Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
23 июля 2007 г.

Саль Эмерги | El Pais

"Мир между Израилем и Сирией - ключевой вопрос для региона, и Асад хочет прийти к соглашению"

"Я могу стать мостом между арабскими странами и Израилем. Мое присутствие в израильском правительстве может способствовать мирному процессу с палестинцами", - утверждает Ралеб Махаджле, министр культуры, науки и спорта. Это первый араб-мусульманин в израильском правительстве. Его назначение на этот пост в январе было встречено подозрительным отношением наиболее радикально настроенных израильтян и критикой со стороны депутатов, представляющих три арабские партии и 20% населения. Его обвиняют в том, что он служит "щитом для прикрытия дискриминации, от которой уже 59 лет страдают арабы".

54-летний депутат "Аводы" Махаджле попросил премьер-министра Эхуда Ольмерта направить его в Дамаск для возобновления диалога с Сирией. В ожидании разрешения он, по его словам, "привыкает к ответственности". "Я старший из 14 братьев в очень бедной семье из арабской деревни. Это закаляет характер", - говорит он. Министр продолжает жить в Бака аль-Гарбия на севере Израиля.

- Вы действительно верите, что Сирия и Израиль могут и хотят вести диалог?

- Ольмерт неоднократно говорил об этом, а несколько дней назад президент Сирии Башар Асад высказался за возобновление переговоров о возвращении Голанских высот. Мое правительство должно заявить о готовности на существенные и болезненные территориальные уступки, как это предлагал бывший премьер-министр Ицхак Рабин. Соглашение с Сирией имеет ключевое значение для мира и стабильности в регионе. Я придерживаюсь того же принципа, что и Рабин: глубина ухода равна глубине мира. Асад не лжет, когда говорит, что хочет прийти к соглашению с Израилем.

- А Ольмерт?

- Я ему доверяю и верю, что он принял стратегическое решение о движении к миру. Он понял, что альтернативы нет. По окончании последней войны с Ливаном он осознал, что мир - единственно возможный путь.

- В настоящий момент с Сирией официальных встреч не проводится, а с палестинцами, напротив, ведется диалог, хотя перспективы его нельзя назвать благоприятными.

- Мы пережили шесть войн, которые несли только разрушение и смерть. Надо придать импульс серьезному мирному процессу, чтобы израильтяне и палестинцы жили в мире в двух соседствующих государствах. В период с 1992 по 1995 год мы увидели свет в конце тоннеля, пожав плоды мирного соглашения. Этот процесс прервался с убийством Рабина.

- Но на улицах преобладает ненависть и непонимание. Вы случайно не заразились утопическими мечтами нового президента Израиля Шимона Переса?

- Я не брежу. Дело в том, что цена войны всегда гораздо выше, чем цена мира.

- Каково быть первым мусульманином в израильском правительстве впервые за 60 лет без малого?

- Это огромная ответственность, но и большая радость. Мое назначение возродило большие надежды в моем народе и моей стране. Я ощущаю себя специальным посланником, выполняющим очень важную и символически значимую миссию.

- Не все ее поддерживают. Один политик сказал, что если вы "узнаете какую-нибудь государственную тайну, то поделитесь с вашими палестинскими братьями".

- Уверяю вас, что не сообщу никаких тайн палестинцам. Единственная тайна, которой я с ними поделюсь, состоит в том, почему надо заключить мир с Израилем.

- Израильские арабы не могут избежать противоречивых чувств из-за своего израильского гражданства и палестинской национальности.

- Это возможно, но мне не мешает такая двойственность. Я горжусь невероятными успехами Израиля, например, в науке. И в то же самое время мне стыдно за дискриминацию и колонии.

- "Махаджле стал ширмой для дискриминации". Это сказал один депутат от израильских арабов.

- Общественное мнение очень хорошо меня приняло. Меня отвергли только крайние правые и некоторые депутаты-арабы. Но мое назначение дало надежду и стало позитивным сигналом палестинцам - народу, заплатившему дорогой ценой - разрушением и нищетой.

- Как вы думаете преодолеть маргинальное положение израильских арабов?

- Различия обязывают правительство проводить политику позитивной дискриминации. Положение израильских арабов очень тяжелое: например, почти 50% живут за чертой бедности. Без справедливости и равенства Израиль не будет развиваться как демократическое общество.

- Чем объясняется такое неравенство?

- С одной стороны, слепотой правительства, с другой - отсутствием организации и подготовки израильских арабов.

Источник: El Pais


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru