Архив
Поиск
Press digest
14 июня 2021 г.
24 июля 2001 г.

Уилльям Сэфайр | The New York Times

Читая мысли Путина

Я понимаю, что иногда переговорщики делают определенные требования лишь для того, чтобы в процессе дискуссий можно было пойти на уступки.

Именно поэтому мой друг Джордж, чья аргументация очень глубока, очень основательна (я должен все время это повторять), в прошлом году заявил, что готов в одностороннем порядке сокращать американские ядерные вооружения.

Мои простоватые стратеги недоумевали - если США хотят сократить свои 7000 ракет более чем в два раза, почему они ничего не требуют взамен от России? Почему они так воинственно проводят такую мирную акцию?

Я знаю почему. Советники Буша (а они умнее моих) хотят показать, что им безразлично, чего хочет Россия. Они знают, что мы не можем позволить себе поддерживать наши огромные ракетные силы. Ельцин просил Клинтона договориться о сокращении ядерных сил до 1500 ракет с каждой стороны.

Клинтон хотел заключить эту сделку, но его военные не разрешили ему оставить меньше 2500 ракет. А тут появляется Буш и публично заявляет, что вообще не будет разговаривать о каких-либо сокращениях. Он сократит ракетные силы до того уровня, который, по мнению его военных, необходим Америке для того, чтобы уничтожить Россию.

Очень проницательно. Буш говорит, что не будет вести переговоры о сокращении наступательных видов вооружений и связывает это со своим отказом вести переговоры о Договоре по ПРО. Совершенно последовательно; Америка, со своим мировым господством, будет действовать в одностороннем порядке в интересах национальной безопасности, чтобы защитить себя от таких террористов, как Саддам. Он считает, что реакция России на несоблюдение условия Договора по ПРО значения не имеет.

Никто не замечает, что, нанося нам двойное оскорбление - по сокращением, предусмотренным Договором по СНВ, и по Договору по ПРО - Буш пошел на огромный компромисс. Предоставив нам возможность вести переговоры об уровне ограничений наступательных вооружений, он дал мне шанс позволить ему создавать ограниченную ПРО.

В ходе нашей первой встречи он придерживался следующей точки зрения: США сами решают вопросы о сокращениях ядерного арсенала и развертывании системы ПРО. Я отреагировал резко - поддержал Саддама в ООН и пригрозил установить по пять или больше ядерных боелоголовок на все наши ракеты. (У России нет средств на ремонт моей дачи, но якобы я могу потратить миллиарды на десятки тысяч новых боеголовок).

В ходе второй встречи ?неожиданно? была предложена обратная связь. Я соглашаюсь начать переговоры о внесении поправок в старый Договор по ПРО, который Буш в противном случае бы просто разорвал - и я ничего не теряю. Буш взамен ведет с Россией переговоры о сокращении взаимных ракетных сил, которые бы мы все равно сократили - и он ничего не теряет.

Вместо того, чтобы делать и то, и другое в одиночку, как он предлагал изначально, теперь мы все будем все делать вместе. Мы будем обсуждать наступательные и оборонительные виды вооружений в комплексе. Как вчера заметил мой глубокий друг Джордж, ?двое идут, держась за руки?.

Я сохранил достоинство. Американский президент кивает, когда я говорю о том, что мы, один на один, обсудили ?мировую архитектуру двадцать первого века?. Европа благодарна России за то, что она заставляет одностороннюю Америку действовать хотя бы двусторонне.

Мы оба получили то, чего хотели. Через несколько лет мы сможем сбивать ракеты Саддама (мои ученые были просто потрясены, когда американцы провели успешные испытания системы противоракетной обороны). Я сделают все возможное, чтобы понизить потолок СНВ до 2000 ракет.

А потом есть еще то, что американцы называют ?леденцом? - обещанием оказывать экономическую помощь и предоставлять новые инвестиции. Буш открыто возмущается жестокостями в Чечне и моим захватом российских СМИ, но я, тем не менее, высоко оцениваю его интеллектуальную глубину, в то время как его земляки считают его некомпетентным.

Вы думаете, что этот сентиментальный гегемонист понимает мои планы восстановления российского влияния? Я буду пользоваться китайской моделью: централизую государственный контроль с помощью подавления диссидентов и искоренения демократических тенденций. Одновременно буду развивать контролируемый капитализм, чтобы получать прибыли, которые государство будет облагать налогами и укреплять свою военную мощь.

Я буду вести игру, объединясь с Китаем против США и Японии. Продавая наши новейшие виды вооружений Пекину, я создам сверхдержаву у восточных границ России с численностью населения в десять раз превышающей численность населения моей страны. Я пойду на этот риск.

В результате следующая встреча с моим новым другом Джорджем станет еще более пикантной. В Шанхае я познакомлю его с моим лучшим новым другом - Цзяном Цзэминем.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru