Архив
Поиск
Press digest
15 ноября 2019 г.
23 октября 2019 г.

Андрей Козырев | The New York Times

Америки, которую я знал, будучи министром иностранных дел России, больше нет

(...) 50 лет назад "советская пропаганда широко использовалась для осуждения Ричарда Никсона за отвержение кремлевской догмы, согласно которой в политике цели оправдывают средства. Во время своей президентской кампании 1960 года Никсон утверждал, что американская демократическая система признает стандарт нравственной истины, который позволяет человеку сказать правительству: "Вы можете дойти до сих пор, но не дальше". Если то, что говорил Никсон, было правдой, думали многие из нас в Советском Союзе, то Америка находится на правой стороне истории", - пишет на станицах The New York Times Андрей Козырев, министром иностранных дел России с 1991 по 1996 год.

"Позднее Кремль воспользовался уотергейтским скандалом, чтобы посмеяться над приверженностью Никсона - и, следовательно, Америки - нравственной истине, указывая, что это - не что иное, как лицемерие. Но то, что выглядело легкой пропагандистской победой, оказалось победой пирровой, - пишет автор публикации. - Когда в Конгрессе республиканцы присоединились к оппозиции демократов Никсону и вынудили его выбирать между отставкой или импичментом, советские диссидентские информационные бюллетени возразили, что стандарт нравственной истины в Америке, в конечном итоге, оказался настоящим. И указали, что расследование в отношении президента США было инициировано двумя молодыми журналистами, представителями свободной прессы. Кремль не нашел никаких контраргументов, кроме как осудить прессу как врагов народа, а диссидентов - как предателей".

"Железный занавес оказался недостаточно прочным, чтобы заблокировать слова нравственной истины из Вашингтона (...) - подкрепленные искренними усилиями соответствовать им, они были самым мощным оружием в холодной войне. В отличие от ядерных ракет, свобода слова и нравственная истина, которую та несла, не были элементом борьбы сверхдержав, которую можно было обнаружить в равной степени у обоих соперников. Это было уникальное и существенное преимущество американской стороны", - говорится в статье.

"Резкая реакция президента Джимми Картера на российскую военную интервенцию в Афганистане в 1979 году оказала отрезвляющее влияние на советских лидеров. (...) Спустя годы президент Рональд Рейган, как известно, просил советского лидера Михаила Горбачева "снести эту стену" в Берлине в качестве условия улучшения отношений с Соединенными Штатами и Западом. Эта сохраняющаяся американская позиция в поддержку нравственной истины (...) помогла победить в холодной войне и проложила путь к реальному прогрессу в американо-советских отношениях".

"Конечно, американские президенты приняли несколько неудачных, даже лицемерных решений как во внутренней, так и во внешней политике, - признает Козырев. - Тем не менее, мы в России увидели, какой серьезной крике они подверглись за это со стороны СМИ и Конгресса".

"В 1991 году российский народ поднялся против советских сторонников жесткой линии и танков, которые они вызвали в центр Москвы для подавления инакомыслия. Это успешное восстание возглавил Борис Ельцин, первый (и последний) свободно и справедливо избранный президент России, - отмечает Козырев. - (...) Сегодня под ложными лозунгами, обещающими снова сделать Россию великой, кремлевские боссы вернулись к старому, включая догму о том, что цель - власть - оправдывает любые средства, включая подавление оппонентов внутри России и, если возможно, за рубежом. Они беззастенчиво вступили на путь новой холодной войны, используя старые и новые инструменты подрыва устоявшихся демократий в Америке и Европе и молодых демократий на Украине и Грузии. Если лозунг России при коммунизме был "Пролетарии всех стран, объединяйтесь!", то сегодня он звучал бы так: "Хулители демократий и враги либерального миропорядка, поднимайтесь!" И они так и поступают, от Китая до Венесуэлы, от Северной Кореи до Сирии, пользуясь текущим отсутствием глобального американского лидерства, основанного на нравственной истине".

"Будучи министром иностранных дел новой демократической России в 1992 году, я находился в том же положении, что и сегодняшнее украинское руководство, когда мы нуждались и получали американскую помощь для консолидации нашей демократии. Никто не воспринимал это как должное, но в то же время это и не рассматривалось как некий дипломатический quid pro quo. Американская щедрость была выражением другой нравственной истины: демократии помогают друг другу. В то время президент Джордж Буш, республиканец, рисковал проиграть сопернику от Демократической партии Биллу Клинтону на следующих выборах. Невозможно себе представить, что он или его представитель попросили бы у нас "компромат" на своего соперника", - полагает автор статьи.

"Такая президентская этика, похоже, ушла в прошлое. Но Америка, которую я знал тогда, все еще с нами сегодня, в сердцах и умах простых граждан и членов Конгресса. Если Вашингтон сейчас выглядит другим, я считаю, что это отклонение от нормы", - уверен Козырев.

"России по душе видеть президента Трампа в Белом доме отчасти потому, что он дает Кремлю шанс указать на уродливую сторону американской политики - сказать, как они это делали в случае с Никсоном, "посмотрите, как омерзительно, посмотрите, как лицемерно". Но я полагаю, что если Конгресс - и республиканцы, и демократы - примут меры для смещения нынешнего президента, правительствам и людям по всему миру будет отправлено новое мощное послание, как это было в 1974 году: нравственные принципы все еще имеют значение для американской политики и политического курса. И будущее по-прежнему принадлежит нравственной истине и тем, кто ее принимает", - резюмирует автор публикации.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru