Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
24 января 2017 г.

Бенджамин Барт | Le Monde

Какие силы присутствуют в Астане?

"Переговоры по Сирии открылись в понедельник в столице Казахстана под эгидой России, Турции и Ирана. Краткий обзор участников и их основных мотиваций делает корреспондент Le Monde в Бейруте Бенджамин Барт, сначала описывая организаторов встречи.

Москва, приглашающая держава

"После победы в Алеппо Кремль стремится к дипломатической победе в Астане, способной закрепить его отныне добытую роль главной движущей силы на Ближнем Востоке. Достижение прорыва в столице Казахстана позволило бы Москве приступить к отношениям с новой американской администрацией в сильной позиции", - говорится в статье.

"В этом контексте Москва сочтет своим долгом продемонстрировать, что более продуктивно вести переговоры с представителями вооруженных группировок, которые возглавляют делегацию оппозиции в Астане, а не с Высшим комитетом по переговорам, дипломатическим исполнительным органом противников Асада, состоявшим главным образом из диссидентов в изгнании, который присутствовал на потерпевших провал переговорах в Женеве весной 2016 года", - передает автор.

Анкара, заинтересованный куратор вооруженных группировок

"Долгое время Турция была передовым отрядом борьбы против Асада на региональной сцене, но недавно она переместила центр своих действий в Сирии на борьбу с курдскими сепаратистами из партии "Демократический союз" (PYD) и с джихадистами организации "Исламское государство". Такая смена приоритета, ощутимая на фоне глухого молчания Анкары в ходе битвы за Алеппо, привела к тому, что сегодня Турция выступает уже не в качестве адвоката вооруженных группировок, а в качестве куратора, требовательного и критичного. Если десяток этих группировок согласились сесть за стол переговоров с их российским палачом, то это отчасти из-за давления турецких властей", - считает Барт.

Тегеран, суровый заступник Дамаска

"Теоретически Тегеран мог бы только порадоваться тому, что Москва выступает мировым судьей в разрешении сирийского кризиса", - пишет автор.

"Но практически российско-иранское партнерство не так однозначно. Тегеран, к примеру, во всеуслышание возражал против приглашения, отправленного Москвой в адрес новой администрации Трампа, которая в конечном счете была представлена лишь послом США в Астане. В декабре шиитские проиранские ополченцы, воюющие в Сирии, в числе которых "Хизбалла", чуть не провалили российско-турецкое соглашение по эвакуации мятежников из Алеппо. В Астане Иран священнодействует как суровый заступник интересов клана Асада. Он должен следить, чтобы был найден такой защитный механизм режима прекращения огня, который максимально благоприятствует Дамаску", - продолжает автор и переходит к участникам переговоров.

Сирийский режим в сильной позиции

Сирийская власть представлена в Астане своим постпредом при ООН Башаром аль-Джафари, который участвовал в двух предыдущих раундах переговоров, организованных зимой 2014 года и весной 2016 года в Женеве.

"Дамаск не желал бы довольствоваться простым обновленным соглашением о прекращении огня, которым повстанцы, в его представлении, могли бы воспользоваться для восстановления своего боевого порядка после массированного удара, отобравшего у них восточные квартилы Алеппо. Башар Асад, как он заявил на прошлой неделе, представляет себе конференцию в Астане как прелюдию к капитуляции своих противников, которых он упорно называет "террористами", - говорится в статье.

Обессилевшие повстанцы

"Делегация сирийской оппозиции в Астане состоит из представителей различных вооруженных группировок, ее руководит и выполняет функцию переговорщика Мухаммед Аллюш, политический советник просаудитской исламистской группировки "Джейш аль-Ислам", говорится в статье.

"Еще не пережившие потрясение от потери Алеппо, повстанцы вынуждены входить в переговоры с двумя различными целями: с одной стороны, придерживаться руководящей идеи "революции", что предполагает проведение переговоров об укреплении жизненно необходимого им режима прекращения огня, об освобождении пленных и доставке гуманитарной помощи; и с другой стороны, поддерживать контакт с россиянами, к защите которых они стремятся, не признавая это открыто, поскольку американцы и европейцы их жестоко покинули", - комментирует Барт.

Затем автор статьи перечисляет наблюдателей на переговорах.

США, Евросоюз и ООН на второстепенных ролях

"Они были главными распорядителями на предыдущих переговорах в Женеве, наряду с Россией. В Астане США, основные европейские страны и ООН довольствуются второстепенными ролями. США представлены своим послом в Казахстане, страны Европы - несколькими дипломатами, вынужденными вести себя сдержанно, ООН - спецпосланником генсека ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой", - описывает автор.

Ваххабиты, стоящие перед необходимостью выбора

Среди повстанцев, не являющихся джихадистами, две важные вооруженные группировки отказались приехать в Астану: ваххабиты "Ахрар аш-Шам" и исламисты "Нуреддин аз-Зинки".

Джихадисты, находящиеся под пристальным вниманием

Две джихадистские организации, присутствующие на сирийском поле битвы, "Исламское государство" и "Джебхат Фатх аш-Шам" не были приглашены в Астану, добавляет автор.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru