Архив
Поиск
Press digest
28 января 2020 г.
24 мая 2004 г.

Хуан Антонио Ориги | La Stampa

Хуан Карлос никогда не любил Летицию, но наказал ее мать

Испанская пресса, в большей степени роялистская, чем сам король, не обсуждала эту тему. Но тема стала весьма ходовой в мадридских салонах. Хуан Карлос допустил явную грубость в отношении сватьи Паломы Рокасолано, 52-летней разведенной медсестры, в день субботнего бракосочетания принца Фелипе и особы некоролевских кровей, к тому же уже побывавшей замужем Летиции. Палома, профсоюзный деятель, в одном из интервью заявила, что "многие медсестры говорят мне, что они ставят себя на место матери Летиции".

Король, великолепный знаток протокола, но в первую очередь супруг рафинированной королевы Софии, на самую важную из брачных церемоний его троих детей, вошел в церковь под руку с сестрой Пилар, а не с "королевской медсестрой", как того требовал протокол. Допущенная бестактность имеет особое значение, поскольку этот брак должен был означать объятия королевского дома Бурбонов с народом в лице Летиции, демократизацию монархического строя.

В этой грубости многие захотели увидеть также последний "мятеж" монарха: по слухам, он невзлюбил Летицию Ортис и был практически вынужден согласиться на этот брак под давлением Фелипе, который в последнее время манкировал своими обязанностями на официальных церемониях.

Палома Рокасолано тоже пошла на дерзость: на церемонии она появилась в Pamela - широкополой соломенной шляпе с бантом, очень походившей на пасхальное яйцо. Она вошла в собор Альмудены в сопровождении младшей дочери Тельмы Ортис. Желтая пресса сообщала о том, что Памела сделала операцию на груди в одной из мадридских клиник, чтобы выглядеть более эффектной в день бракосочетания. За сияющей улыбкой она хотела скрыть громкую пощечину.

"Грубость короля сразу же оказалась центральной темой обсуждения: видимо, Хуан Карлос не считал, что Летиция является наилучшей партией для Фелипе, хотя после официального объявления о помолвке он использовал весь свой авторитет, чтобы официально поддержать этот брак", - сказала острая на язык Кармен Ригалт из El Mundo, репортер светской хроники. Она также добавила: "Мне бы хотелось докопаться тут до истины".

Мотив для такой явной демонстрации презрения, конечно, есть. О нем в воскресенье 29 февраля написала дерзкая El Mundo. Статья называлась "День, когда мама списывала".

Газета сообщила, что 13 февраля "королевская медсестра" была удалена с экзамена по истории Греции в мадридском университете Унед, где она училась заочно. "Матери Летиции предложили покинуть аудиторию после того, как ее застали с записями, сделанными на нестандартном формуляре", - писала газета. Она оказалась в ужасной ситуации, принимая во внимание будущее дочери, которая уже была частью королевской семьи. Мать Летиции застали за списыванием темы, связанной с историей Греции, родины королевы Софии. Не исключено, что мать Летиции специально поступила в университет, чтобы понравиться королеве, дочери бывшего греческого монарха.

El Mundo пишет, что преподавательница сказала Паломе: когда закончите, положите листок, с которого списывали, вместе с вашим ответом. Сватья Хуана Карлоса повернулась к преподавателю и высокомерно заявила, что хотела бы видеть председателя экзаменационной комиссии. И отчеканила: "Вы не знаете с кем разговариваете". "Знаю, - ответила преподавательница, - с женщиной, которая списывает". Тогда "королевская медсестра" якобы заявила: "Я - мать Доньи Летиции Ортис Рокасолано!" "А я - председатель экзаменационной комиссии, покиньте аудиторию", - услышала она в ответ.

Таким образом Палома Рокасолано скомпрометировала имя будущей королевы Испании. Для Хуана Карлоса это оказалось слишком, и он решил ее наказать.

Источник: La Stampa


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru