Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
23 октября 2007 г.

Джузеппина Манин | Corriere della Sera

Джейн Фонда: "Секс нас делает красивыми"

Она высокая и стройная, короткие светлые волосы, дерзкий взгляд, сияющая улыбка. Разве можно поверить, что Джейн Фонде 70 лет? Отсюда понятный и одновременно прозвучавший с завистью вопрос: в чем секрет вашей красоты, вашей жизненной силы? "Любовь и секс", - без колебаний отвечает г-жа Фонда, которая, являясь лицом известной косметической компании, прекрасно знает, что для некоторых чудес требуется нечто иное. Порой требуется, чтобы в тебя попала молния, как в случае профессора Копполы, иногда достаточно одной вспышки - как случилось с ней, у которой новая и, естественно, не платоническая любовь. Впрочем, Джейн является сторонницей секса третьего возраста. "Об этом очень мало говорят, как будто бы в этом есть что-то постыдное", - возмущается она. В апреле будущего года в Новом Орлеане в рамках проекта V day будет обсуждаться и эта тема.

Этот проект будет посвящен "Монологам Вагины" - театральному сценарию Ив Энслер, который соберет в американском городе актрис, игравших в этом спектакле по всему миру. Джейн будет в первых рядах. Как всегда. В этом убедились молодые люди, студенты Dams, встретившиеся вчера с ней и двумя другими "девушками 1970-х", Клорис Личман (премия "Оскар" за "Последний спектакль") и Ширли Найт, исполнившей главную роль в "Сладкоголосой песне юности". Три великих актрисы, вышедшие из горнила Актерской студии Страсберга.

"Легендарное место, - вспоминает Найт. - Джеральдин Пейдж и Пол Ньюман, которого я встретила на съемках "Сладкоголосой песни юности", мы были их учениками. Я пыталась понять их секрет, и я переехала в Нью-Йорк, чтобы учиться в их академии. Я трижды пыталась поступить, и с третьей попытки меня приняли, и эта школа изменила мою жизнь. Потом я занималась только театром".

На экране пробегают кадры из их фильмов. Джейн в "Возвращении домой": "Война во Вьетнаме только что закончилась, было много критики, но также и положительные оценки ветеранских организаций". Джейн в фильме "На следующее утро": "Я должна была быть постоянно пьяной, очень трудная для меня роль. В конце концов, как мне кажется, я ее освоила, встречаясь с настоящими алкоголиками, к числу которых относился и тогдашний мой муж".

Один из участников встречи спросил у Клорис Личман о том, если ли различия между игрой в кино и игрой в телефильмах. "Если ты снимешься в комедии положений, то тебе надо быть в студии в 10 утра, съемки кинофильма могут начинаться и в 6:00. Все остальное проходит одинаково". Другой участник встречи задал Джейн вопрос о Годаре, вместе с которым она снималась в фильме "Все в порядке". Лицо актрисы стало жестким: "Это законченный женоненавистник. Я не испытываю никакого уважения к Годару. Надеюсь, что я с ним больше никогда не встречусь". Вы так говорите, исходя из феминистских взглядов? "Я стала феминисткой в 1968 году, после того как снялась в фильме "Барбарелла". Тогда я начала отрицательно относиться к женщинам, которые предпочитают жить, демонстрируя свое тело. Следующим фильмом стал "Звонок инспектору Клюту". Я бы не смогла вжиться в роль, если бы в свое время не поняла причин насилия над женщинами".

Какой эпизод для вас оказался самым трудным? Вопрос был адресован трем актрисам.

Ширли: "В Японии с Юлом Бриннером. На обед были только суши, мы были все голодные. Единственным, кто возмутился этим фактом, был Бриннер. Через мгновение появился шикарный Cadillac, из него вышел человек в поварском колпаке, вытащил из багажника блюда и сервировал их для Юла, который с самым невозмутимы видом съел все у нас на глазах".

Клорис: " На Бродвее, в "Как вам нравится". Звездой была Кэтрин Хепберн. Я ждала своего выхода в гримерке, кто-то должен был меня вызвать. Но этого не произошло. Я это поняла, бросилась на сцену, а там Кейт продолжала одна декламировать. Спектакль закончился, она приближалась ко мне и кричала: "Ты, проклятая шлюха!" Разве это не ужасно?"

Самым трогательным воспоминанием поделилась Джейн: "Я вместе с отцом снималась в фильме "На золотом пруду". Генри умирал, и я хотела успеть сыграть вместе с ним. В самой главной сцене моя мать (все та же Хепберн) призывает меня помириться с ним: "Ему 80 лет, чего ты ждешь, чтобы сказать, что любишь его?" Эти слова настолько соответствуют моей жизни, что всякий раз, как я их слышу, у меня наворачиваются слезы. Но во время съемок мне казалось, что я больше ничего не чувствую. Я пыталась вспомнить уроки Страсберга: сконцентрироваться, расслабиться, дать выход инстинкту. Хлопушка. Я повернулась спиной к камере и увидела Кэтрин, которая сквозь кусты грозила мне кулаком: "Давай же! Скажи ему!" Именно ее воля заставила двигаться то, что не хотело выходить. Сказать моему отцу, насколько я его любила. В кино, а еще больше в жизни".

Источник: Corriere della Sera


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru