Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
24 марта 2006 г.

Стивен Фидлер, Аркадий Островский | Financial Times

"Дело ЮКОСа" высвечивает роль зарубежных банков

Две недели назад группа зарубежных банков подала иск о банкротстве против ЮКОСа в московский суд в попытке выручить 482 млн долларов, которые задолжала некогда крупнейшая в России нефтяная компания.

На следующее утро президент нефтяной компании Стивен Тиди позвонил в головной банк Société Générale, чтобы попытаться объяснить, что ЮКОС в ближайшие дни намерен продать литовское нефтеперерабатывающее предприятие и вернуть долг. Никто не ответил на его звонок.

Когда на следующий день он наконец дозвонился, в банке ему сказали, что дело вышло из-под контроля банка: долги проданы "Роснефти", российской государственной нефтяной компании, которая ранее приобрела основное производственное подразделение ЮКОСа "Юганскнефтегаз" в ходе атаки на ЮКОС.

"Невольно возникало ощущение, что банки не хотят, чтобы мы возвращали им долг", - сказал человек, близкий к Тиди.

В тот момент, когда банки подавали свой иск о банкротстве, "Роснефть" наняла высокопоставленного сотрудника Morgan Stanley для помощи в подготовке к IPO - первичному размещению акций, крупнейшему для российского бизнеса. Morgan Stanley входит в число банков, претендующих на получение полномочий на первичное публичное размещение акций. Этот и другие моменты подняли вопросы о роли зарубежных банков в самой неоднозначной саге в современной истории российского бизнеса

Развал ЮКОСа нанес ущерб инвестиционному климату в России и обошелся инвесторам в сотни миллионов долларов. Однако это открыло коммерческие возможности для банков, желающих вести дела в России. "Банки руководствуются соображениями эффективности и выгоды, а не соображениями этики. Это бизнес", - сказал FT бывший министр экономики России Евгений Ясин.

Судьба ЮКОСа решится на судебном слушании о банкротстве, назначенном на следующий вторник.

Компания вот уже три года является жертвой последовательной атаки со стороны российского правительства. Последствием предъявления налогового иска на сумму 27,5 млрд долларов стал захват в декабре 2004 года "Юганскнефтегаза" через его продажу "Роснефти" на принудительном аукционе.

По сравнению с этим 482 млн, которые ЮКОС задолжал консорциуму зарубежных банков, включающему Deutsche Bank, Citigroup и HSBC, не кажется критической суммой.

"Мы всегда говорили банкам, что выплатим долг, и всегда действовали добросовестно", - настаивает Тиди.

Все выглядело так, как будто у банков хороший шанс получить свои деньги обратно. В прошлом году немецкий суд вынес решение о том, что при продаже нероссийских активов в первую очередь следует заплатить банкам и бывшей материнской компании ЮКОСа Menatep.

ЮКОС уже продал два иностранных актива за 180 млн долларов и завершает продажу своих 53% нефтеперерабатывающего предприятия в Литве Mazeikiu Nafta, выручка от чего предположительно составит 1 млрд долларов. Этой суммы достаточно, чтобы выплатить долг банкам и Menatep.

Согласно российским законам о банкротстве, подача иска означает, что банки переместились на последнее место в очереди кредиторов и практически потеряли шанс вернуть деньги. Правда, они уже продали свои долги "Роснефти".

13 декабря прошлого года "Роснефть" заключила сделку с банками, пообещав полностью погасить долг, если они подадут иск о банкротстве ЮКОСа.

"Роснефть" или правительство могли сами сделать ЮКОС банкротом, не прибегая к помощи иностранных банков, но это бы негативно отразилось на президенте России Владимире Путине.

Президент "Роснефти" Сергей Богданчиков вчера утверждал, что стремится захватить то, что осталось от ЮКОСа: "Если на рынке появится что-то интересное, мы посмотрим, но мы не намерены инициировать такой процесс".

Однако Кристофер Уифер, возглавляющий стратегический отдел "Альфа-Банка", считает: "Роснефть" и Кремль не будут огорчены, став свидетелями конца ЮКОСа, особенно если это будет сделано руками иностранных банков".

Поддержка Кремля - важное условие для получения прав на крупные финансовые операции, такие как IPO "Роснефти". "Вы не можете позволить себе рисковать дружбой российского правительства, если собираетесь вести дела в этой стране", - сказал представитель одного из крупных иностранных банков.

Представитель одного из банков-кредиторов настаивает, что между IPO "Роснефти" и погашением долга нет никакой связи. "ЮКОС и "Роснефть" находились в состоянии конфликта. Это казалось удачным способом удовлетворить наши требования", - сказал он.

Представитель другого банка сказал: "Это вполне соответствует правам кредиторов в рамках многих кодексов о банкротстве, в том числе главы 11 кодекса о банкротстве США. В соответствии с ним, вы имеете право продать долговые обязательства во время процедуры банкротства".

Это не первый случай, когда иностранные банки оказывают услугу Кремлю. Deutsche Bank выступал консультантом "Газпрома" и Кремля, когда ЮКОС пытался добиться в США запрета на принудительную продажу его активов.

Банк Dresdner Bank, российскими операциями которого руководит Матиас Варниг, близкий приятель Путина и бывший офицер восточногерманской секретной полиции, проводил оценку "Юганскнефтегаза".

Бывший советник Путина по экономическим вопросам Андрей Илларионов, в прошлом году ушедший в отставку, сказал, что западные компании "выстраивают долгосрочные отношения с теми силами в России, которые разрушают самые основы современного общества: рыночную экономику, уважение к частной собственности, демократию".

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru