Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
23 сентября 2008 г.

Анджей Рыбак | Financial Times Deutschland

Абхазия: мечты на руинах

Абхазия выступала в роли второго фронта кавказского конфликта. Через несколько дней маленькая республика, расположенная на Черном море, будет праздновать свою независимость от Грузии. Это будет праздником иллюзий - поскольку уже давно это страна словно цепью прикована к России

Российский контрольно-пропускной пункт Ингури укреплен мешками с песком. Два танка направили свои пушки на Восток и на Запад - в направлении Грузии и Абхазии. Бетонные блоки сужают дорогу, по которой проехать можно только зигзагом.

Рядом с КПП словно насмешка стоит памятник, оставшийся еще с советских времен: пистолет с завязанным узлом стволом. На головах российских солдат у шлагбаума надеты голубые шлемы с аббревиатурой на кириллице "МС" - миротворческие силы. Но они здесь не для того, чтобы поддерживать мир, а для того, чтобы охранять новые границы империи. "Это теперь наша страна, - говорит офицер. - А когда-нибудь мы вернем себе и Грузию".

Абхазия, не получившая международного признания республика на Черном море, во время конфликта на Кавказе выполняла роль второго фронта. Когда грузинская армия вошла на территорию Южной Осетии, Абхазия воспользовалась подвернувшейся возможностью: она решила окончательно освободиться от Грузии, ненавистного соседа, который все еще контролирует восточные районы. Это очень быстро удалось сделать при поддержке России. "Они бежали как зайцы", - хвастаются сегодня абхазские офицеры.

На прошлой неделе Россия и Абхазия подписали договор о дружбе. Это стало вторым шагом после признания Россией независимости республики в конце августа. "Мы присоединимся к российско-белорусскому союзу", - заявил Сергей Багапш, президент маленькой республики. В ближайшие дни ожидается подписание военного пакта.

Тем самым началось неминуемое присоединение Абхазии к России. "Россия собирает осколки сгинувшей империи", - говорит Михаил Леонтьев, главный редактор московского журнала "Профиль".

Для Абхазии это стало блестящим завершением продолжавшегося 16 лет сражения. В 1992 году грузины вошли в провозгласившую свою независимость республику, в результате чего разгорелась гражданская война, которую Грузия проиграла. С того момента в республике 30 сентября празднуется День независимости, несмотря на то, что ее независимость не признало ни одно государство. Но все изменилось, и теперь страна с нетерпением ждет большого праздника.

В Сухуми военнослужащие тренируются перед парадом - на площади перед разрушенным зданием старого правительства автономии. Тысяча человек примет участие в параде в день празднования, маршируя рядом с танками и гаубицами. "Это станет самым прекрасным днем в моей жизни", - говорит ветеран, который потерял на войне сына. "Его жертва была не напрасной", - говорит он со слезами на глазах. На войне погибли 4 тыс. абхазов.

Героизм защитников воспевается в книгах, любой таксист может рассказать об истории независимого Абхазского царства и о притеснениях со стороны Грузии, которая запретила абхазам даже говорить на родном языке.

На улицах, где нетронутыми остались раны войны 1990-х, уличные торговцы вместе с абхазскими флажками продают фотографии президента России Дмитрия Медведева. "Мы обязаны ему всем, - говорит Астанда, работающая бухгалтером. - Если бы не помощь России, грузины давно бы на нас напали".

В Краеведческом музее выставлены ржавые ружья и самопальные гранаты, фотографии и свидетели рассказывают о военных преступлениях грузин. "После такой жестокой войны нельзя жить в одном государстве", - говорит сотрудник музея.

Сразу после того, как Россия признала Абхазию, абхазы решили укрепить границу с Грузией. При помощи России они хотят установить инфракрасные датчики и датчики движения. "Нам нужна хорошо охраняемая граница, чтобы не пустить террористов и торговцев наркотиками", - заявил начальник генштаба абхазской армии Анатолий Зайцев.

Но, несмотря на такие оценки, не всем нравится новая политика - прежде всего, на востоке республики, в районе Гали, где живут преимущественно грузины, у которых есть родственники по ту сторону границы.

Недовольны такие люди, как Толик, крестьянин. Он грузит в прицеп металлолом и хочет переправить его по старым тропам контрабандистов через реку. "Если границу укрепят, я потеряю свой самый главный источник дохода, - говорит он. - После признания мы чувствуем себя отданными на волю абхазов". И тем не менее, он хочет остаться: "Здесь мой дом, мой сад. Все же это лучше, чем жизнь беженца".

На Западе граница с Россией открыта: через пограничную реку Псоу в Абхазию направляются многокилометровые колонны тяжело груженных грузовиков. Российские военные молчат о содержании груза и пункте назначения, однако абхазы выдают российские секреты: "Русские восстанавливают военную базу в Бамборе". Работы там идут днем и ночью. После грузинских протестов Россия официально оставила базу в 1999 году. С того момента использовать ее могли только миротворцы. Кроме того, Москва, видимо, уже строит планы относительно военно-морской базы в Очамчире, куда она сможет перебазировать корабли Черноморского флота. "Это стало бы самой лучшей гарантией нашей безопасности",- говорит вице-президент Абхазии Рауль Хаджимба.

Гостеприимство имеет свою цену

Такое гостеприимство имеет свою цену. Москва вот уже несколько лет направляет в Абхазию миллионы. Все абхазские пенсионеры, которые имеют российское гражданство, а это более 90%, получают российские пенсии. "Только так мы можем выжить, - говорит Ирина, журналист на пенсии. - Абхазская пенсия составляет 200 рублей, то есть около 8 долларов. Из Москвы я получаю 2 тыс. рублей - в 10 раз больше".

Русских здесь любят: 200 тыс. туристов отдыхали в прошлом году в Абхазии, прежде всего в Гагре и Пицунде, которые в советские годы входили в число самых известных курортов империи. "Мы хотим развивать туристическую инфраструктуру", - говорит министр экономики Кристина Озган. Ей 35 лет, и параллельно со своей работой она пишет диссертацию в Московском университете. Российские инвесторы уже готовы. Мэр Москвы Юрий Лужков хочет построить в Пицунде новый санаторий.

Одна московская компании купила руины отеля "Абхазия" - некогда символа Сухуми. Олигарх Олег Дерипаска стал владельцем бывшей дачи Сталина - несмотря на то, что она попадает под закон о защите памятников архитектуры. "Русские поддержали нас в трудные моменты, - говорит министр Озган. - Мы хотим пойти им навстречу". Шаги навстречу напоминают поголовную распродажу. Сотни квартир и домов в Сухуми, которые принадлежат бежавшим грузинам, были проданы русским. Причем для последних это очень выгодные приобретения. После того как право проведения зимней Олимпиады 2014 года было отдано российскому Сочи, который расположен сразу за границей, цены на недвижимость утроились. А после признания независимости они выросли еще на 50%.

Москвичка Мария, которая каждый вечер прогуливает свою таксу вдоль берега в Сухуми, уже купила здесь три квартиры и один дом. "Год назад я заплатила за дом 17 тыс. долларов. Сегодня за эти деньги не купить даже квартиру". Мария не боится притязаний прежних владельцев. "Они вряд ли вернутся".

Олимпиада в Сочи станет важнейшим событием для будущего черноморской республики. Но вместе с тем она окончательно закрепит зависимость от России: Абхазия будет поставлять на стройки в Сочи строительный материал.

В стране есть необходимое сырье для цементной промышленности, гипс и песок, гранит и доломит. Месторождения расположены всего в 100 км от Сочи. Русские расширят и аэропорт Сухуми.

Надежда на Олимпиаду

100 тыс. гастарбайтеров, которые будут работать на строительстве олимпийских объектов, частично будут размещаться на территории маленького соседа. Абхазские крестьяне будут снабжать Игры хлебом и сыром, вином и апельсинами. "Абхазия заработает на Олимпиаде очень много денег", - мечтает Озган. Речь идет об инвестициях порядка 600 млн долларов. Одна только запланированная цементная фабрика в Ткварчели будет стоить 170 млн долларов. Но с каждым долларом растет и зависимость.

Абхазии срочно нужны инвестиции. Только каждое пятое промышленное предприятие в состоянии функционировать, многие дома и улицы разрушены, после 19:00 не ходят автобусы. Нетрезвые милиционеры, которые ремонтируют на обочине свою старую "Ладу", подрабатывают таксистами.

Положение в Ткварчели, этом промышленном центре Абхазии, просто катастрофическое. Город был в осаде больше года и мог держать оборону. "Мы второй Ленинград", - говорит Анатолий Аржба, инженер, который теперь охраняет то, что осталось от его угольной электростанции. А остались от нее лишь печи. "Мы все отстроим заново, - уверен Анатолий. - Лишь бы был мир, и за пять лет мы все успеем". До Олимпиады.

Источник: Financial Times Deutschland


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru