Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
23 июля 2004 г.

Питер Лавелль | The Washington Times

Кремль и эпоха после ЮКОСа

Неделя "дела ЮКОСа" - Кремль против большой нефти - практически закончилась. Длившееся год наступление на второй по величине российский нефтяной гигант и крупнейшую частную компанию обеспечило Кремлю господствующую позицию на российском нефтяном поле. ЮКОС, разделенный на большие или маленькие куски, либо превратится в нечто вроде нефтяного сверхгиганта "ЮКОС-Сибнефть", как это было задумано в прошлом году, либо Кремль щедрой рукой расширит какие-то отечественные компании. В любом случае, это будет решение Кремля. И оно ознаменует собой начало постюкосовской эпохи.

На прошедшей неделе журналисты и аналитики спорили о корнях и смысле "дела ЮКОСа". Является ли атака Кремля на ЮКОС и его крупных акционеров, в особенности на Михаила Ходорковского, первым шагом к ослаблению или даже уничтожению группы сверхбогатых людей, "олигархов"? Беспокоит ли Кремль то, что богатства, накопленные олигархами, могут быть использованы, чтобы подорвать его способность контролировать и держать в узде российские политические партии? По мнению некоторых обозревателей, "дело ЮКОСа" это просто попытка поставить крест на будущих политических амбициях, которые мог вынашивать Ходорковский.

Во всех этих суждениях, пожалуй, есть элемент истины. Однако для Кремля ставки намного выше: превращение "дела ЮКОСа" в достойный гамбит. На протяжении года Кремль обвиняли в избирательном применении закона против ЮКОСа и его главных акционеров. Его обвиняли в том, что он наносит вред имиджу России в глазах иностранных инвесторов. Кремль также упрекали в том, что он не заинтересован в создании подлинно рыночной экономики, уважающей право собственности. Все эти обвинения могут быть подкреплены и подкреплялись вескими доводами. Но ни одно из них не обеспокоило Кремль: определенные им экономические цели всегда перевешивали любое из них.

Для Кремля ЮКОС, которым руководит Ходорковский, представляет угрозу. Если бы слияние ЮКОСа с "Сибнефтью" было доведено до конца, Ходорковский стал бы смертельным врагом. Поскольку Россия до сих пор зависит от экспорта нефти, позволить одному, недружественному Кремлю, человеку контролировать такой огромный кусок нефтяного сектора означало бы угрозу для национальной безопасности. Кремль никогда не смирился бы с возможностью того, что Ходорковский и другие акционеры ЮКОСа могут продать компанию иностранному нефтяному сверхгиганту. Оглядываясь назад, понимаешь, что в деле ЮКОСа с самого начала присутствовало предчувствие неминуемой гибели.

Когда компанию разорвут на части, а ее активы раздадут другим российским нефтяным компаниям, значение и последствия "дела ЮКОСа", видимо, можно будет разделить на две категории. Во-первых, Кремль намерен контролировать российский нефтяной сектор. Во-вторых, он использует огромные возможности государства для реорганизации других отраслей экономики, которые не служат экономическим целям Кремля.

Хотя логика не всегда согласуется с политикой, самые большие активы ЮКОСа, наверное, будут переданы "Сургутнефтегазу", третьей по величине нефтяной компании России. "Сургутнефтегаз" с месторождениями, примыкающими к месторождениям ЮКОСа, является логичным преемником. Это сильный кандидат еще и благодаря своему главе, Владимиру Богданову. Богданов никогда не проявлял интереса к политике. Он популярен среди своих сотрудников, а Кремлю нравится иметь под рукой таких людей .

Кроме того, Богданов, в отличие от многих других руководителей российских нефтяных компаний, работает в нефтяной отрасли очень давно. Во многих отношениях он относится именно к тому типу генерального директора, которого Кремль хотел бы поставить у руля российской нефтяной отрасли: Путин управляет российской внутренней и внешней нефтяной политикой, а Богданов отвечает за максимально эффективную добычу "черного золота".

"Дело ЮКОСа" также показывает, насколько далеко может зайти Кремль, определяя экономическое будущее страны. ЮКОС был самой большой, самой богатой и лучше всех управляемой олигархической структурой России. Понадобился год, но, в конце концов, Кремль объявил о своей победе.

Теперь пристальное внимание Кремля к другим ключевым отраслям экономики, контролируемым олигархами, это только вопрос времени. Однако, продемонстрировав, что он будет делать для достижения своих целей, Кремль, возможно, рассчитывает, что переговоры об изменении собственников ключевых активов не приведут к такому же результату, как дело ЮКОСа и его акционеров. Кремль, возможно, не хочет еще раз проиграть сценарий ЮКОСа, и конечно, никто в деловом мире не хочет повторения того, что произошло с Михаилом Ходорковским.

Скорее всего, в постюкосовскую эпоху будут пересмотрены некоторые другие приватизационные сделки 1990-х годов. Может быть, это неплохая идея: на рынке усилится конкуренция и в результате возрастет социальное равенство. Возможно, в эпоху после ЮКОСа крупный бизнес и государство начнут, наконец, сотрудничать, одновременно служа и национальным, и корпоративным интересам.

Однако, чтобы постюкосовская эпоха принесла выгоду Кремлю и крупному бизнесу, Путину придется, наконец, понять, что обеспечение гарантии прав собственности является единственным способом достижения экономических целей, стоящих перед Россией. Если он этого не поймет, все "дело ЮКОСа" окажется бессмысленным.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru