Архив
Поиск
Press digest
2 июля 2020 г.
23 мая 2005 г.

Гай Чейзан | The Wall Street Journal

Российские суды перед судом

В марте адвокаты миллиардера Михаила Ходорковского представили своего звездного свидетеля, чьи показания, как они рассчитывали, пробьют брешь в ключевом обвинении против заключенного магната.

Любовь Мясникова, представитель администрации с Урала, сообщила суду, что один из маневров по уклонению от уплаты налогов, в котором обвиняют Ходорковского, был абсолютно легальным. Благодаря налогам, выплаченным его компанией, ОАО ЮКОС, ее город оказался в три раза богаче, чем окружающий регион, сказала она. Три недели спустя Мясникова сама рискует оказаться в центре уголовного расследования.

В прошлом месяце госсекретарь США Кондолиза Райс сказала, что Вашингтон будет пристально следить за вынесением приговора по делу ЮКОСа, чтобы "посмотреть, как он охарактеризует российское правосудие".

Те, кто следил за судом с момента, когда он начался в прошлом июне, говорят, что ответ на этот вопрос уже очевиден. После серии нарушений надлежащей правовой процедуры и регулярного запугивания свидетелей они заявляют, что этот судебный процесс обнажил серьезные пороки российской судебной системы - пороки, которых последние реформы не смогли исправить.

В целом, как говорит бывший зампредседателя Конституционного суда Тамара Морщакова, наблюдается нарушение права на справедливое судебное разбирательство.

На прошлой неделе трое судей по делу ЮКОСа оглашали приговор бывшему главе ЮКОСа Ходорковскому и его партнеру Платону Лебедеву. Эти двое еще не были официально признаны виновными, но пока что заключение суда практически слово в слово повторяет обвинительное заключение, что позволяет предположить, что они будут признаны виновными практически по всем пунктам обвинения.

Кремль изображает нефтяную компанию ЮКОС российской версией компании Enron Corp., американского энергетического гиганта, чей крах в 2001 году привел к уголовным и гражданским делам, возбужденным против его бывших руководителей.

Многие наблюдатели говорят, что этот судебный процесс связан не столько с нарушениями компании, сколько со сведением счетов с противником Кремля, поддерживавшим оппозиционные партии и намекавшим на политические амбиции. "Это не что иное как показательный процесс, - говорит депутат Европарламента, наблюдавший за делом ЮКОСа, Милан Хорачек. - Посмотрите хотя бы на то, как Ходорковского держат в металлической клетке, словно террориста".

Во время своего первого срока президент России Владимир Путин инициировал реформы по расширению прав обвиняемых в российских судах, обозначив тем самым отход от советской практики пристрастности суда в пользу обвинения и практически нулевого уровня оправдательных приговоров. Статус адвокатов защиты повысился, и судебные процессы стали открыто освещаться.

Однако, несмотря на некоторые улучшения, у обвиняемых в России все еще меньше прав, чем в западном судопроизводстве. Обвиняемых по-прежнему часто подвергают аресту и держат в заключении до начала судебного процесса в случаях, когда домашний арест или освобождение под залог было бы уместнее, говорит Морщакова. Адвокаты защиты все еще не могут собирать доказательства во время уголовного расследования, а судьи, как правило, не принимают заявление о невиновности во время судебного процесса.

В этом месяце конституционный суд принял закон, в соответствии с которым прокуратура может потребовать пересмотра оправдательного или слишком мягкого, по ее мнению, приговора. В Соединенных Штатах только подсудимый может подать апелляцию в связи с приговором по уголовному делу.

Дело ЮКОСа ярко иллюстрирует все эти проблемы. Ходорковскому и Лебедеву отказали в освобождении под залог, что достаточно необычно для дел "белых воротничков", и их держали в заключении на протяжение всего судебного разбирательства. Все шаги стороны обвинения по продлению срока заключения обвиняемых встречали поддержку. В марте председательствующая судья Ирина Колесникова распорядилась о содержании 41-летнего Ходорковского под стражей до 14 июля, даже до того, как обвинение попросило о продлении срока. Кроме того, она не выслушала возражения защиты, хотя это требуется по закону.

Парламентская ассамблея Совета Европы в прошлом году решила, что продолжающееся содержание Ходорковского и Лебедева в заключении - один из самых серьезных изъянов в деле ЮКОСа.

Многие шаги стороны защиты были отклонены. Сорокавосьмилетнему Лебедеву, чье состояние здоровья резко ухудшилось за время его пребывания в тюрьме, было отказано в независимой медицинской экспертизе. Ключевые свидетельские показания двоих экспертов со стороны защиты не были приняты судом в качестве доказательств. Попытки перекрестного допроса свидетелей в суде тоже были сорваны из-за возражений прокуроров, в большинстве случаев поддержанных судом.

"В отличие от советского времени, наши права были формально соблюдены", - говорит один из адвокатов Ходорковского, Юрий Шмидт, ведущий адвокатскую практику в России с 1961 года. "Судья внимательно выслушивает все аргументы защиты, а затем отклоняет большую их часть".

Свидетель Любовь Мясникова - 50-летняя заместитель главы администрации уральского города Лесной с населением 56 тысяч человек. Она сообщила суду, что в 1990-х Лесной был фактически спасен от банкротства, когда российское правительство разрешило ему действовать на правах офшорного налогового убежища. Около 20 компаний зарегистрировалось там, чтобы воспользоваться предоставленными налоговыми льготами, в том числе четыре дочерние компании ЮКОСа.

Прокуратура заявляет, что ЮКОС не имел прав на налоговые льготы, так как он в действительности не вел никаких операций в этом регионе. Адвокаты защиты возражают, что они действовали в соответствии с буквой закона того времени. Они говорят, что компании неоднократно подвергались налоговым проверкам, которые не обнаруживали никаких нарушений налогового права.

Четыре дочерние компании ЮКОСа, зарегистриванные в ЗАТО Лесной, заплатили в 1999 году налоги в казну города в форме долговых обязательсв ( векселей) - обычная практика в то время, когда экономику отличал дефицит наличных рублей. Сторона обвинения утверждает, что это была форма уклонения от налогов. Мясникова в суде заявила, что город выиграл от того, что получил налог в форме долговых обязательств ЮКОСа, так как благодаря этому они получили хорошие проценты. Она сказала, что все векселя были полностью оплачены: в 1999 году Лесной получил от ЮКОСа 4 млрд рублей или около 133 млн долларов в соответствии с курсом 1999 года, а также проценты в размере нескольких миллионов рублей, что составило около 80% от бюджетной прибыли за тот год.

"Городу не было нанесено никакого ущерба, - сказала она в суде, - наоборот, он получил дополнительный толчок к экономическому и социальному развитию". Она сказала, что бюджетные расходы на душу населения были в три раза выше, чем в среднем по региону.

Адвокаты защиты торжествовали, называя ее показания своим "самым сильным козырем". Гособвинитель Дмитрий Шохин начал перекрестный допрос Мясниковой с того, что напомнил ей, что мэр Лесного находится под следствием в связи с получением налогов в форме векселей. Сторона защиты рассматривает это как попытку запугать свидетеля.

Через три недели Шохин попросил суд принять в качестве свидетельства письмо от старшего следователя федеральной службы, в котором сообщалось, что в настоящее время рассматривается вопрос о возбуждении дела против самой Мясниковой за незаконное предоставление торговым компаниям ЮКОСа налоговых льгот.

"Некоторые время назад мы перестали приглашать свидетелей, опасаясь, что им может угрожать судебное преследование, - говорит один из адвокатов Лебедева, Константин Ривкин. - Оказывается, мы были правы".

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru