Архив
Поиск
Press digest
21 июня 2021 г.
23 мая 2008 г.

Редакция | The Economist

Выборы в Грузии - экзамен для "Миши"

Партия Михаила Саакашвили победила, трения в отношениях с Россией сохраняются

Если Россия хотела помочь Грузии привести аргументы в пользу ее потенциального приема в НАТО, укрепить ее экономику и привлечь внимание мира, то цель блестяще достигнута. Парламентские выборы в небольшом кавказском государстве с 4,5-миллионным населением обычно не вызывают интереса. Но российское бряцание саблями превратило выборы, состоявшиеся 21 мая, в крупномасштабное событие глобальной важности.

Со времен распада СССР Россия состоит с Грузией в отношениях, отличающихся озлобенностью. В последние годы Россия осуществляет блокаду Грузию, депортировала грузинских граждан из Москвы и открыто поддержала сепаратистские анклавы Абхазию и Южную Осетию, раздав их жителям российские паспорта. Но после того, как в феврале Косово провозгласило независимость, а в апреле НАТО постановило в будущем году вернуться к своему обещанию принять Грузию в альянс, российская сторона предпочла повысить ставки.

В апреле президент Владимир Путин поручил кабинету министров, который ныне возглавляет в качестве премьер-министра он сам, установить официальные связи с Абхазией и Южной Осетией. Затем российская сторона обвинила грузинскую в подготовке вторжения в Абхазию и ввела туда десантников и артиллерию, утверждая, что это элементы миротворческой операции. Грузия истолковала действия России как провокационную попытку аннексии.

Трудно найти более импульсивного лидера, чем Михаил Саакашвили, но, к всеобщему удивлению, грузинский президент проявил выдержку. "Мы сочли, что лучшая реакция - сохранять спокойствие, провести парламентские выборы и развивать реформы, и продемонстрировать, что у нас демократия. Мы не можем допускать, чтобы Россия диктовала нам цели", - сказал он, хмыкнув, 21 мая. Через несколько минут местные СМИ показали кадры, свидетельствующие о том, что в Абхазии грузины, которые пытались добраться до избирательного участка, были обстреляны.

Рано утром 22 мая стало известно, что правящая партия Саакашвили получила около 60% голосов. Эти выборы стали экзаменом на право Грузии считаться демократическим государством после брутальных стычек с демонстрантами-оппозиционерами в ноябре прошлого года. Давид Гамкрелидзе, лидер оппозиционного блока, получившего около 15% голосов, как водится, обвинил правительство в подкупе и запугивании избирателей. Правда, Гамкрелидзе заранее пообещал не признавать результаты выборов, если его блок не получит большинство мест в парламенте. Выборы не были идеальными (кое-где пропали списки избирателей), но, по ощущению, более справедливыми, чем президентские выборы, в результате которых Саакашвили в январе вернулся к власти. В Тбилиси сейчас спокойнее, тяга к уличным акциям протеста уменьшилась.

Однако выборы не выполнили одну свою функцию - не создали настоящую оппозицию Саакашвили. Оппозиционные партии проводили негативистскую кампанию, направленную исключительно против Саакашвили, но не обсуждали, например, уровень безработицы, доселе составляющий почти 20%. Но более глубинной причиной победы Саакашвили является тот факт, что после четырех лет либеральных реформ стали заметны их результаты. Страна, где раньше частенько отключали свет, теперь экспортирует электроэнергию. Экономика переживает бум, пусть и не всем он приносит плоды. Теперь для ускорения роста Грузии требуются более основательные права частной собственности и верховенство закона.

Однако будущее Грузии в одинаковой мере будет зависеть как от ее собственных усилий, так и от России. А с расшифровкой намерений России есть проблема: неясно, кто там главный. Саакашвили лукаво говорит, что он пытался позвонить Дмитрию Медведеву, новому российскому президенту, но его соединили с Путиным. И добавляет, что курс России в отношении Грузии определяет некий высокопоставленный генерал спецслужб.

Грузинская сторона полагает, что единственный способ разрядить напряженность - это начать международный процесс мирного урегулирования. Россия энергично отвергает эту идею, которая до сих пор не предложена официально. В действительности российская сторона давно уже отказалась от роли миротворца и встала на одну из сторон в ходе конфликта, в котором спор идет не только об Абхазии, но в равной мере об отношениях с НАТО, Америкой и Европой. Министр иностранных дел России Сергей Лавров сказал своему французскому коллеге, что решение избежать военного конфликта должно быть принято в Тбилиси и в странах, которые хотят затащить Грузию в НАТО. Исход этой стычки предопределит не только будущее Грузии, но и то, с какого рода Россией Запад будет иметь дело в грядущие годы.

Также по теме:

Сам себе режиссер на грузинской сцене (Обзор прессы)

Источник: The Economist


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru