Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
24 декабря 2001 г.

Томас Фридман | The New York Times

Последняя очередь в России

Ввиду значительного увеличения московского среднего класса, в этом городе, быстро приобретающем европейский облик, сразу же бросаются в глаза две вещи - повсеместно открываются суши-бары (да, путь от борщей до биг-маков Кремль прошел всего за 10 лет!), а людей, имеющих автомобиль, в Москве столько, что на дорогах постоянно возникают заторы (представьте себе Джакарту со снегом и льдом, и вы получите представление о сегодняшней Москве). Так что когда я как-то оказался в пробке на Пушкинской площади, у меня было достаточно времени, чтобы задать своему российскому приятелю Виктору глобальный вопрос: Сложнее или проще стало жить сейчас, по сравнению с жизнью при коммунистах?

"И то, и другое, - ответил он. - Легче потому, что мне не надо ежедневно бегать в поисках продуктов питания и стоять в очередях. Теперь магазины полны товаров. Очередей нет. Но все дорого. Здесь появилась поговорка, что в России осталась единственная очередь - очередь за деньгами".

Так что теории Карла Маркса в конце концов оправдались в нынешней России: все дело в деньгах. Кроме того, это ключ к пониманию президента Владимира Путина. Он - не более жесткий вариант Михаила Горбачева или менее пьющий вариант Бориса Ельцина. Он - первый российский Дэн Сяопин (прагматичный преемник Мао, первым заявивший китайцам, что быть богатым прекрасно, и осуществившим для этого радикальные реформы).

Абба Эбан однажды сказал, что люди и народы всегда лишь в последнюю очередь поступают правильно ? только после того как используют все другие возможности. Вот суть послания Путина россиянам: "За последнее десятилетие мы испытали все плохое, от дефолта до девальвации и шоковой терапии. Теперь осталось одно: осуществить реальную реформу законодательства, которая даст возможность получить реальные инвестиции, необходимые для строительства по-настоящему современной экономики. Поскольку в законы этого мира таковы, что если у вас нет настоящей экономической базы, значит у вас нет ничего. Так что мы собираемся теперь сосредоточить основное внимание только на одной очереди, заслуживающей внимания - очереди за деньгами". Это и есть путинизм: от Das Kapital до DOScapital.

И это позволяет мне понять, почему Путин так смиренно воспринял решение президента Буша о выходе из Договора по ПРО. В 1972 году, когда этот договор был подписан, российская внешняя политика была посвящена одному - геополитике, движимому идеологией глобальному соперничеству с США за влияние в мире, а все остальное, особенно экономика, было подчинено этой цели. Отсюда продуктовые очереди. Сейчас российская внешняя политика преследует две цели: геополитику и геоэкономику - и между ними идет реальное соперничество. Так что если Россия может сэкономить деньги, чтобы получить западную помощь, отбросив в сторону Договор по ПРО, то она пойдет на это.

Хотя не следует себя обманывать. Российская военная и внешнеполитическая элита расценила решение Буша о выходе из Договора по ПРО как пощечину, - подчеркнул российский политолог Игорь Бунин. Если США не выполнят теперь обещаний, которые, по мнению Путина, он получил от США - речь идет о новой договоренности о радикальном сокращении ядерных арсеналов, реальном партнерстве между Россией и НАТО, ослаблении долгового бремени, членстве в ВТО, а также о западных инвестициях - Путина посчитают новым Горбачевым, который все отдает и ничего не получает взамен. "Тогда элиты могут начать формировать против него единый фронт ", - добавил Бунин. Однако пока Путин игнорирует эти слухи, считая, что Россия никогда не станет вновь серьезным игроком в геополитике, пока не добьется успехов в геоэкономике.

То новое, что обращает на себя внимание в нынешней Москве - это появление нового поколения молодых капиталистов, считающих, что они могут обогатиться, следуя по китайскому пути - занимаясь конкретным делом, а не идя старым российским путем (получая все от государства или делая деньги из ничего). Никем не замеченным оказался тот факт, что в 2001 году российский парламент спокойно одобрил ряд реформ в налоговой и судебной области, на что Америке потребовалось 10 лет.

Как-то я обедал в компании одного московского предпринимателя Дмитрия Ековича. "Разница между нами и олигархами состоится в том, что мы ориентированы на создание чего-то нового, а не на приватизацию существовавшего раньше", - разъяснил он.

Уверенность нового российского поколения в своей способности делать реальное дело имеет огромное геополитическое значение. Одна из причин, по которой Россия так страстно стремилась сохранить как можно больше ядерного оружия и выступала против США, заключалась в том, что это оружие было единственной валютой, позволявшей России считаться сверхдержавой. Если русские считают, что они могут стать великой державой на основе геоэкономики, это не значит, что они откажутся от всех своих ядерных арсеналов или влияния, однако шансы на реальное партнерство России с Западом намного возрастут.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru