Архив
Поиск
Press digest
3 июля 2020 г.
23 мая 2005 г.

Большая игра. Именно так журналисты и нефтяники называют каждый многообещающий новый район или жестокую конкуренцию в нефтегазовой отрасли. Многие годы борьбу "большой нефти" за доступ к черному золоту Персии, Саудовской Аравии и Каспия описывают именно в таких выражениях. В ближайшее десятилетие драка за разработку нефтяных резервов под Ледовитым океаном, несомненно, вызовет аналогичные эмоции. Сегодня в "большую игру" вступили Россия и Китай, и теоретики заговоров считают, что для Запада это может оказаться плохой новостью.

Беглый взгляд на последние события наводят на мысль, что причины для беспокойства, возможно, есть. Странный и жестокий разгром Владимиром Путиным крупнейшей в стране частной нефтяной компании ЮКОС почти завершен. Своим неуклюжим способом Россия создает государственный нефтяной гигант, который будет контролироваться "Газпромом", ее неэффективным газовым монополистом (или станет его компаньоном). Больше всего тех, кто склонен тревожиться, беспокоят издаваемые Путиным звуки, наводящие на мысль о том, что он может отдать долю в новой нефтяной монополии Китаю. Это последует за нефтяными сделками Китая в Венесуэле, где высокие цены на нефть финансируют глупости еще одного всенародно избранного автократа.

Это указывает на вторую половину теории заговора. Много написано о резком росте потребления нефти Китаем и влиянии этого роста на мировые цены на нефть. Теперь внимание переключилось на все более агрессивные заграничные набеги его государственных компаний, которые добираются до таких отдаленных мест, как Судан, Эквадор и Саудовская Аравия. Они пытаются купить права на бурение каспийской нефти и разработку канадских "смолистых песков" (грязных углеводородов, которые можно превратить в бензин ценой больших усилий). По слухам, китайская государственная фирма вела охоту за Unocal, американской нефтяной компанией среднего размера, недавно купленной Chevron Texaco.

И если Россия действительно расстанется с акциями "Госнефти", как окрестили будущую государственную компанию, китайцы получат концессию, за которую любой босс "большой нефти" отдал бы правую руку. Может ли зарождающийся альянс бывших врагов дестабилизировать нефтяные рынки или привести к резкому повышению цен? Может ли он повлечь за собой перекройку геополитики, представляющую угрозу энергетическим поставкам на Запад?

Ерунда. Одна из причин считать страхи преувеличенными - то, что нефть - это товар, которым торгуют на чутко резонирующих фьючерсных рынках. В конце концов, даже самый антизападный режим может продавать нефть на мировом рынке, если ему надо кормить свой народ, что обнаружил, например, аятолла Хомейни в Иране в первые дни революции. Этим объясняется и то, почему со стороны Китая (и в данном случае - Индии) безрассудно тратить миллиарды долларов на "энергетическую безопасность": настоящий нефтяной шок поднимет цену барреля выше 100 долларов, вне зависимости от подобных инвестиций.

Еще одна причина не бояться новой оси нефти - то, что ни Россия, ни Китай не представляют собой значимой силы на мировой нефтяной арене, как твердят паникеры. Расположение разведанных мировых резервов показывает, что России принадлежит меньше одной пятой, тогда как Саудовская Аравия сидит на четверти. Это правда, что сегодня российская добыча нефти - около 10 млн баррелей в день - сравнима с саудовской, но это похоже на бедняка, хвастающего своей кредитной карточкой. При своих незначительных резервах Россия в долгосрочной перспективе просто не может соперничать с Саудовской Аравией в борьбе за контроль над мировым рынком нефти.

Западу имело бы смысл беспокоиться, если бы возрождающаяся Россия начала вести себя как член Организации стран-экспортеров нефти. Если бы Россия, в сговоре с картелем, сократила добычу, чтобы взвинтить цены, потребители, конечно, пострадали бы. Но этот аргумент лишен смысла. Россия заинтересована делать то, что она делает уже не первый год: не сокращать производство, а вести добычу, пренебрегая установками ОПЕК. Кроме того, Китай, безусловно, не поддержит попытки России повысить цены для своих клиентов и в мире в целом, где, как он надеется, будут покупать китайские товары.

Что касается Китая, то спрос на нефть в прошлом году действительно вырос на 16%, и явно был фактором, повлиявшим на рост цен. Но применительно к России нынешняя тенденция не должна вводить в заблуждение. Прошлогодний нефтяной бум просто не может быть устойчивым. Значительная часть нефти ушла в хранилища или на временное преодоление топливного дефицита. Вопреки распространенному мнению, вся эта нефть не досталась новым китайским предприятиям. Кроме того, Китай и сегодня несравним с настоящим голиафом, потребляющим нефть. Так же, как Россия просто не может вытеснить Саудовскую Аравию с рынка поставок, китайский спрос еще много десятилетий не догонит американский.

Это наводит на мысль, что в энергетической сфере имеет смысл следить только за отношениями, действительно имеющими значение уже полвека: отношениями между Саудовской Аравией и Америкой. В ближайшие годы источники нефти за пределами ОПЕК истощатся и, по официальным прогнозам, саудовское производство резко вырастет. Это только увеличивает опасность теракта, эмбарго и экономического шока. Эти вековые проблемы, а не новая ось нефти, являются реальной причиной для беспокойства и поводом для того, чтобы покончить с ними уже сегодня.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru