Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
23 февраля 2006 г.

Катя Тихомирова | Berliner Zeitung

Истязание солдат во имя Родины

Издевательства над солдатами - обычное дело в российской армии. Однако министр обороны призывает к спокойствию

23 февраля в России отмечают праздник - День защитника Отечества. Солдат Насрулла Даудов не сможет его отметить. Он умер, как стало известно накануне, в конце января, после того как его с черепно-мозговой травмой и другими повреждениями доставили в больницу в Уфе. Три "защитника Отечества" до смерти замучили Даудова. Это уже второй громкий случай издевательств над новобранцами в российской армии в этом году.

По данным российского министерства обороны, в прошлом году от пыток и издевательств погибло 16 солдат. 276 покончили жизнь самоубийством. В общей сложности в минувшем году не в результате военных действий погибло 1064 солдата. Объединение "Право матери", однако, утверждает, что ежегодно подвергаются пыткам в армии и умирают как минимум 3000 солдат.

Цвет Михаила - черный. Кожаная куртка, брюки, ботинки, шапка - все черное. Только его зажигалка, которую он не выпускает из рук, светится оранжевым. Когда Михаил говорит, он смотрит на эту зажигалку. Михаил служил рядовым. Его часть находилась на ракетной базе Балобаново-1, под Калугой. Там он провел 22 месяца, пока три старших офицера не подвергли его таким жестоким пыткам, что последние два месяца военной службы ему пришлось провести на больничной койке. Дело было в трех канистрах бензина. Кто-то их украл. Его начальники, три офицера, хотели знать кто. Михаила они поймали в мастерской. В тот вечер все трое были пьяны. Двое держали Михаила, третий бил. По лицу, в живот, в пах. "Я не могу вспомнить всего, - говорит Михаил, - периодически я, наверное, терял сознание". Они били его и угрожали, пока одному из троих не пришла в голову идея душить Михаила валявшейся рядом веревкой.

Когда через несколько часов трое офицеров отстали от него, Михаил приполз на свою кровать в казарму. На следующее утро он представлял собой ужасающее зрелище. Его привели в комендатуру. Командир приказал Михаилу продолжать "служить". Об отправке в лазарет не было даже речи. "Тогда я сбежал, - говорит Михаил. - Я позвонил родителям и поехал домой". Родители отвели Михаила в больницу.

Врачи поставили диагноз - сильное сотрясение мозга и повреждение внутренних органов. "Две недели я не мог есть", - говорит Михаил. Последний месяц он провел в психиатрическом отделении. "Они его пытали", - говорит Людмила Воробьева. Она работает в Комитете солдатских матерей России и занималась делом Михаила. Михаилу 20 лет, однако он выглядит на 16. Он поднимает глаза только на какие-то доли секунды. У него бледное лицо, бесцветные коротко подстриженные волосы, черная одежда - образ, как на негативе. Разговаривать с ним - значит уговаривать его. Беседовать с ним невозможно. Его отрывистые ответы повторяются: да, нет, не знаю. Он редко произносит целые предложения.

"Дедовщиной" называются издевательства и унижения, которым новобранцы подвергаются в российской армии. "Деды" - офицеры и старослужащие, которых вот-вот должны демобилизовать, - унижают и пытают младших. Случай с Андреем Сычевым, которого одиннадцать старших по чину в новогоднюю ночь мучили так долго, что ему пришлось ампутировать ноги и половые органы, так взбудоражил российскую общественность еще и потому, что нет таких семей, в которых мужчины не испытали бы "дедовщину" на себе.

Министр обороны России Сергей Иванов на прошлой неделе цинично отреагировал на 16 смертей, которые по итогам прошлого года отнесены на счет "дедовщины": "В российской армии нет кризиса". Во время публичного выступления в российском парламенте, которое Иванов вынужден был сделать ввиду того, что становилось известно о все новых случаях издевательств, он заявил, что число "несчастных случаев среди подростков" в армии вполовину меньше, чем "на гражданке". То, что российские СМИ открыто призывают уклоняться от военной службы, Иванов расценил как предательство Родины. Российская армия является частью российского общества, и уровень преступности высок, говорит Иванов. Чтобы помочь этой беде, правительство хочет теперь принудить армию к самоконтролю: некая военная полиция должна будет пресекать пытки и издевательства.

Мысль о военной полиции, по мнению Комитета солдатских матерей, является не очень удачной. "Армию нужно будет разделить на две половины, за 50 солдатами будут следить 50 военных полицейских. Однако зачем нам армия, за которой должна следить другая армия?" - задается вопросом председатель комитета Валентина Мельникова. Какую пользу вообще приносит армия российскому обществу? И чему Михаил научился за два года в армии? Сколько длилось его обучение? "Полтора месяца". Чему его научили? "На самом деле ничему". Научили обращаться с оружием? "Чуть-чуть". Научили, как надо стрелять? "Два раза мы даже стреляли".

Но никто не спросит Михаила, что он разучился делать в армии. Его родители сейчас пытаются через суд добиться денежного возмещения за причинение телесных повреждений травмированному сыну. Его мучители были приговорены к трем и трем с половиной годам тюрьмы. Министр обороны Иванов заявил в парламенте, что министерство обороны получает "тысячи писем от матерей с благодарностью за то, что его (призывника) просто забрали, или даже за то, что его кормят, за то, что он возмужал".

Источник: Berliner Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru