Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
24 января 2007 г.

Маркус Бернат | Der Standard

Ким всех туркмен

На наследие умершего диктатора Сапармурата Ниязова претендуют 6 кандидатов

Смерть Сапармурата Ниязова повлекла за собой пробел в лиге так называемых crazy dictators allstar (знаменитых диктаторов-безумцев), который на этой недели язвительно комментировали не только блоггеры. "Отец всех туркмен" повелел назначить себя пожизненным президентом, запретил западную музыку и выразил неудовольствие по поводу золотых зубов, что повлекло за собой удаление оных из ртов некоторых чиновников, рьяно стремившихся продемонстрировать свою готовность к послушанию.

Но прежде всего Ниязов взрастил целое поколение туркмен на своей "Рухнаме", "Книге души", библии диктатора, которая местами кажется простодушной, а местами пронизана духом национализма. Она стала материалом для преподавания в университетах, ее изучали в детских садах, ее знание было необходимо для получения водительских прав.

Опыт Джеймса Бонда или Индианы Джонса учит тому, что деспоты увлекают за собой созданные ими искусственные миры, как только им самим приходит конец. Культ личности без главного действующего лица не имеет смысла. Происходящее в Ашхабаде заставляет о многом задуматься и коллегу покойного диктатора - Ким Чен Ира.

"Сталин в Вегасе"

Туркменистан после Туркменбаши своего рода наглядный пример: сценарий развития событий для Северной Кореи, если Ким, которому в следующем месяце исполнится 66 лет (возраст, в котором ушел из жизни Ниязов), решит уйти, или если идеология, присущая этой абсолютной автократии, которую основал еще отец Кима, утратит свою былую силу.

"Сталин в Вегасе", - констатировал один американский турист, который увидел столицу "Отца всех туркмен" с ее позолоченными статуями Ниязова в море китча и роскоши. Тот факт, что за Сталиным последовала десталинизация, а в Туркменистане уже ощущаются первые признаки дениязовизации, заставляет призадуматься режим в Пхеньяне. Ким Чен Ир, а также верхушка армии и партийные бонзы, несомненно, пристально следят за тем, как происходит смена власти в центральноазиатском государстве.

5 млн туркмен видят на экранах своих телевизоров странные вещи: 6 кандидатов одновременно ездят по стране, некогда бывшей под диктатом одного человека, и участвуют в предвыборных мероприятиях. Они обещают выдавать больше виз для выезжающих за границу, наладить снабжение питьевой водой, наделить крестьян землей, увеличить эффективность (читай: снизить уровень коррупции) при добыче нефти и газа, разрешить пользоваться интернетом - и при этом клянутся в верности курсу покойного Туркменбаши.

Выборы - это не решение

То, что исход президентских выборов, намеченных на 11 февраля, будет решен еще до того, как первый бюллетень упадет в урну, ясно уже сейчас: Гурбангулы Бердымухаммедов, бывший вице-премьер, ныне и.о. президента, станет наследником Ниязова. Однако его избрание не решит проблемы культа личности без главного действующего лица.

Неожиданная смерть Ниязова в декабре прошлого года сделала пелену туркменского искусственного мира более прозрачной. Кандидаты в президенты являются членами единственной разрешенной в стране партии, однако те неверные решения, в принятии которых они участвовали при Ниязове, а также необходимость проведения реформ им больше не удастся скрыть.

Отеческие заботы

Передачу власти Ким Чен Иру его отец готовил в течение 20 лет. Когда в 1994 году Ким Ир Сен умер, его сыну потребовалось 3 года, чтобы укрепиться во власти. Ким Чен Чхоль, второй сын Ким Чен Ира и возможный преемник, может унаследовать такую же шаткую позицию, как и Бердымухаммедов. У отца Кима остался единственный выбор - позаботиться о реформах.

Источник: Der Standard


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru