Архив
Поиск
Press digest
16 сентября 2021 г.
23 августа 2021 г.

Роман Доброхотов, Кристо Грозев, Вальтер Майр и Фиделиус Шмид | Der Spiegel

Зять опознал подозреваемого в убийстве в Тиргартене

"Вадим Красиков отвечает перед судом по обвинению в убийстве человека в Берлине, предположительно совершенном по приказу Москвы. Обвиняемый говорит, что он другой человек. Теперь один из членов его семьи сообщил серьезные компрометирующие его сведения - не сказав о них в суде, выступая в качестве свидетеля", - пишет немецкий журнал Der Spiegel.

"Вечер четверга в Киеве. Местом конспиративной встречи стала старая квартира в центре украинской столицы. Александр В., 55-летний предприниматель из Харькова, приехал незадолго до 9 часов вечера в сопровождении молчаливого, крепкого охранника", - повествует издание.

"Он пришел, чтобы сообщить сведения, серьезно компрометирующие его зятя. Лишь недавно В. вызывали в качестве свидетеля в Высший земельный суд Берлина. Там проходит суд над российским гражданином. Федеральная прокуратура предъявила ему обвинение в том, что летом 2019 года он застрелил жившего в изгнании гражданина Грузии в берлинском парке Малый Тиргартен - по заказу российского государства. Прокуратура полагает, что для исполнения заказа мужчина приехал в Германию под вымышленным именем, и на самом деле его зовут Вадим Красиков. Его обвиняют в государственном терроризме. (...) Но обвиняемый говорит, что его зовут Вадим Соколов, как указано в его паспорте, и что он не знает никакого Красикова. Если это так, то, с точки зрения защиты, обвинение в государственном терроризме безосновательно".

"Примечательно, что во время своего выступления в суде свидетель В. заявил, что не узнал в присутствующем на суде обвиняемом своего зятя Вадима Красикова. Он был похож на него, но узнать его он якобы не смог", - напоминает Der Spiegel.

"Теперь, в квартире в Киеве, он говорит обратное - и выдвигает серьезные обвинения в адрес подозреваемого. "Я не был честен в суде, - сказал он в разговоре с журналистами Der Spiegel, Bellingcat и The Insider*. - Я был уверен, что передо мной стоит Красиков". Таким образом, он подтверждает теорию обвинителей, и цепочка косвенных доказательств прокуратуры по обвинению в государственном терроризме, кажется, замыкается", - отмечает издание.

"Его признание было бы еще более впечатляющим, если бы он сделал его, выступая в качестве свидетеля в Берлине. Теперь, в квартире в Киеве, ему пришлось объяснять, почему в суде он говорил совсем не то, что сейчас".

"Вы поймите мою ситуацию", - сказал В. Он приехал в Германию, чтобы дать показания. Он спросил, как обстоят дела с его безопасностью, есть ли программа защиты свидетелей. На месте ему сказали, что для него она не предусмотрена".

"В этот момент я напрягся", - рассказал В. Во время выступления в качестве свидетеля в суде в его голове была путаница. Он подумал, что попадет под удар российских спецслужб. Тогда он спонтанно сказал, что не узнает Красикова, "хотя был уверен, что это он", - говорится в статье.

"Теперь на Украине он считает, что он и его семья достаточно защищены от актов мести со стороны России. Сподвиг ли его кто-то или заставил раскрыть предполагаемые сведения о Красикове, в тот вечер в Киеве выяснить не удалось".

"Александр В. сказал, что знает своего зятя Вадима Красикова десять лет. Красиков женат на сестре жены В. Сначала невестка говорила, что познакомилась с военным. Но постепенно семье стало ясно, что зять, вероятно, работает в другой части российского аппарата безопасности".

"Сначала он предполагал, что он работает ФСО, охране президента России, рассказал В. Но позже он понял, что Красиков работает или работал на ФСБ. Он был членом элитного отряда "Вымпел" российской службы внутренней разведки, который участвовал, в частности, в операции в Афганистане", - передает издание.

"Красиков тоже воевал в Афганистане, рассказал В. Возможно, именно там он впервые убил человека.(...) Когда они познакомились, Красиков предложил ему своеобразную сделку. "Ты мне вопросы не задаешь по моей работе, потому что правду я не скажу, а врать я не хочу", - якобы сказал тогда Красиков".

"По словам В., у Красикова были футболки с эмблемой "Вымпела". Также в семье была фотография, на которой Красиков, видимо, был запечатлен получающим награды. И он создавал впечатление, что лично знаком с президентом России Владимиром Путиным".

"Однажды, когда В., как он сам сказал, перевел разговор на Путина, Красиков якобы ответил: "Ты так говоришь, как будто про Путина что-то знаешь". В. спросил в ответ, знает ли Красиков Путина. "Да, знаю", - якобы ответил Красиков. Он также более подробно рассказывал о Путине. Он намекал, что общается или общался с президентом. Якобы он даже комментировал качества Путина как стрелка".

"Возможно ли, что В. просто выдумывает все это? Что эту информацию предоставили ему заинтересованные лица? - задается вопросами издание. - (...) Многое из того, что он говорит, не проверить так быстро. Но есть моменты, которые можно свести воедино, и это придает его заявлениям определенную убедительность".

"Например, в ходе беседы В. рассказал о неожиданном, продолжительном визите его невестки и зятя на Украину в 2013 и 2014 годах. Это период, когда Красиков находился в России в международном розыске в связи с убийством бизнесмена, по которому имелся ордер на его арест. Тогдашнее убийство - как и убийство в Тиргартене - было совершено человеком, который подъехал к своей жертве на велосипеде".

"Информация, которую В. предоставил о пребывании Красикова на Украине, совпадает с записями в российских базах данных о въезде в страну и выезде из нее. И они соотносятся с тем фактом, что Россия безосновательно прекратила розыск Красикова в 2014 году", - отмечает издание.

"В. узнал своего зятя уже по фотографиям в суде. На некоторых из них у Красикова есть татуировки, которые кажутся идентичными татуировкам обвиняемого по "тиргартенскому процессу".

"В ответ на запрос Der Spiegel защитник обвиняемого, берлинский адвокат Роберт Унгер, заявил, что "действительно очень удивительно, что свидетель сделал в разговоре с Der Spiegel заявления, диаметрально противоположные тем, что он сделал на открытом слушании перед сенатом Высшего земельного суда Берлина, будучи обязанным давать правдивые показания". Если это было так, то "он бы совершил существенное уголовно наказуемое деяние". Это "сильно пошатнуло было его правдивость".

"Заявления В., по мнению адвоката Унгера, звучат как "концерт по заявкам заинтересованных третьих лиц". Его подзащитный "уже несколько раз прямо заявлял в ходе судебного разбирательства, что он - Соколов, а не Красиков".

"Теперь суд должен оценить, чего стоят показания В. в зале суда - и нужно ли его снова вызывать в качестве свидетеля", - пишет Der Spiegel.


* - средство массовой информации, внесенное Минюстом РФ в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента

Источник: Der Spiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru