Архив
Поиск
Press digest
9 апреля 2021 г.
24 февраля 2006 г.

Михаэль Людвиг | Frankfurter Allgemeine

Смерть в далекой Москве

При обрушении крытого рынка погибло не менее 50 гастарбайтеров с Кавказа

Ради бога, выясните, что произошло с моим мужем, умоляет молодая женщина с Кавказа журналистов, которые пытаются проскользнуть мимо солдат. Но прохода нет, и раздраженные люди уже пускают в ход руки, потому как у них сдают нервы, а им непременно нужно миновать оцепление. Наконец оцепление снимают, и толпа, состоящая из людей, телекамер, микрофонов и автомобилей спасательных служб, устремляется вперед по Бауманской улице - до следующего оцепления. Там, у ресторана "Баклажан", приходится остановиться, солдаты здесь настроены еще менее миролюбиво. Примерно в 20 метрах отсюда под мокрым снегом лежат руины круглого строения, которое еще недавно было Басманным рынком, где окрестные жители имели обыкновение покупать себе продукты. И под этими руинами лежат люди. Рано утром они уже были на рынке, который обрушился из-за конструктивных недостатков, неправильной эксплуатации или, что в четверг казалось наиболее вероятным, от тяжелого мокрого снега на крыше. Железобетонная крыша развалилась и упала на землю, стены рухнули.

К вечеру было извлечено 50 трупов. Сколько человек еще оставалось под обломками, никто в тот момент сказать не мог. Если бы крыша обрушилась на несколько часов позже, считать человеческие жертв, возможно, пришлось бы на тысячи, так как к тому времени по рынку ходили бы уже толпы народа. Хотя этот четверг был в России праздничным днем, Днем защитника Отечества, но в Москве рынки открыты и в праздники, и именно в эти дни покупателей там больше всего.

Тем временем молодая женщина из Дагестана, которую толпа подхватила и унесла вперед, узнала страшную новость. Ее муж Гневка погиб. Погиб на чужбине под обломками. Она жалобно причитает и по-русски просит вернуть ей ее мужа. Потом она начинает кричать на одном из более чем ста языков Дагестана, что не хочет больше жить - так, по крайней мере, перевели ее слова сразу несколько женщин. Женщины в толстых шерстяных платках уводят прочь Назирад Магомедову, которая рвет на себе волосы.

За ограждением спасатели пытаются добраться до людей, находящихся под обломками. Работают собаки и большие специальные краны. Периодически объявляется минута молчания, чтобы услышать стуки или голоса погребенных заживо. Некоторые из них смогли привлечь к себе внимание звонками по мобильным телефонам. Некоторых удалось спасти. К середине дня 29 человек были вытащены из-под обломков ранеными, но живыми, и доставлены в московские больницы. По окончании каждой минуты молчания поиск возобновляется. В нескольких местах спасатели пытаются проделать отверстия в железобетоне при помощи пневматических буров. Конструкция упала не плашмя, здесь есть ниши. Люди, которые там находились или смогли туда добраться в последнюю секунду, когда начался весь этот ад, имеют шанс на спасение, говорят опытные мужчины, стоящие в оцеплении. Спастись могли и те, кто не просто здесь работал, но и ночевал в подвале, - гастарбайтеры с Кавказа, в основном, наверное, из Азербайджана, которые зарабатывали здесь на жизнь для себя и своих семей. Речь идет о 150 и более мужчинах, живших на случайные заработки, время от времени ночевавших в подвальных помещениях рынка, так как другого пристанища в дорогой Москве у них не было.

Во второй половине дня количество жертв возросло в течение получаса. Живых из-под обломков извлечь уже не удается - только мертвых. Внезапно возник пожар, но извне видны только черные клубы дыма. Говорят, что взорвались газовые баллоны. Другие утверждают, что причина пожара - в воспламенении товаров бытовой химии, на которые попали искры от циркулярной пилы, использовавшейся спасателями. Вечером вновь пошел снег. В сумерках устанавливаются прожекторы, поскольку еще есть надежда обнаружить под завалами живых людей, спасатели собираются работать всю ночь.

В Москве в течение нескольких недель стояли морозы. Наконец температура поднялась до нуля градусов, и уже не было нужды кутаться. Четверг мог стать для россиян радостным днем. Можно было отметить победу хоккеистов над извечным врагом, сборной Канады, порадоваться золотой олимпийской медали биатлонисток. Но пришло горе. Мэр Юрий Лужков остался дома вместо того, чтобы ехать в Турин. В четверг утром он довольно быстро оказался на месте происшествия и сообщил, что обрушение крыши не являлось следствием террористического акта. Но в чем же тогда причина? Виноват тяжелый мокрый снег и те, кто вовремя не убрал его, говорят многие. Они вспоминают о происшествиях на стадионе в Райхенхале и в Катовицах. И тут приходит информация, что Басманный рынок проектировал тот же самый архитектор, что и московский аквапарк "Трансвааль". Он обрушился два года назад, тогда погибло 28 человек. Канчели немедленно был допрошен. Он тоже появляется на месте происшествия и мямлит в микрофон, что раньше, в семидесятые годы, когда строился рынок, строительные нормы были другими, что он никак не связан с обслуживанием спроектированных им объектов и что на крыше лежало много снега.

Мэр Лужков вечером сказал, что причиной бедствия стали, скорее всего, снежные массы, и объявил о проверке аналогичных построек. Такое уже было после "Трансвааля". В ближайшее время инспекторов в очередной раз ждали и на Басманном рынке. Но все эти проверки ничего не принесли. И ситуация не изменилась, даже после "Трансвааля": Москва растет - и вместе с ней рынок недвижимости. Дома строятся, продаются и перепродаются, на них делаются большие деньги, но контроля, способного обеспечить качество строительства, не хватает.

Источник: Frankfurter Allgemeine


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru