Архив
Поиск
Press digest
16 августа 2019 г.
24 августа 2011 г.

Антонио Феррари | Corriere della Sera

Сигары, капризы и вендетты неотесанного диктатора

Каддафи, бывший офицер, оставался парией среди арабских братьев, пишет Антонио Феррари в газете Corriere della Sera.

"Публичная жизнь Муаммара Каддафи имеет налет двойственности и таинственности. Он вынужден оставить власть накануне 42-й годовщины ливийской революции. Тогда горстка офицеров взяла власть без единого выстрела, избавившись от короля Идриса. По мнению многих свидетелей, первые двусмысленные шаги Каддафи, вероятно, скрывают тайны, имеющие отношение к бескровному государственному перевороту, который был преподнесен Каддафи практически на серебряном блюде, но кем? Молодой и амбициозный офицер за несколько дней до путча находился в Лондоне, а в течение нескольких часов стал абсолютным властителем страны, окружив себя только товарищами по оружию, среди которых были Абу Бакр Юнис и Абдель Салам Джаллуд, которого Полковник хотел сделать своим преемником, но неожиданно отправил на пенсию", - пишет издание.

"Хитрый Муаммар прекрасно знал, что он владеет одним из самых больших месторождений энергетического сырья в мире, но сразу же убедил себя, что легкие деньги его народу ни к чему - они лишь увеличивают запросы и "опасные амбиции". Поэтому он решил, что народ будет жить скромно, а капиталы послужат его собственному величию и величию режима. И вот постепенно, с высокомерием и чувством безграничного могущества, с возможностью финансировать любой каприз лидер стал думать, что стал почти богом. И поскольку арабские братья относились к нему как к парии, обвиняя его в грубости, вербальном насилии и абсолютном отсутствии образования, раис начал искать милости при помощи щедрого финансирования у террористов всего мира, от палестинцев до боевиков ИРА", - продолжает Антонио Феррари.

"Испытывая антипатию к королю Саудовской Аравии Фахду, на одном из арабских саммитов Каддафи появился в зале с огромной сигарой, сел позади монарха, зажег гигантскую "Гавану" и начал пускать дым в направлении короля, страдавшего сердечным недугом, - повествует далее журналист. - Как-то, пролетая над Иорданией, Полковник приказал своему пилоту совершить посадку, чтобы поприветствовать "друга" Хусейна. Но король Иордании был человеком благородным и образованным, строго придерживавшимся протокола. Хусейн отказал Каддафи во встрече: мол, если Полковник хотел встретиться с ним, то должен был направить официальную просьбу".

"В самое последнее время Полковник делал все, что приходило ему в голову. Узнав, что его правая рука, Джаллуд, позволяет себе пить запрещенные алкогольные напитки, Каддафи вызвал его к себе и обрил наголо", - сообщает корреспондент.

"Самая загадочная глава истории связана с терактом в небе над Локкерби в декабре 1988 года. Это было почти предсказуемым преступлением: за несколько дней до теракта Арафат торжественно осудил любые формы терроризма и тем самым способствовал началу диалога между США и ООП. Совершенно очевидно, этот шаг был воспринят террористами как предательство. И кто-то организовал вендетту. Но после странного приговора суда в отношении двух подозревавшихся в теракте ливийцах Каддафи решил компенсировать ущерб, нанесенный родственникам жертв теракта. Это лишь некоторые факты, показывающие двуличие и импульсивность человека, который частенько напоминал карикатуру на самого себя", - пишет автор статьи.

"И в заключение хочу сказать: журналисты потеряли персонажа, о котором всегда было что рассказать, но мир освободился от беспощадного диктатора", - резюмирует Антонио Феррари.

Источник: Corriere della Sera


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru