Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
24 апреля 2001 г.

Эндрю Хиггинс | The Wall Street Journal

Регион повышенного риска Россия в долгах перед парнем, который изобретает способы их вернуть

Прошлой осенью, когда президент Владимир Путин собирался вылететь на встречу с европейскими лидерами, Кремль получил тревожное сообщение: самолет Путина, гигантский ИЛ-96, на борту которого находится специальное оборудование, позволяющее управлять российским ядерным арсеналом, после приземления в парижском аэропорту Орли может оказаться в руках врага. Франция пообещала, что с самолетом ничего не случится, и поездка все-таки состоялась.

У Москвы был повод для волнений. "Я действительно хотел забрать этот самолет, - говорит Нессим Гаон, организатор серии тайных ударов по российской зарубежной собственности. -Пока их не ударишь, они не почешутся. Я бью их ножом в сердце".

В течение последних нескольких лет он истязает российское посольство в Париже, задерживает корабль с десятками российских молодых моряков, срывает поставки американского урана с демонтированных советских боеголовок. Бельгийский Королевский музей искусства и истории отменил выставку 1600 российских сокровищ, опасаясь, что та же участь может постигнуть и предметы искусства.

У Кремля много непримиримых врагов: исламские экстремисты, чеченские националисты и целая свора местных политических оппонентов. Но причина данной ситуации очень проста. Обманутый кредитор хочет получить назад свои деньги.

У него есть единомышленники. Множество банков и других компаний говорят, что Россия надула их на десятки миллиардов долларов. Но они не пытались вернуть свои деньги так агрессивно, как это делает Гаон, бывший король мирового рынка арахиса, а в молодости крупный игрок суданского рынка крокодиловой и змеиной кожи.

"Этот человек аморален. В нем нет гуманизма", - утверждает Сергей Колотухин, заместитель министра финансов, занимающийся парированием ударов Гаона. По его словам, Москва никогда не прибегала к "финансовому терроризму". Но она не собирается и выкладывать денежки. "Это вопрос принципа", - заявил он.

Гаону 78 лет, он едва ли соответствует имиджу сорви-головы. Его жена беспокоится за его здоровье и все время просит бизнесмена успокоиться. Он просыпается рано утром, чтобы играть со своими внуками. Потом шофер отвозит его в офис, расположенный на тихом женевском бульваре модных бутиков и шикарных ювелирных магазинов. Он живет в номере "люкс" женевского отеля "Хилтон", хозяином которого является.

Но несмотря на то, что Гаон не является уличным хулиганом, у него есть основания для атаки - а также очень упрямые адвокаты. Он обрушил на Россию шквал судебных приказов, осаждая уязвимые активы этой страны. Он хочет вернуть более $600 млн, которые, по его словам, Москва задолжала его торговой компании, Compagnie Noga d'Importation et d'Exportation SA.

Арбитражный суд Стокгольма, к которому обращались стороны, два раза рассматривал этот конфликт, в 1997 г. и в марте. Было принято решение, что "Нога" должна получить, с учетом интересов и прочих выплат, всего чуть больше $100 млн - гораздо меньше, чем требовал Гаон, но все-таки достаточно много для России, которая утверждает, что ничего ему не должна. Москва игнорирует решения суда, утверждая, что Гаон должен стоять в общей очереди вместе с остальными кредиторами.

"У нас много времени. А у него нет, - говорит Колотухин о своем семидесятилетнем сопернике. - Может быть, сейчас мы проигрываем, но в конечном итоге мы победим". Действительно, несмотря на все судебные решения, пока Москва не дала ему ни цента. Между тем, компания Гаона находится на грани банкротства. Ее поддерживают собственные кредиторы, французские и итальянские банки, которые надеются, что когда-нибудь Москва смилостивится и даст "Ноге" деньги, необходимые для оплаты собственных крупных задолженностей компании.

Гаон, уроженец Судана, служивший во время Второй мировой войны в Британской армии, переехал в Швейцарию и создал мировую риэлтерскую и сырьевую империю. Первый раз он начал работать с Россией более десяти лет назад. Тогда это казалось хорошим выбором: Москва, стремившаяся накормить разваливающийся Советский Союз, отчаянно нуждалась в помощи. А "Нога", понесшая крупные убытки в Нигерии, отчаянно искала новый бизнес, чтобы восстановить собственное пошатнувшееся финансовое положение. Гаон летал на частном самолете между Москвой и Женевой. Он заключил с Российской Федерацией, тогда еще входившей в состав Советского Союза, серию рискованных, но потенциально прибыльных сделок на более чем миллиард долларов.

Согласно условию контрактов, подписанных в 1991 г., "Нога" выделяла кредиты на покупку пищи, пестицидов, медикаментов и прочих товаров. Россия согласилась расплачиваться нефтью.

В течение нескольких месяцев все шло хорошо, несмотря на то, что в декабре 1991 г. развалился Советский Союз. Но летом следующего года возникли сложности.

Гаон призвал на помощь своих адвокатов. Россия выкатила собственные мощные юридические пушки, поручив вести это дело американской компании Cleary, Gottlieb, Steen & Hamilton. Конфликт продолжается до сих пор. За это время в России сменилось шесть премьер-министров. "Мне лично хотелось бы, чтобы мы просто не связывались с Россией, - говорит Джоэл Херцог, зять Гаона, его главный консультант по юридическим вопросам и сын покойного президента Израиля Хаима Херцога. - Это все равно, что попасть в российскую мелодраму. Ты не знаешь ни ее начала, ни ее конца. Ты знаешь только, что она очень длинная и депрессивная".

"Нога" начала свои налеты в 1993 г. Тогда ей удалось уговорить суды заморозить более 30 российских счетов в Люксембурге и Швейцарии. Некоторые из них блокированы до сих пор. Российский Центральный банк был настолько встревожен, что вывел значительную часть своих резервов на британские Нормандские острова. "Мы были всерьез напуганы", - вспоминает Сергей Алексашенко, который в то время занимал пост заместителя главы Центробанка. По его словам на волоске повисла "национальная экономическая безопасность".

Алексашенко открыто заявляет о том, что Россия должна расплатиться с Гаоном. "Может быть, именно поэтому я не работаю в правительстве", - добавляет он.

То, что началось с кампании по нанесению отдельных ударов, в прошлом году превратилось в глобальный блицкриг на российские активы. Пришлось вмешаться даже Белому дому. Пытаясь обеспечить себе победу в суде, прошлым летом адвокаты Гаона обратились в американский суд с целью перехватить сотни миллионов долларов, которые правительство США выплачивало России за уран со списанных ядерных боеголовок. Россия прекратила поставки урана - пока президент Клинтон не подписал указ о защите урановых платежей.

Под перекрестным огнем оказалось и правительство Франции. Серия судебных тяжб вокруг российской собственности в Париже привела к дипломатическому скандалу. После того, как Гаон заморозил банковские счета российского посольства, пришлось отменить дипломатические коктейли. Кроме того, были блокированы счета российского торгового представительства и миссии при ЮНЕСКО. Россия выразила протест, и французские официальные лица помогли разморозить счета.

"Меня никто не поддерживает, - жалуется Гаон, презирающий правительства западных государств и крупные европейские банки, которым Россия должна миллиарды, но которые не решаются вступить в конфронтацию. - В мире так много людей, у которых нет воли, упорства, принципов".

Он ведет свою борьбу в одиночку из женевской штаб-квартиры "Ноги", защищенной сложной системой безопасности, разработанной израильской разведкой. Только чтобы добраться до приемной, посетителям приходится пройти через целую серию запертых дверей. Единственным намеком на угрозу был раздавшийся на прошлой неделе телефонный звонок. Разъяренная жена Гаона хотела выяснить, почему он до сих пор на работе.

"Она считает, что эта возня с Россией меня убьет, - объясняет Гаон. - Я не знаю. Может быть, это как раз поддерживает меня на плаву".

"Самой веселой", по его словам, была прошлогодняя операция по аресту парусника "Седов", принадлежащего Мурманскому морскому институту. Он добился соответствующего судебного постановления, и прибывшее во Францию с группой молодых моряков судно было задержано. В конце концов, появилось другое распоряжение, и "Седов" был освобожден, но Гаон говорит, счастливо глядя на фотографию этого судна в рамке, висящую над его столом: "С этим кораблем мы еще не закончили. Я вернусь".

По совету своих адвокатов, он неохотно согласился вычеркнуть самолет Путина из списка потенциальных жертв. Жаль, говорит он. Гаон надеялся расквиваться за то, что он называет российским заговором по захвату его собственного самолета. Он показывает мне копию российского официального документа с пометкой "Совершенно секретно", датированного 1993 годом. Там изложен план захвата корпоративного самолета "Ноги" в московском аэропорту. Гаона успели предупредить, и с тех пор он летает только коммерческими рейсами.

Россия считает Гаона нарушителем мирового порядка, но у него очень респектабельная компания. Он общался с президентами и сам возглавлял Всемирную федерацию сефарди, защищающую интересы евреев Северной Африки и арабских стран. Будучи набожным иудеем, он свободно говорит по-арабски, а в 1970 г. летал в Египет, чтобы попытаться уговорить тогдашнего президента Анвара Садата подписать мирный договор с Израилем.

Спор с Россией оказался куда более сложным. Но, вернувшись в свой номер люкс отеля "Хилтон" после долгого дня, посвященного бесплодной битве с второй мировой ядерной сверхдержавой, он исключает возможность отступления. "Это верно, что они - целая страна, и они больше меня, но смотри, я еще держусь".

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru