоднократно нарушены", - утверждает газета.

Неизвестно, сыграли ли пожертвования какую-либо роль для одобрения сделки американским комитетом по зарубежным инвестициям, отмечает газета. И все же обнажаются сложности, связанные с Clinton Foundation. Его глава Билл Клинтон делал большую ставку на пожертвования иностранцев в тот же период, когда его жена на посту госсекретаря направляла внешнеполитический курс США и участвовала в принятии решений, которые потенциально могли принести выгоду жертвователям фонда.

Со своей стороны, Брайан Фэллон, представитель избирательного штаба г-жи Клинтон, заявил: никто еще "не предоставил даже обрывочных доказательств в поддержку теории, будто Хиллари Клинтон в бытность госсекретарем хоть раз предпринимала действия в поддержку интересов жертвователей Clinton Foundation?. Он подчеркнул, что пресловутую сделку одобрили многие ведомства США и правительство Канады, а такие вопросы в целом решаются не госсекретарем, а на нижестоящем уровне.

Путь к приобретению российской стороной американских урановых месторождений начался в 2005 году в Казахстане. Канадский финансист Фрэнк Джустра заключил там свою первую крупную урановую сделку, причем его сопровождал Билл Клинтон, пишут журналисты.

Они прилетели на личном самолете Клинтона в Алма-Ату и отобедали с "авторитарным президентом Назарбаевым", как выражается газета. "Клинтон обеспечил президенту Казахстана пропагандистский триумф, поддержав его заявку на председательство в международной организации, наблюдающей за выборами. Это нанесло вред внешней политике США и осуждению неудовлетворительной ситуации с правами человека в Казахстане - а с такой критикой выступала, в числе прочих, и жена Клинтона, в то время сенатор", - говорится в статье.

Через несколько дней после этого визита UrAsia Energy Ltd., недавно созданная компания Джустры, подписала предварительное соглашение на покупку долей в трех урановых рудниках, контрольные пакеты которых принадлежали государственному "Казатомпрому".

В 2007 году произошло слияние UrAsia и южноафриканской Uranium One. Новую компанию нарекли Uranium One, председателем совета директоров стал канадец Иэн Телфер, один из инвесторов UrAsia. Джустра утверждает, что в 2007-м продал свою долю.

Uranium One начала скупать компании с активами в США: например, уранообогатительный завод в Юте и Energy Metals Corporation с активами в Вайоминге, Техасе и Юте, говорится в статье.

В 2008 году The New York Times написала о связи между поездкой Клинтона и сделкой, которую Джустра заключил в Казахстане. Газета также сообщила, что спустя несколько месяцев Джустра пожертвовал фонду Клинтона 31,3 млн долларов.

"В статье были приведены слова Мухтара Джакишева, бывшего главы "Казатомпрома", что сделка требовала одобрения правительства и обсуждалась на обеде с президентом. Однако Джустра утверждал, что это была сделка в частном секторе, а во влиянии Клинтона на официальных лиц Казахстана не было необходимости", - говорится в статье.

К июню 2009 года акции Uranium One обвалились на 40% после того, как Джакишева арестовали по обвинениям в незаконной продаже урановых месторождений иностранным компаниям. Обвинения касались, как минимум, некоторых месторождений, которые теперь принадлежали Uranium One.

Жан Нортье, главный управляющий Uranium One, заявил, что UrAsia получила согласие правительства на сделку. Это прямо опровергает утверждения Джустры, отмечают авторы.

"Но неофициально руководство Uranium One страшилось потерять совместные горнодобывающие предприятия. Депеши американских дипломатов, опубликованные на WikiLeaks, также отражают опасения, что арест Джакишева мог быть элементом попыток России завладеть урановыми активами в Казахстане", - говорится в статье.

Если верить депешам, Uranium One попросила посольство США в Казахстане и канадских дипломатов вступиться за нее перед правительством Казахстана. 10 и 11 июня неназванный атташе по делам энергетики действительно обсудил этот вопрос с чиновниками из Казахстана.

"Через три дня филиал, 100% акций которого принадлежат "Росатому", завершил сделку на покупку 17% акций Uranium One. А через год российское правительство значительно повысило ставку, сделав акционерам щедрое предложение, чтобы получить 51% акций. Но вначале Uranium One должна была убедить американское правительство одобрить сделку", - говорится в статье.

Между тем сенатор Джон Баррассо написал президенту Обаме, что эта сделка "даст российскому правительству контроль над значительной частью мощностей по добыче урана в Америке". "Столь же тревожно, что ARMZ получит значительную долю в урановых рудниках в Казахстане", - добавил сенатор.

Сергей Новиков, официальный представитель компании, заметил, что акционеры Uranium One тоже встревожились. По его словам, глава "Росатома" Сергей Кириенко пообещал, что "Росатом" не расформирует компанию и оставит топ-менеджеров на прежних постах. "Другой чиновник "Росатома" публично заявил, что корпорация намерена ограничиться пакетом в 51% акций и сохранить Uranium One в качестве открытой акционерной компании", - говорится в статье.

Комиссия США по ядерному регулированию заверила Баррассо: чтобы экспортировать уран из США, Uranium One Inc. или ARMZ должны будут затребовать и получить специальную лицензию.

Но, в конечном итоге, одобрить или запретить сделку должны были министры из комитета по иностранным инвестициям, в том числе г-жа Клинтон. "А ее муж получал миллионные пожертвования от людей, связанных с Uranium One", - пишет газета.

Судя по отчетам Clinton Foundation, единственным жертвователем этой организации из числа менеджеров Uranium One был Телфер, который в 2007 году внес не более 250 тыс. долларов.

"Но документы налоговой инспекции Канады, где у Телфера есть семейный благотворительный фонд Fernwood Foundation, демонстрируют, что он пожертвовал на несколько миллионов больше в критический период, когда комитет изучал его сделку с россиянами, а также после этого периода. Россияне предлагали особые дивиденды, так что акционеры типа Телфера должны были извлечь выгоду из сделки", - говорится в статье.

По данным газеты, были также пожертвования от лиц, связанных с Uranium One или UrAsia.

В июне 2010 года Клинтона пригласили выступить в Москве. В том же месяце "Росатом" заключил сделку о мажоритарном пакете Uranium One.

По данным газеты, гонорар составлял 500 тыс. долларов и был выплачен российским инвестбанком "Ренессанс-Капитал". "Для Клинтона это один из самых высоких гонораров", - утверждают авторы.

В июле 2010 года аналитики "Ренессанс-Капитала" назвали акции Uranium One "лучшим ходом" на рынках урана. "Вдобавок в том же году "Ренессанс-Капитал", наряду с Телфером и Джустрой, пожертвовал крупную сумму небольшой благотворительной медицинской организации в Колорадо, которой руководит некий друг Джустры", - говорится в статье.

И все же, как полагает газета, когда власти США решали, одобрить ли сделку, на исход дела, видимо, повлияли более широкие геополитические факторы. Тогда для администрации Обамы сотрудничество с Россией было одной из приоритетных задач.

Газета также упоминает о невыполненных, по ее данным, обещаниях.

Джон Кристенсен, владелец земель в Вайоминге, где Uranium One добывает уран, утверждает: желтый кек оттуда увозили на переработку в Канаду.

Комиссия по ядерному регулированию "подтвердила, что Uranium One отправляла желтый кек в Канаду, хотя не имеет лицензии на экспорт. Вместо этого лицензия имеется у транспортной компании RSB Logistic Services, осуществляющей перевозки. Представитель комиссии заявил: "насколько нам известно", большая часть урана, отправленного на переработку в Канаду, возвращается для использования в США. Представитель Uranium One Донна Уичерз сказала, что 25% было отправлено в Западную Европу и Японию", - говорится в статье.

Обещание, что экспорта не будет, не единственное, которое выполнено не до конца, отмечают авторы. Uranium One была превращена в частную компанию. По данным на 2013 год 100% компании принадлежали ARMZ - филиалу "Росатома".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru