Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
24 апреля 2001 г.

Роман Бергер | Tages-Anzeiger

"У Путина советский менталитет"

Недавно уволенный главный редактор российской газеты "Сегодня" жалуется на недостаточную поддержку со стороны населения

- Свобода прессы и свобода слова были одним из важнейших результатов реформ, проводимых в России. Сейчас они в опасности. Что случилось?

- Президент Михаил Горбачев начал свои реформы, приоткрыв отдушину сверху. То была ограниченная свобода слова. А теперь все возвращается на круги своя. Возможно, потому, что в России за прошедшие 15 лет так и не сформировался политический плюрализм. Кроме Коммунистической партии у нас нет ни одной политической силы, имеющей свои корни в массах. У власти по-прежнему находятся старые функционеры. В этой ситуации СМИ просто не могут выполнять свою роль посредника между правящими кругами и обществом. Никто не пользуется публикуемой нами информацией, чтобы оказывать давление на власть. И народ это чувствует. Свобода прессы для него не имеет ровно никакого значения. Путина поддерживает более 60 процентов населения. Против приобщения НТВ к господствующей идеологии выступило всего лишь несколько тысяч человек. У нас отсутствует политическая и экономическая основа. Независимые российские СМИ предоставлены сами себе, и поэтому могут быть легко уничтожены людьми, стоящими у власти.

- Какие же силы преследуют СМИ?

- В окружении Путина имеются советники, которые считают, что пресса в России слишком свободна, и она мешает президенту выполнить его историческую задачу. Путин хочет навести порядок, снова превратить Россию в великую державу. Этим целям подчинено все остальное.

- Путин имеет представление о том, какой конкретно должна стать Россия?

- Я не знаю этого точно. Очевидно лишь общее направление: в России возникает квазисоциалистическая система. Результаты приватизации не отменяются, но концентрированность в экономике возрастает. Путин ведет борьбу с отдельными, не лояльными по отношению к нему олигархами в пользу других олигархов, преданных ему лично. Они могут выжить только будучи зависимыми от государства. Независимые частные предприниматели имеют шансы только в среднем и малом бизнесе. В советские времена диссидентов отправляли в психиатрические больницы. Сейчас нет запрета на инакомыслие, но демонстрировать его совершенно бесполезно. Власть может делать все, что захочет. Она контролирует парламент, суды, а теперь - и СМИ. Путин понимает их значение: президентом его сделало телевидение, и телевидение же может его уничтожить. Несколько независимых газет смогут остаться в качестве фигового листка для Запада, который, впрочем, готов закрыть глаза на все остальное.

- Ваша газета и другие СМИ Владимира Гусинского в течение долгих лет оказывали поддержку Кремлю и получали за это кредиты. Теперь Кремль использует эти долговые обязательства, чтобы вас уничтожить. Не сами ли вы создали эту ситуацию?

- Ельцин и радикальные реформаторы разрушили коммунистическое народное хозяйство. Перед тем, как поступить в университет, я работал на советской фабрике и знаю, что это такое. То, что мы получили, безусловно, лучше того, что мы имели. Но радикальные реформаторы не были настоящими демократами. Как и так называемые петербургские либералы, которые входят сейчас в экономическую команду Путина. Недавно один из них, чье имя я не хочу называть, сказал мне: "Ты должен понять, что Россия не может быть демократическим государством, а только монархическим. Поэтому такая демократическая газета, как твоя, не имеет в России никаких шансов". И если это слова ведущего либерала из путинского правительства, то что же тогда говорить об остальных?

- В чем заключаются ошибки независимых российских журналистов?

- Нам не удалось создать для журналистики сильную экономическую основу, которая дала бы нам необходимую свободу. Кроме того, мы не очень-то представляем себе, что такое независимая журналистика. Скорее можно что-то предпринять в благополучных Соединенных Штатах или стабильной Европе. К примеру, в 1996 году мы стояли перед выбором: Ельцин или коммунисты. Мы были вынуждены в тот момент отступить от принципов независимой журналистики и взять сторону Ельцина.

- Основатель "Медиа-Моста" Владимир Гусинский сегодня об этом сожалеет и говорит об этом шаге, как об ошибке.

- Он делает это задним числом. Сегодня мы знаем, чем закончилась эпоха Ельцина. Ельцин сделал Путина своим преемником.

- Путин заявляет зарубежным политическим деятелям, что он поддерживает свободу прессы. Но результаты свидетельствуют об обратном. Путин лжет?

- Нет. Я думаю, он действительно так считает. Но Путин и его окружение имеют иное представление о свободе прессы. Гусинский много раз встречался с Путиным в бытность того шефом госбезопасности, а впоследствии - премьер-министром. Потом они общались по телефону. Гусинскому казалось, что Путин понимает, какие функции должна выполнять пресса в условиях плюрализма. Но после очередного критического выступления по поводу Чечни или затонувшей подлодки "Курск" следовал рассерженный звонок из Кремля: "Мы же были единодушны. А теперь опять что-то такое происходит. Вы меня обманули". Чтобы понять реакцию Путина, мы не должны забывать: он сформировался в структурах госбезопасности и у него советский менталитет. Любого, кто не поддерживает его на 150 процентов, он считает своим врагом.

Источник: Tages-Anzeiger


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru