Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
24 октября 2005 г.

Майкл Мейнвил | The Washington Times

Насилие распространяется на Кавказе

Расположенная у подножия горы Эльбрус российская республика Кабардино-Балкария в течение десятилетий была тихой курортной зоной. Туристы съезжались в столицу республики Нальчик, чтобы принимать знаменитую местную минеральную воду, кататься на лыжах с близлежащих склонов или попытаться забраться на самый высокий пик в Европе - Эльбрус.

Среди всех этих горных красот легко было забыть о том, что отсюда до терзаемой войной Чечни всего каких-то 120 километров.

Теперь это уже не так. На прошлой неделе в Нальчике раздавались ружейная стрельба и взрывы, когда чеченские боевики и местные исламисты осуществили дерзкую атаку на город. После целого дня боевых действий погибли по меньшей мере 108 человек, в том числе 72 из числа нападавших.

После этого Кабардино-Балкария стала последним регионом на неустойчивом российском Северном Кавказе, сотрясаемом насилием и волнениями, связанными с действиями исламистских боевиков и подпитываемыми бедностью, коррупцией и топорными попытками искоренить экстремизм. Это стало вызовом заверениям Кремля, что данный регион находится под контролем, кроме того, это разжигает опасения развязывания полнокровной партизанской войны по всему Северо-Кавказскому региону на южных рубежах России.

Российские спецслужбы говорят, что они истребили остатки небольшой армии, которая в четверг осуществила серию координированных нападений на восемь зданий милиции, госбезопасности и другие правительственные здания. По официальным данным, в ходе нападения было убито 24 сотрудника правоохранительных органов и ранен 51.

Количество жертв среди гражданского населения пока не уточнено. Один чиновник сказал, что 18 человек было убито и 139 - ранено, другой - что погибло 12 мирных жителей. Это самое скверное из происшествий, имевших место в России после захвата бесланской школы в соседней Северной Осетии в сентябре 2004 года, приведшего к гибели 331 человека, больше половины из которых были дети.

В своих первых публичных комментариях после атаки президент Владимир Путин, который был избран в 2000 году благодаря обещаниям справиться с чеченскими боевиками, заявил о том, что против боевиков будут приняты жесткие меры.

"Хорошо то, что в этот раз все правоохранительные и силовые структуры действовали слаженно, эффективно, жестко. И впредь в отношении всех, кто взял в руки оружие, угрожает жизни и здоровью наших граждан, целостности российского государства, действовать будем таким же образом", - сказал он.

В заявлении, помещенном на сайте боевиков, чеченские сепаратисты взяли на себя ответственность за это нападение от лица Кавказского фронта. В заявлении говорилось, что эта группа является частью сил, которые в течение десяти лет ведут борьбу за независимость Чечни, и включает в себя расположенную в Кабардино-Балкарии исламистскую организацию "Ярмук".

Это нападение было первым крупным происшествием с тех пор, как после гибели в марте Аслана Масхадова место лидера боевиков занял Абдул-Халид Сайдулаев. Он заявил, что будет наносить новые удары по России и вести войну на всем Северном Кавказе.

Президент Кабардино-Балкарии Арсен Каноков сказал в интервью агентству "Интерфакс", что в атаке было задействовано около 150 боевиков, и большинство из них - местные жители.

По словам Алексея Малашенко, специалиста по Кавказу из Московского центра Карнеги, то обстоятельство, что в атаке участвовали местные боевики, доказывает, что произошедшее является чем-то большим, чем просто проникновением войны из Чечни.

"Беспорядки в Кабардино-Балкарии развивались по собственной, не связанной с Чечней логике, - говорит он. - Напряжение нарастало в течение нескольких месяцев, пока не произошел взрыв".

Малашенко и другие специалисты говорят, что Кабардино-Балкария представляет собой ярчайший пример того, как усиленные попытки Кремля подавить исламский экстремизм на Северном Кавказе обернулись против самих властей.

"В Кабардино-Балкарии верующие мусульмане подвергались жесткому преследованию, что только помогало пополнять ряды тех, кто стремится к насилию", - говорит политолог Маша Липман.

Как и в большинстве северокавказских республик, население Кабардино-Балкарии, составляющее 800 тысяч человек, преимущественно мусульманское. Местные религиозные лидеры жалуются, что органы безопасности преследуют верующих мусульман как "ваххабитов" - используемое в России обозначение исламских экстремистов.

"Под предлогом борьбы с терроризмом они готовы причислить к ваххабитам всех, кто носит бороду, хиджаб или молится. Наши спецслужбы думают, что все знают лучше всех и не хотят даже советоваться с нами", - сказал глава Духовного управления мусульман Кабардино-Балкарии Анас Пшихачев в интервью "Русскому журналу" в этом месяце.

Летом 2003 года после того, как радикальный лидер чеченских боевиков Шамиль Басаев провел, согласно сообщениям, в Нальчике месяц, милиция совершила рейды в местные мечети, в результате чего были задержаны сотни молодых мужчин. Правозащитные организации сообщают, что некоторые из них были жестоко избиты и подвергались пыткам. Некоторых силой заставили отрезать бороды ржавыми гвоздями, а некоторым на голове выбрили кресты.

В то же время повальная коррупция, хроническая бедность и 70-процентная безработица среди молодежи облегчают боевикам вербовку разочарованных и лишенных надежд молодых людей.

В конце 2003 года "Ярмук" в интернете заявил о своем возникновении и о начале войны против властей. В декабре прошлого года эту организацию обвинили в нападении на пограничный пост, в ходе которого 10 вооруженных боевиков убили 4 офицеров и захватили более 250 единиц вооружения. Несколькими неделями позже силами служб безопасности после двухдневной осады в квартире в Нальчике был убит лидер джамаата "Ярмук", его жена и несколько других боевиков.

В меморандуме для российской прессы, сделанном этим летом, представитель Путина на Северном Кавказе Дмитрий Козак ясно дал понять, что Кремль отчетливо осознает, что создается опасная почва.

В меморандуме шла речь о растущем насилии в другой северокавказской республике, Дагестане, к востоку от Чечни. По крайней мере 42 милиционера и 12 мирных граждан погибли там в этом году в результате бомбежек, засад и других атак.

В меморандуме говорилось, что нерешенные социальные, экономические и политические проблемы достигают критической точки, и дальнейшие попытки игнорировать эти проблемы и загонять их вглубь силой могут привести к неконтролируемой цепочке событий, логическим результатом которых станут открытые социальные межэтнические и религиозные конфликты.

Липман говорит, что Кремль до сих пор ничего не делает для того, чтобы обратиться к корням беспорядков в регионе.

"В то время как спецслужбы создают порочный круг насилия, единственная социальная политика сводится к вливанию новых денег, которые оседают в карманах коррумпированных чиновников", - говорит она.

Особенное беспокойство в связи с распространением насилия на Кабардино-Балкарию вызывает тот факт, что оно демонстрирует новый уровень координации между группировками из разных мест региона, говорит эксперт Центра оборонной информации в Москве Иван Сафранчук. Мало того, что чеченские боевики принимали участие в атаке вместе с местными исламистами, по мнению Сафранчука, летняя вспышка насилия в Дагестане задумывалась как маневр для отвлечения внимания властей, чтобы потом осуществить атаку в Нальчике.

"Это была сложная операция, которая планировалась в течение нескольких месяцев и в которой были задействованы разные регионы Северного Кавказа", - считает он.

"То, что мы имеем сейчас, уже намного хуже того, что было в момент прихода Путина к власти, - говорит Маша Липман. - Если все эти группы объединятся в одну агрессивную и жестокую силу, весь Кавказ будет полыхать в огне".

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru