Архив
Поиск
Press digest
14 мая 2021 г.
23 ноября 2020 г.

Фаустина Венсан | Le Monde

Война в Нагорном Карабахе смела революционный порыв в Армении

"Эйфория народного движения, которое в 2018 году свергло прежний коррумпированный режим и привело к власти Никола Пашиняна, сменилась чувством безысходности", - пишет специальный корреспондент Le Monde в Ереване Фаустина Венсан.

"(...) Не нужно возвращаться очень далеко, чтобы вспомнить огромные надежды, порожденные народным восстанием, зачинщиком которого была молодежь. Произошло это весной 2018 года. Тогда депутат и бывший журналист Никол Пашинян отправился в долгий марш по стране, чтобы свергнуть коррумпированный, автократический и близкий к Кремлю постсоветский режим премьер-министра Сержа Саргсяна. Вскоре к нему присоединились сотни тысяч человек. На улицах пела и танцевала толпа. Вдохновленное население мечтало о "новой Армении", которую пообещал им герой этой мирной и радостной революции. Избранный сразу после этого премьер-министром Никол Пашинян пользовался беспрецедентной легитимностью и популярностью", - говорится в статье.

"(...) Два с половиной года спустя война в Нагорном Карабахе разрушила эти надежды и повергла Армению в шоковое состояние. Теперь людей не волнует, что станет с проведенными реформами, и возьмется ли наконец Никол Пашинян, подавивший местную мелкую коррупцию, за дела крупных олигархов. Приоритеты резко изменились. Стране предстоит пережить сокрушительное поражение, в результате которого в ее рядах погибло не менее 2300 человек, принять на себя наплыв 100 тыс. беженцев и справиться со взрывным ростом случаев Covid-19 (имея один из самых высоких в мире уровней заражения на душу населения), поскольку больницы переполнены и надвигается серьезный экономический кризис", - отмечает автор статьи.

"(...) В 2018 году у них появился проблеск надежды. Это продлилось два года. Сегодня страна достигла дна. Для Армении это своего рода год зеро", - резюмирует Жонатан Лакот, посол Франции в Ереване. Теперь часть населения считает вчерашнего героя революции Никола Пашиняна "предателем" с того момента, как он подписал 9 ноября соглашение о прекращении огня, признающее победу Азербайджана. Эта новость, объявленная посреди ночи в его аккаунте в Facebook, всех застала врасплох, поскольку население не было готово к поражению", - пишет Le Monde.

"(...) 38-летний Гагик Акопян во время революции был на всех митингах. "Я ходил туда вместе со своими студентами. Для меня это было чем-то чрезвычайно важным", - вспоминает профессор Французского университета в Армении. Сегодня он не может простить премьер-министру того, что тот называл город Шуши, являющийся политическим и религиозным символом Нагорного Карабаха, "печальным и бесцветным городком", равно как и то, что тот выпускал ряд победоносных сообщений, никак не связанных с реальностью на поле боя. "Нас осыпали ложными утверждениями", - с возмущением говорит он. - Это предательство".

"Со своей стороны, клан старого режима считает, что он взял реванш, и пытается использовать сложившийся разворот для своего возвращения. В Ереване регулярно проходят акции протеста со стороны оппозиции, близкой к старой власти, с призывом к отставке Никола Пашиняна. 18 ноября с наступлением темноты сотни людей снова собрались на площади Свободы. Около 20 представителей оппозиции обращались с речью к толпе при тусклом свете прожекторов, - описывает автор репортажа. "Тот, кто подписал это [соглашение о прекращении огня], не должен существовать!" - кричал в микрофон мужчина с выпученными глазами. - Он обещал восстановить Армению и бороться с коррупцией, а не отдавать наши земли!" "Никол, в отставку!", - скандировала толпа.

"23-летняя Нэнси Мкртчян, устроившаяся в кафе на краю площади, вздрагивает от этих выступлений. Она была одной из многих студенток, принявших участие в революции. "Ужасно все это слышать. Мне стыдно, - бормочет молодая женщина, ставшая помощницей парламентария. - После 2018 года мы считались демократической страной. В течение этих двух с половиной лет я с гордостью говорила, что мы совершили бархатную революцию и свергли старый режим. Но сегодня я вынуждена признать, что он возвращается".

"Однако мобилизация оппозиции очень слабая по сравнению с той, которая привела к революции в 2018 году. Ее демонстрации собирают немногим более 2 тыс. человек, и это число продолжает уменьшаться. (...) "Ненависть к старому режиму и страх перед его возвращением к власти сильнее неодобрения Никола Пашиняна", - резюмирует один осведомленный наблюдатель. Премьер-министру пока удается спасти свою голову благодаря массовому отказу от старой власти в сочетании с отсутствием надежной альтернативы", - комментирует журналистка.

"(...) Для армянской молодежи поражение в Нагорном Карабахе тоже является трагедией. Молодые люди внутренне привязаны к этой земле и выросли с мыслью, что она является неотъемлемой частью Армении. "С первых дней войны мои студенты очень волновались, - вспоминает Гагик Акопян. Сегодня я потерял четверых: они пошли добровольцами и погибли на фронте. Тех, кто считает, что Нагорный Карабах не заслуживает стольких жертв, очень мало, - указывается в репортаже. "Арцах - это родина", - как о само собой разумеющемся говорит 23-летний студент-медик Рафик Роцанян. До конфликта этот горячий сторонник революции доверял Николе Пашиняну. "Но когда началась война, я обнаружил в нем негативные стороны, которые я отказывался видеть. На данный момент у нас нет альтернативы, но если бы она была, то я бы предпочел, чтобы он ушел".

"Следующие несколько месяцев будут для премьер-министра труднее, чем когда-либо. "Самая большая угроза для него не столько политическая, сколько экономическая", - считает Ричард Киракосян, политолог Центра региональных исследований. Экономический кризис будет намного серьезнее и разрушительнее. До войны треть населения жила за чертой бедности. С прибытием беженцев ситуация должна еще больше ухудшится. Перед лицом отсутствия перспектив, некоторые наблюдатели ожидают массовой эмиграции, когда будут сняты пограничные ограничения, связанные с Covid-19", - отмечает журналистка.

"Во время революции армяне мечтали о новом будущем. Теперь же их преследуют воспоминания о геноциде 1915 года, ожившие после победы их азербайджанских и турецких врагов, и у них возникает простой вопрос - сумеют ли они выжить", - резюмирует Фаустина Венсан.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru