Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
23 июля 2004 г.

Владимир Сокор | The Wall Street Journal

Сепаратистский интернационал

Если вы никогда не замечали Южную Осетию, вооруженный сепаратистский анклав в Грузии, обратите на нее внимание. И включите ее в список, где уже значатся аналогичные анклавы: Абхазия и Приднестровье, которые на прошлой неделе отправили в Южную Осетию через территорию России сотни вооруженных "добровольцев". Руководители из российских спецслужб развернули этих стрелков против Грузии не для того, чтобы отражать грузинские атаки, а для того, чтобы помешать выполнению социальных программ (включая восстановление автобусного сообщения и доставку пенсий), инициированных президентом Грузии Михаилом Саакашвили, и попыткам Грузии усилить контроль над контрабандой. Боевики не позволили доставить нищему населению Южной Осетии сельскохозяйственную продукцию, медикаменты и другую помощь.

Переброска вооруженных добровольцев не была секретной операцией. 8 июля

руководство Южной Осетии публично обратилось к Абхазии (сепаратистский анклав Грузии) и Приднестровью (то же самое, но в Молдавии), а также к российскому казачеству с просьбой немедленно прислать

добровольцев. 11-12 июля они начали прибывать сотнями, некоторые с оружием, пройдя

несколько российских регионов. Их быстрое появление наводит на мысль о

предварительном планировании. Российские информационные агентства и

телевидение сообщили об их прибытии, показав подготовку бойцов в Южной Осетии.

Эти тренировки вылились в совместные военные учения, сценарий которых

описывался как "координирование тактических действий войск Южной Осетии с добровольцами, прибывшими с российского Северного Кавказа, из Абхазии и

Приднестровья", против грузинских войск. В учениях использовались танки,

бронетранспортеры и артиллерия, ранее переданные Южной Осетии российскими военными. Репортажи об учениях демонстрировались по российским телеканалам. Армией Южной Осетии командуют российский армейский полковник и глава КГБ Южной Осетии, генерал-майор российской ФСБ. На этой неделе российские военные начали замену старых бронетранспортеров сепаратистов новыми под предлогом переоснащения южноосетинского "миротворческого" батальона.

После 19 июля разговоры о вооруженных добровольцах внезапно прекратились. Известно, что Грузия привлекла к проблеме внимание Вашингтона,

который попросил Москву выйти из игры. То, что это произошло, подтверждает, что операцию контролировала Москва.

Боевая ценность этих воинов, по-видимому, невелика. Операция имеет

политическое значение, именно поэтому о ней и рассказывали. Она вселяет

храбрость в тех, кто тоскует по СССР и любит подобные авантюры. Аналогичные "добровольческие" операции, в которых участвовали кубанские и донские казаки, помогли Москве воевать с Грузией и Молдавией в 1992-93 годах, и сегодня подразумевается, что их можно повторить. Мы имеем дело с предупреждением в адрес Грузии и поощрением вооруженного сепаратизма в Южной Осетии, Абхазии и Приднестровье.

Эти три защищенных Москвой карлика сегодня ссылаются на подписанный ими в 1994 году договор о взаимопомощи, включая военную. О недавней операции в

Южной Осетии сообщили заранее. 2 и 9 июня лидеры Приднестровья объявили, что готовы оказать Южной Осетии и Абхазии военную помощь в борьбе против Грузии. Они объявили об этом в преддверии визита в Москву, где Первый государственный канал и другие СМИ быстро обнародовали приднестровские

предупреждения.

Через несколько дней Приднестровье посетили две делегации ОБСЕ высокого

уровня: одну возглавлял нынешний председатель организации, министр

иностранных дел Болгарии Соломон Пасси; вторая делегация состояла из 26

послов, аккредитованных при ОБСЕ в Вене. Делегации не нашли, что сказать об

угрозах принимающей стороны применить силу с оккупированной территории

одного из членов ОБСЕ в поддержку сепаратизма в другой стране, входящей в

ОБСЕ, используя территорию России, также члена ОБСЕ, которая назначила и

вооружила обоих сепаратистских лидеров.

Действительно, несмотря на все это, ОБСЕ и кучка американских дипломатов

строят свою политику в Молдавии на легализации приднестровского руководства и наделение его полномочиями в центральном правительстве Молдавии, при согласии России. Сторонники проекта "федерализации" в последние недели были сильно озадачены. Началось с угроз Приднестровья отправить вооруженных добровольцев в Южную Осетию, за которыми последовали действия. Затем, 8 июля, вердикт, вынесенный Европейским судом по правам человека в Страсбурге, назвал Приднестровье территорией, захваченной российской армией, а власти Приднестровья - группировкой, созданной иностранцами и силой захватившей власть.

В довершение всего, 15 июля власти Приднестровья объявили о решении

ликвидировать шесть оставшихся молдавских школ, где учат писать на латинице. Шаги против школ призваны лишить национальной принадлежности большинство населения. Верховный комиссар ОБСЕ по национальным меньшинствам Рольф Экеус назвал эту меру "лингвистической чисткой" (хотя ее проводит меньшинство против большинства). Но другие члены ОБСЕ и Госдепартамент США по-прежнему относятся к лидерам Приднестровья как к легитимным партнерам в деле "федерализации".

Необходимо отметить, что неспособность ОБСЕ высказаться по поводу

"добровольческой" экспедиции в Южную Осетию это лишь один пример

неспособности структур, занимающихся международной безопасностью и

демократическим строительством, а также западных правительств высказываться. Отправка боевиков через границы на помощь сепаратистам против легитимных государств является актом, который квалифицируется как международный терроризм. Данная операция не повлекла за собой смертей. Следующая, если позволить ей произойти, может привести к гибели людей. Закрывая на это глаза, Запад подает ложный сигнал Москве и сепаратистским силам.

Из этих событий необходимо извлечь уроки. Во-первых, Запад обязан осудить

подобные авантюры, особенно сегодня, в эпоху борьбы с транснациональным

терроризмом и незаконной торговлей оружием. Во-вторых, миротворческие силы в Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье должны стать международными и находиться под гражданским контролем. Нынешние российские "миротворцы" поддерживают сепаратистское руководство, способствуют милитаризации этих анклавов, ухудшают ситуацию с контрабандой и другой противозаконной деятельностью, к которой причастны некоторые российские военные.

В-третьих, пора выйти за рамки мониторинга и переговоров. В Южной Осетии и Приднестровье эти рамки являются реликтами ушедшей эпохи. Они допускают значительное российское присутствие, изолируют Грузию и Молдавию и исключают прямое западное влияние помимо беспомощной ОБСЕ. Западу необходим иной подход, так как его интересы в этих странах значительно расширились с тех пор, как Россия в прошлые десятилетия сконструировала существующую ситуацию.

Наконец, если Вашингтон и Брюссель действительно имеют в виду то, что они

говорят о продвижении демократии, они должны признать, что при нынешних

сепаратистских правительствах у конфликтов нет решения. Их питают

полицейское правление советского типа, организованная преступность,

антизападные настроения и военный шантаж в отношении законных правительств. Демилитаризация, декриминализация и демократизация должны стать основой любого политического урегулирования этих конфликтов. А это требует западной стратегии, а не пассивности и кратковременных договоренностей с мелкими диктаторами.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru