Архив
Поиск
Press digest
21 мая 2019 г.
23 мая 2007 г.

В деле об убийстве русского - длинный список врагов

Однажды ночью, весной 1998 года, трое сотрудников Федеральной службы безопасности, главной преемницы советского КГБ, подняли с постели одного из московских журналистов. Они объяснили, что им необходимо срочно отснять видеокассету на случай, если их попытаются убить.

Спустя восемь лет один из этих людей действительно погиб: в ноябре прошлого года Александр Литвиненко был отравлен в Лондоне редким радиоактивным изотопом - полонием-210. А вчера британские власти обвинили в убийстве его бывшего коллегу по спецслужбам Андрея Лугового и потребовали от Москвы его экстрадиции.

Россия отвергла обвинения в том, что Кремль причастен к смерти Литвиненко, и заявила, что не будет экстрадировать Лугового. Именно Луговой пил с Литвиненко чай в одном из лондонских отелей перед тем, как тот почувствовал недомогание. Президент Владимир Путин заявил, что у России не было причин убивать Литвиненко: тот был не шпионом, а агентом ФСБ среднего уровня, то есть по статусу примерно соответствовал агенту ФБР. По словам Путина, Литвиненко не располагал никакими секретами. Однако вышеупомянутая кассета и интервью с его бывшими коллегами демонстрируют более сложную картину и показывают, почему начальство и сослуживцы Литвиненко превратились в его врагов, когда тот решил обнародовать информацию, сочтя, что речь идет о преступном втягивании сотрудников ФСБ в сомнительную политическую борьбу. Показ пленки вызвал скандал вокруг методов работы ФСБ, которую в тот момент возглавлял Путин. С видеокассетой, которая не демонстрировалась с 1998 года, ознакомились журналисты The Wall Street Journal.

На записи сотрудники ФСБ почти два часа рассказывают о том, как начальство направляло их для участия в незаконных операциях, в том числе в вымогательстве и насильственных действиях. По их словам, незадолго до записи этой кассеты они постарались уклониться от приказа похитить местного бизнесмена, при необходимости убив охранявших его милиционеров.

Фрагменты кассеты

Литвиненко: "Я сознаю, что офицер безопасности не должен давать интервью или выступать по телевидению. Но я понимаю, что сейчас такой момент наступил. Я не боюсь за свою жизнь, никогда не боялся. Если бы я боялся, то не делал бы то, что сейчас делаю. Но я опасаюсь за жизнь своей жены, своего ребенка. Более того, я понимаю, что, разделавшись со мной, с моей женой и моим ребенком, они не остановятся. Если этих людей не остановить, беззаконие захлестнет всю страну. Это будет ужаснее, чем в 1937 году".

Литвиненко: "Для меня это было равносильно приказу, потому что сначала было одно задание, потом другое, а потом: вы должны быть готовы убить (Бориса) Березовского. Если бы я был готов... Он (начальник Литвиненко Александр Камышников) сидел за столом, потом встал и сказал: "Ты должен убить Березовского!" Сначала он спросил: "ты готов?", а потом: "ты должен убить". Это было в присутствии еще трех офицеров".

Александр Гусак: "Когда встал вопрос о том, что в случае непредвиденной ситуации нам придется убивать людей, в том числе офицеров (милиции), мы, естественно, не могли на это согласиться. По нескольким причинам - сугубо из моральных соображений. Поэтому, чтобы нас не обвинили в неисполнении приказов, мы все тянули и тянули с операцией, пока она наконец не прекратилась".

Литвиненко: "Органы государственной безопасности необходимы государству, и мы готовы выполнять приказы властей. Мы понимаем, насколько опасным оружием является государственная безопасность. Но мы также понимаем, что люди при исполнении пользуются своими полномочиями, чтобы набивать карманы. Поэтому мы не хотим похищать людей, выполнять заказные убийства и участвовать во всем этом".

Теперь агенты опасались наказания за нелояльность. Они рассказали, что утром должны встретиться с директором ФСБ, а потому хотят записать и спрятать видеокассету, обезопасив себя на случай исчезновения. "Нас могли задержать и подвергнуть разного рода опытам, - говорит на записи командир группы, полковник Александр Гусак. - Мне известно, как все это делается".

Спортивный и моложавый блондин Литвиненко тоже опасался за свою жизнь. В этом же году он принял решение, которое привело его к уходу из спецслужб, побегу из России и, в конце концов, к гибели в Лондоне. Вместо того чтобы хранить видеокассету в тайне, как было обещано, он передал ее одному из известных российских магнатов, а тот, в свою очередь, предоставил фрагменты записи национальному телевидению. После этого Литвиненко провел пресс-конференцию, на которой выступил с обвинениями против ФСБ. Затем он и ряд его товарищей были уволены со службы и попали в тюрьмы по уголовным обвинениям.

Действия Литвиненко привели в ярость Гусака и других его уволенных коллег. Гусак рассказал, что после случившегося сослуживцы пришли выразить ему поддержку. Один из них предлагал убить Литвиненко: "Принести тебе его голову?" По словам полковника, он ответил: "Не стоит беспокоиться. Он ничтожество".

Коллеги рассказывают, что перестали доверять Литвиненко из-за его тесных связей с Борисом Березовским, тем самым олигархом, который передал запись в эфир. Березовский стремился усилить свое влияние в ФСБ, дискредитировав ряд высокопоставленных офицеров. Однако конфликт с сотрудниками спецслужб вышел для него боком, и спустя два года после трансляции записи он бежал в Лондон, скрываясь от преследования. Вскоре за ним последовал и Литвиненко.

Британские прокуроры не говорят о возможном мотиве, толкнувшем Андрея Лугового на убийство. Нет информации, считают ли они, что Луговой работал на кого-то или же действовал по собственной инициативе. Британская полиция заявила, что Луговой вместе с еще одним бывшим офицером спецслужб оставили след редкого вещества полония, который вел в Россию. Именно там на государственных реакторах производится большая часть этого вещества для коммерческого использования. Обычно данный изотоп используется в микроскопических количествах. По словам специалистов, доза, убившая Литвиненко, была столь велика, что наверняка была получена непосредственно от производителя. Луговой и Дмитрий Ковтун - второй бывший сотрудник ФСБ - заявили о своей непричастности к отравлению и давней утрате связей с российскими спецслужбами.

В этом запутанном деле множество персонажей, менявших своих покровителей и замыслы, - в их числе и сам Литвиненко. Его друзья полагают, что решение о его убийстве было принято несколько лет назад, а для осуществления плана ФСБ использовала своих бывших сотрудников, которым Литвиненко доверял. Луговой, которому сейчас предъявлено обвинение в убийстве, был одним из старых знакомых Литвиненко - оба они в конце 1990-х годов работали на Березовского.

Бывший агент

Бывший агент ФСБ и в прошлом соратник Литвиненко Михаил Трепашкин утверждает, что спецслужбы уже в 2002 году пытались покарать Литвиненко и именно его, Трепашкина, руками. Трепашкин, находящийся сейчас в тюрьме на Урале, в этом году передал письмо с признанием одной из московских газет. Говорилось также, что Трепашкин - цель одного из готовившихся покушений, о котором было рассказано на кассете 1998 года. Он принимал участие в упомянутой пресс-конференции вместе с Литвиненко.

Став президентом России, Путин сохранил связи с ФСБ и неоднократно в ходе официальных мероприятий высоко оценивал работу службы. Несмотря на ряд кровавых терактов и других недоработок в области безопасности, Путин активно защищал ФСБ от критики, наделил ее новыми полномочиями и значительно поднял ее финансирование.

Литвиненко начал службу в ФСБ с самых низов, был охранником при перевозке золота и алмазов. После развала Советского Союза он был назначен в подразделение по борьбе с экономическими преступлениями, где, как он писал, многие офицеры одновременно работали на бизнесменов или занимались вымогательством, чтобы увеличить свои доходы.

В 1994 году он был назначен расследовать дело, показательное в связи с анархией в постсоветской России. Мощный взрыв, прогремевший в центре Москвы, уничтожил "Мерседес" Березовского. Водитель машины лишился головы, а сам Березовский едва не погиб. Литвиненко не раскрыл этого убийства, однако у него завязались отношения с Березовским.

Бывший математик Борис Березовский был типичным "олигархом" - магнатом, который располагал политическими связями и одновременно владел огромной деловой империей. Благодаря этому он пользовался беспрецедентным влиянием и занимался бизнесом в самых различных отраслях: от добычи нефти и авиаперевозок до телевидения. Центром его империи был перестроенный московский особняк XIX века, который он превратил в клуб, где собиралась российская деловая и политическая элита.

Когда в 1995 году московская милиция в ходе расследования убийства известного телевизионного деятеля прибыла в этот особняк для проведения обыска, путь следователям преградил Литвиненко, который представился офицером ФСБ. "Он заявил, что, если кто-то войдет, он будет стрелять", - рассказывает Юрий Скуратов. Позднее, будучи генеральным прокурором России, он расследовал это преступление. Милиции "так и не удалось провести должный обыск", рассказал он в интервью. Убийство так и остается нераскрытым.

Березовский отрицает всякую причастность к убийству тележурналиста и говорит, что Литвиненко, возможно, спас ему жизнь, не дав московской милиции сфабриковать против него дело об убийстве. По его словам, он предложил Литвиненко заплатить за помощь, но тот оказался.

Коллеги Литвиненко по спецслужбам начали относиться к нему с подозрением. Гусак, его непосредственный командир, в интервью рассказал, что другие сотрудники стали называть Литвиненко "Сквозняк", потому что тот передавал секреты ФСБ Березовскому.

А затем в апреле 1998 года появилась видеозапись. В своем интервью агенты рассказали, что в 1997 году их перевели в особое подразделение, занимавшееся борьбой с "бандитизмом". Существование этого подразделения было тайной даже для рядовых сотрудников ФСБ. Однако вскоре офицеры вступили в конфликт с командирами, которые, по их словам, отдавали незаконные приказы. Гусак рассказывает, что до него дошли слухи, будто его собираются убить, поэтому они записали видеокассету, дабы обезопасить себя.

Гусак, мужчина плотного телосложения, командир группы, вел себя на записи тише всех. Большую часть разговора он курил, уткнув глаза в пепельницу. Литвиненко вместе с другим младшим офицером, Андреем Понькиным, говорили активнее всего. Расположившись на диване и стульях вокруг небольшого стола, офицеры заявили, что начальство использовало их как мальчиков на побегушках, приказывая терроризировать врагов ФСБ. Одним из их первых приказов было избить или убить Трепашкина, который в то время рассказал одной из московских газет о злоупотреблениях в ФСБ.

По их словам, когда они отказались выполнять приказ, начальство перестало им доверять. Напряжение усилилось после того, как их отряду было поручено похитить в Москве брата известного чеченского предпринимателя и получить за него выкуп в 2 млн долларов, чтобы заплатить за освобождение двух офицеров ФСБ, похищенных в Чечне.

Совет снайпера

По словам офицеров, они начали готовиться к делу. Они проконсультировались со снайпером и подыскали дачу в Подмосковье, где могли спрятать похищенного. Однако затем, как рассказывает Гусак, им стало известно, что указанного бизнесмена охраняет московская милиция. "Естественно, встал вопрос о том, что убивать кого-то из наших братьев-офицеров - это не очень хорошо", - говорит Гусак на кассете.

Офицеры неоднократно откладывали похищение, занимаясь менее важными поручениями. Однако незадолго до нового года командир вызвал их и отчитал. На кассете Литвиненко говорит, что их начальник Александр Камышников захотел узнать их отношение к приказу об убийстве Березовского. Когда Литвиненко засомневался, рассказывает он, Камышников подошел к нему и стал кричать прямо в лицо: "Ты должен убить Березовского!" Связаться с Камышниковым для получения комментариев не удалось.

На записи Гусак рассказывает, что ему задавали тот же вопрос, однако он воспринял это как проверку на лояльность, а не как приказ. По его словам, в действительности плана по убийству Березовского не было. Однако Березовский обратился к директору ФСБ и потребовал провести расследование. Не удовлетворившись результатами, позже он организовал доклад агентов об этом инциденте одному из высокопоставленных представителей Кремля, что вызвало официальное расследование. К лету 1998 года директор ФСБ Николай Ковалев был уволен. Неизвестно, имело ли это увольнение какое-либо отношение к давлению со стороны Березовского.

Малоизвестный чиновник

На место директора ФСБ пришел Путин, в то время малоизвестный чиновник из кремлевской администрации. Как заявлял в интервью Березовский, у него были хорошие отношения с Путиным, которого он знал еще со времен работы в Санкт-Петербурге. По словам Березовского, надеясь вызвать чистку в рядах ФСБ, он организовал личную встречу Литвиненко с Путиным.

Как рассказывал Литвиненко друзьям, встреча продолжалась около 10 минут. В написанной позже книге Литвиненко описывает, как он показал Путину схему, объясняющую, каким образом различные части ФСБ контролируются преступниками. Кроме того, он предоставил Путину список предположительно честных офицеров. Путин поблагодарил его и сказал, что рассмотрит данную информацию, пишет Литвиненко. Больше они никогда не встречались, рассказывают друзья Литвиненко. Пресс-секретарь Кремля сообщил, что не может ни подтвердить, ни опровергнуть эту информацию.

Не увидев результатов, Березовский решил начать публичную атаку на ФСБ. В ноябре 1998 года он опубликовал в одной из московских газет открытое письмо, где потребовал от Путина расследовать сведения о том, что ФСБ готовила покушение на него.

В том же месяце Литвиненко и несколько его сослуживцев провели пресс-конференцию. Главным действующим лицом на ней выступал Литвиненко, который заявил, что в ФСБ занимается заказными убийствами и вымогательством. Он потребовал очистить ФСБ от высокопоставленных офицеров, которые "отдают незаконные приказы: совершать террористические акты, убийства, захват заложников и вымогательство". Вместе с ними на пресс-конференции в качестве жертвы преступлений ФСБ предстал и Трепашкин.

На данной пресс-конференции Литвиненко не скрывал лица, тогда как его сослуживцы пытались остаться неузнанными: некоторые были в солнцезащитных очках, некоторые в масках. Гусак, не присутствовавший в тот момент в Москве, не принимал участия в конференции. Однако спустя несколько дней после пресс-конференции телеканал, подконтрольный Березовскому, передал фрагменты с видеокассеты, где офицеры, уже без масок и очков, рассказывали пугающие подробности о деятельности своего секретного подразделения.

По словам Гусака, разрешения на трансляцию этой записи он не давал. Журналист Сергей Доренко, пустивший ее в эфир, заявил, что решил продемонстрировать кассеты, поскольку о происходящем в ФСБ уже и так стало известно после пресс-конференции. Постепенно стали известны личности всех офицеров, участвовавших в конференции и запечатленных на кассете.

Путин назвал эти обвинения пропагандистским приемом и пригрозил подать на офицеров в суд за клевету. В результате расследования был сделан вывод, что заговора с целью убить Березовского не было, хотя кто-то из начальства Литвиненко и мог пошутить насчет желания видеть Березовского мертвым. "История с пресс-конференцией... свидетельствует о внутреннем нездоровье нашей системы", - заявил позже Путин российской журналистке. По его словам, очевидно, что агенты пытались добиться расположения Березовского. В суд Путин так и не подал.

Через несколько месяцев Литвиненко был уволен из ФСБ. Уволены были и его коллеги, участвовавшие в пресс-конференции. Некоторые из них отказались от своих слов и заявили, что Березовский подкупом или угрозами заставил их озвучить эти обвинения. По их словам, Литвиненко втянул их в конфликт, в котором они не собирались участвовать.

Гусак также был уволен из ФСБ. Его обвинили в вымогательстве, похищении и превышении полномочий в отношении подозреваемого, который позднее умер. Большая часть обвинений была снята, и, проведя месяц под стражей, он был приговорен к условному сроку.

Литвиненко также был арестован в 1999 году по обвинению в злоупотреблениях, совершенных годом ранее. Данные обвинения были сняты, однако Литвиненко вновь арестовали уже по другому поводу, после чего вновь отпустили. Литвиненко перешел на работу к Березовскому в качестве консультанта по вопросам безопасности.

Вначале Березовский поддерживал Путина, который в 2000 году стал президентом, однако вскоре между ними разгорелся конфликт. После обвинений в присвоении средств национальной авиакомпании "Аэрофлот", которые Березовский отверг, в ноябре того же года он бежал в Лондон, откуда начал бороться за свержение Путина. Литвиненко выехал следом за ним и попросил политического убежища. В 2002 году ему был вынесен заочный приговор за злоупотребление служебным положением. Он продолжал получать деньги от Березовского и поселился на севере Лондона в принадлежавшем Березовскому доме.

Лондонская кампания

Из Лондона он помогал Березовскому вести кампанию против Путина с помощью книг и статей в интернете. Бывший соратник Литвиненко по подразделению ФСБ и по пресс-конференции 1998 года Виктор Шебалин в 2000 году дал интервью одной из московских газет. Он обвинил Литвиненко в том, что тот манипулировал своими сослуживцами в интересах Березовского и "нанес очень ощутимый для спецслужб удар". Шебалин призвал Литвиненко вернуться в Россию и сдаться. "Если ты невиновен, тебе нечего бояться, - заявил он. - Но знай: предателей не прощают".

Трепашкин заявил, что в 2002 году Шебалин хотел использовать его для покушения на Литвиненко. Трепашкин писал, что Шебалин предлагал ему "прощение" в обмен на помощь, однако тот отказался и не пошел на сговор. Связаться с Шебалиным для получения комментариев не удалось.

На следующий год Трепашкин был арестован за незаконное хранение оружия, а затем обвинен в разглашении государственной тайны. По словам правозащитных групп, это дело было политическим. Британским детективам, приехавшим в этом году в Россию для расследования убийства Литвиненко, не было позволено побеседовать с ним.

В Лондоне Литвиненко говорил друзьям, что получал угрозы об убийстве, но считал, что британское гражданство послужит ему защитой, рассказал Владимир Буковский - подружившийся с ним диссидент советских времен. По словам Буковского, он продолжал встречаться с бывшими коллегами по спецслужбам. Как сообщил Березовский, в прошлом году он начал уменьшать ежемесячные выплаты Литвиненко, после того как они договорились, что тот найдет работу частного детектива. Как Литвиненко рассказывал друзьям, он составлял доклады для западных клиентов, стремившихся узнать о российских бизнес-группах.

Занимаясь этим новым бизнесом, он вошел в контакт с Андреем Луговым, бывшим сотрудником кремлевской охраны, который также в 1990-е годы работал с Березовским. При Путине Луговой создал успешный бизнес по торговле пивом и безалкогольными напитками, а также охранную фирму, предоставлявшую услуги известным бизнесменам и политикам.

Отель в районе Мэйфейр

В ходе деловой поездки в Лондон в октябре 2006 года Луговой познакомил Литвиненко со своим бывшим сослуживцем Дмитрием Ковтуном. По словам Лугового, в ходе следующей встречи, прошедшей 1 ноября в отеле Millennium в лондонском районе Мэйфейр, они обсуждали деловые вопросы. После этой встречи Литвиненко почувствовал недомогание. В течение трех недель врачи не могли понять, что именно с ним произошло, но за несколько часов до кончины специалисты из британской атомной лаборатории обнаружили в его моче полоний-210.

После этого полиция нашла следы полония в отеле, где Литвиненко встречался с Луговым и Ковтуном. Следы вещества были также обнаружены в гостиничном номере Лугового и в квартире в немецком Гамбурге, где Ковтун останавливался по пути из Москвы в Лондон. Вчера осталось непонятным, почему британские власти предъявили обвинение лишь Луговому. В России государственные СМИ озвучивали версии, что отравление организовал Березовский с целью дискредитировать Кремль или что Литвиненко совершил самоубийство. Гусак, который сегодня работает адвокатом в Москве, говорит, что службы безопасности не имеют никакого отношения к гибели Литвиненко, хотя тот заслужил смерти за разглашение государственной тайны.

Путин заявил, что не верит, будто все произошедшее - дело рук Березовского. "В теорию заговоров, откровенно говоря, я не верю, - заявил он в беседе с журналистами в текущем году. - Устойчивость российской государственности позволяет смотреть на это свысока".

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru