Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
24 ноября 2000 г.

Элен Деспик-Попович | Libération

Череда исчезновений противников режима Лукашенко

Последний раз Виктора Гончара видели 16 сентября 1999 года, когда он вместе с предпринимателем Анатолием Красовским выходил из русской бани в Минске. На том месте, где Красовский обычно оставлял свою машину, были обнаружены осколки стекла и следы крови. После этого никаких известий от них не поступало. Джип ?Чероки? Красовского так и не был обнаружен. Гончар - один из самых известных пропавших без вести в Белоруссии. Этот человек в свое время помог прийти к власти придерживающемуся крайне авторитарных позиций Александру Лукашенко. Затем Гончар дистанцировался от Лукашенко. Перейдя в оппозицию, Гончар стал одним из основных сторонников создания альтернативного парламента, сохранившего верность первой Конституции и признанного международным сообществом. Виктор Гончар выступал против конституционной реформы, осуществленной Лукашенко в 1996 году. В результате проведенного референдума Лукашенко расширил свои полномочия и сократил вдвое количество депутатов, превратив парламент в свою марионетку. Лукашенко видел в Гончаре своего возможного соперника.

До Гончара пропадали и другие люди. Первый случай был зарегистрирован в апреле 1999: пропала Тамара Винникова, президент Центрального Банка. Месяц спустя настала очередь бывшего заместителя министра внутренних дел Юрия Захаренко: он позвонил своей жене из гаража, но домой так и не вернулся. В июле этого года исчез телеоператор Дмитрий Завадский: он встречал в аэропорту своего друга. Их всех объединяло одно: все они, каждый в свое время, были близкими соратниками президента. Ходили слухи о том, что Винникова входила в ближайшее окружение Лукашенко. Гончар и Захаренко занимали высокие должности до того, как перешли в оппозицию режиму президента Белоруссии. Завадский был одним из первых журналистов, допущенных в президентский дворец.

Преступное молчание

Загадочное появление Винниковой в Лондоне, спустя 6 месяцев после исчезновения, никак не способствовало прояснению ситуации. Ее обвинили в злоупотреблении государственным имуществом, посадили в тюрьму, но затем освободили на подписку о невыезде, однако ей самым непонятным образом удалось ускользнуть из-под носа своих охранников. В Лондоне она дала не одно интервью, но толком так ничего и не рассказала. По слухам, она достигла компромисса с режимом. ?Ее освобождение должно было замаскировать преступный характер других похищений?, - утверждает Hary Pahaniaila, бывший адвокат Винниковой и Гончара и представитель Белоруссии в Хельсинской правозащитной организации.

Может быть, похищением представителей оппозиции занимаются спецслужбы, которые считают, что эти люди представляют слишком большую опасность и слишком много знают? Многое говорит в пользу этой версии. ?Аресты оппозиционеров, привлечение их к судебной ответственности всегда привлекали внимание международных организаций. Когда люди исчезают, очень сложно обвинять в этом власть. Обращает на себя внимание и отсутствие какой-либо информации?, - говорит политолог Светлана Наумова. Захаренко исчез после того, как он основал мощный Независимый Союз Офицеров, в состав которого вошли те, кто принимал участие в боевых действия в Афганистане, бывшие сотрудники КГБ, МВД и министерства обороны, подчеркивает Pahaniaila. Гончар исчез за два дня до проведения важного заседания парламента, на котором он должен был председательствовать. ?Власть, если бы она была честной, могла бы рассказать, что было сделано, чтобы его найти. Однако власти молчат, и чем больше они молчат, тем чаще возникает мысль об их причастности к его исчезновению?, - говорит адвокат.

Цель

В рядах оппозиции полагают, что имя возможного единого кандидата на пост президента не должно быть обнародовано слишком рано: представители опасаются, что может возникнуть опасность его похищения. В прессе стали появляться статьи, посвященные судьбе телеоператора Завадского. Незадолго до исчезновения он закончил работу над репортажем о Чечне, в котором рассказал о том, как на стороне чеченских боевиков воюют бывшие сотрудники белорусских спецподразделений. Подобные разоблачительные материалы не могли понравиться президенту Лукашенко, который стремится укрепить союз с Россией.

?Мы публикуем все, что нам становится известно. Однако мы лишены возможности провести настоящее расследование?, - говорит Александр Гулаев, вице-президент Ассоциации независимых белорусских журналистов. - Единственное, что мы можем сделать, - это ничего не забыть. Общественность должна осознавать, что люди исчезают?. В этой стране независимая пресса оказалась в сложной ситуации. Она просто исчезла с горизонта. Общий тираж частных печатных изданий составляет 300 тысяч экземпляров против 3-миллионного тиража государственных газет. Способы удушения независимой прессы стали более разнообразными и многочисленными: экономические и налоговые рычаги давления делают эти издания более дорогостоящими по сравнению с государственной прессой. Кроме того, практикуются непомерные штрафы и запреты на публикации, длящиеся по несколько месяцев. Существует также перерегистрация: изданиям приходится менять название всякий раз, как вносятся изменения в специальный закон. За последние пять лет закон менялся трижды.

Политические процессы

Несмотря на все эти трудности, этой прессе удается выживать. По словам Гулаева, ни одна газета не изменила избранной линии по причине этих исчезновений. ?Независимая пресса и оппозиция существуют не благодаря государству, а вопреки ему?, - подчеркивает Светлана Наумова. Согласно данным правозащитных организаций, десятки, если не тысячи человек подверглись преследованиям по политическим мотивам. После прихода к власти Лукашенко в Белоруссии состоялось несколько политических процессов, которые очень часто проводились под видом обычных уголовных дел. Многие лишились работы. Идет ли в данном случае речь о диктатуре? Hary Pahaniaila говорит о возврате к ?советскому образу жизни?.

Это, конечно, преувеличение, поскольку не берутся в расчет те усилия, пусть ограниченные, которые предпринимает страна, идя не некоторые уступки, чтобы выйти из той изоляции, в которой Белоруссия оказалась из-за недостаточного развития демократии. ?Лукашенко, - отмечает Наумова, - является потенциальным диктатором. Но он не обладает достаточными возможностями для проведения такой политики. Белоруссия, в отличие от Советского Союза, не может себе позволить жить за железным занавесом?.

Источник: Libération


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru