Архив
Поиск
Press digest
7 августа 2020 г.
24 октября 2007 г.

Эндрю Осборн и Джоанна Слейтер | The Wall Street Journal

Титанические усилия центробанков: обстановка, благоприятная для развивающихся стран, создает новые сложности

Наплыв денег из-за рубежа порождает угрозу инфляции

Как и многие другие руководители центральных банков развивающихся стран, Константин Корищенко, зампред Банка России, предпринимает титанические усилия, чтобы адаптироваться к новой обстановке после кардинальных позитивных изменений.

Он вспоминает, как в августе 1998 года тщетно пытались отразить угрозу массированного государственного дефолта: рубль обрушился, иностранные инвесторы бежали из страны. Теперь же перед Корищенко стоит диаметрально противоположная проблема: наплыв денег в Россию все более укрепляет рубль и обогащает государственную казну - а это вредит экспорту, чрезмерно наращивает валютные резервы и затрудняет сдерживание инфляции.

"У нас в России говорят: "Если дела идут слишком хорошо, это тоже не очень хорошо", - отмечает Корищенко.

Схожие кардинальные перемены происходят в других странах - от Таиланда и Индии до Бразилии. Лет десять тому назад некоторые из этих государств боролись с финансовыми кризисами, вызванными слабостью их валюты, а теперь страдают от того, что их национальные валюты слишком стремительно укрепляются.

Одним из важнейших факторов тут является падение доллара. Когда-то центральные банки многих этих государств беспомощно стояли в сторонке, покуда представители США колесили по планете, раздавая советы, как пережить финансовые штормы в условиях укрепления американской валюты. Теперь в результате неуклонного падения доллара возникают такие проблемы, как перегрев инвестиционного рынка и колоссальные валютные резервы.

Волна инвестиций в развивающиеся рынки нарастает с 2002 года и на данный момент превратилась в цунами. По данным Международного валютного фонда, приток денег в эти страны за первое полугодие текущего года уже превысил общий показатель за весь 2006 год.

"Мы оказались в новом мире, - говорит Джим О'Нил, глава отдела глобальных экономических исследований Goldman Sachs. - Когда в последний раз столь широкая группа развивающихся стран столкнулась с тенденцией укрепления своих валют? Не думаю, что это было в истории плавающих курсов обмена".

В центральных банках говорят, что приток инвестиций - более приятная проблема, чем кризисы старых времен, но она создает свои собственные, весьма запутанные сложности. Многие главы центробанков, сложившиеся как профессионалы в кризисный период 1990-х, подозрительно относятся к так называемым краткосрочным "шальным деньгам", которые вливаются в экономику их стран, - а вдруг эти деньги с той же легкостью отхлынут? Тем временем, поскольку их национальные валюты укрепляются, местные экспортные товары на международном рынке дорожают - а это серьезная проблема для экономики, ориентированной на торговлю.

Обычно центральные банки в ответ пытаются предотвратить слишком стремительное укрепление валют. Для этого они покупают доллары. Вот главная причина того, почему валютные резервы развивающихся рынков с 2004 года, по данным МВФ, удвоились и в нынешнем году, как прогнозируется, составят 4,1 триллиона долларов.

Эти накопления и создают проблемы. Государства "держат в кубышке" колоссальные активы в долларах США, которые им, возможно, и не понадобятся. Эти средства, в том числе в форме облигаций Казначейства США, обесцениваются ввиду падения доллара. Одновременно, чтобы уменьшить натиск инфляции, некоторые развивающиеся страны выпускают собственные облигации, дабы выводить наличность из обращения, и выплачивают по таким займам проценты по повышенным ставкам. "Определенно, они теряют кучу денег попусту", - говорит профессор экономики Гарвардского университета Кеннет Рогофф. Особенно это касается бедных стран, нуждающихся в хорошей инфраструктуре.

Но замедление укрепления валюты тоже подрывает способность страны бороться с инфляцией, в том числе потому, что цены на импортные товары снижаются не до такой степени, как следовало бы. Это важно, так как в ряде развивающихся стран разыгралась инфляция. Например, в России по итогам 2007 года цены могут вырасти более чем на 10% - тем самым прекратится тенденция к снижению уровня инфляции, сохранявшаяся в течение восьми лет.

"Легких решений тут нет, - говорит Рагхурам Раджан, профессор финансоведения Чикагского университета, ранее занимавший высокий пост в МВФ. - В основном люди беспокоятся о том, что могут утратить свои конкурентные преимущества, особенно если спрос со стороны США упадет и придется сражаться друг с другом за крошки со стола".

Ситуацию осложняет политика Китая, который держит свой юань в жесткой узде посредством ограничений на движение капитала и массированной скупки долларов государством. Страны, конкурирующие с Китаем на рынке экспортных товаров, неохотно позволяют своим валютам быстро укрепляться.

Пытаясь бороться с перегревом, некоторые государства, в том числе Таиланд и Колумбия, ввели ограничения иностранных инвестиций. Другие страны большей частью пытаются сдерживать давление на свои валюты, скупая доллары и складывая их в сейфы, невзирая на обесценивание американских денег. Третьи - например, Индия и Южная Корея - пытаются повернуть денежные потоки в противоположном направлении, поощряя своих граждан приобретать активы за границей.

Все они также переосмысливают свои методы управления валютными резервами. Так, в будущем году Россия пустит небольшую долю своих резервов на более агрессивные инвестиции - не в государственные облигации, а в акции на мировых рынках. Сходные меры уже предпринял Китай. В начале октября Бразилия заявила, что рассматривает вариант учреждения нового фонда для инвестирования части своих резервов, составляющих в целом 163 млрд долларов, по-новому.

В начале 2004 года курс бразильского реала составлял около 34 американских центов, а теперь он вырос приблизительно до 55 центов, то есть на 60% с лишним. За тот же период южнокорейская вона выросла по отношению к доллару на 30%, таиландский бат - на 26%, российский рубль - на 18%, а индийская рупия - на 15%. Эти показатели наверняка были бы еще выше, если бы правительства вышеперечисленных стран не проводили валютные интервенции, чтобы замедлить укрепление своих валют. Китайский юань за тот же период вырос по отношению к доллару на 10%.

Укрепление валют приносит этим странам и некоторые преимущества: государству и частным компаниям становится легче брать кредиты в собственной валюте, а не в долларах. Кроме того, импортные товары дешевеют, что является хорошим подспорьем для экономики, которая стремится к модернизации. В Бразилии укрепление реала позволило промышленникам и не только им вкладывать деньги в новое оборудование заграничного производства. Больницы проводят массированные закупки. Благодаря растущему спросу импорт томографов и другого медицинского оборудования увеличивается примерно на 20% в год.

И все же столь расширенная покупательная способность сама по себе не позволяет забыть о более серьезных проблемах - тревогах, связанных с массированным притоком капитала и укреплением валют. Некоторые государства начинают принимать более активные меры.

В Индии укрепление рупии повлекло за собой уменьшение прибылей знаменитых местных фирм, которые производят программное обеспечение на экспорт, и некоторые топ-менеджеры отрасли жалуются, что ситуация на валютном рынке меняется слишком быстро. "Нас тревожит внезапность в изменении курса валюты", - пояснил в интервью в июле С. Рамадораи, исполнительный директор Tata Consultancy Services - крупнейшего в Индии производителя софта. По словам Рамадораи, компания задумалась, следует ли ей проводить столь крупную часть своих работ в Индии.

В июле индийские власти ввели налоговые льготы, призванные помочь местным производителям, которые страдают от укрепления валюты. (О сходных мерах этим летом объявили Бразилия и Таиланд.) В начале сентября управляющий Центральным банком Индии И.В. Редди, выступая в Стокгольме, предостерег, что развивающиеся экономики столкнулись с "дилеммой" при необходимости "справляться с нестабильным по своей природе, растущим притоком капитала".

Тогда же, в сентябре, центральный банк Индии опробовал иную тактику - снял ряд ограничений на инвестиции за границей, чтобы увеличить вывоз капитала и тем самым облегчить внутреннее давление на рупию. Тактика не сработала. Приток денег в Индию все нарастал, намного превосходя отток капитала в противоположном направлении. Всего за две последние недели сентября валютные резервы Индии увеличились на 16 млрд долларов, что составляет почти 50% от роста за весь прошлый год.

16 октября индийские власти пошли еще дальше. Орган, регулирующий фондовый рынок, обнародовал идею наложить ограничения на популярный среди иностранцев способ инвестиций в индийский фондовый рынок. Министр финансов Индии Чидамбарам 18 октября сообщил на инвестиционной конференции в Нью-Йорке, что меры по сдерживанию инвестиций будут необходимы, "пока мы не возьмем ситуацию под контроль". Он добавил: "В Индию выплескивается ликвидность развитых стран".

Это знаменательная перемена по сравнению с 1997 годом, когда индийские власти несколько месяцев бились, пытаясь не допустить, чтобы финансовый кризис в Азии захватил и их страну. Тогда рупия за шесть месяцев упала по отношению к доллару более чем на 10%, и банк, хотя его резервы были скудны, тратил до 1 млрд долларов ежемесячно на защиту своей валюты, вспоминает Бималь Джалан, в то время возглавлявший индийский центробанк.

Одна из самых драматичных метаморфоз произошла в Таиланде, который был эпицентром азиатского финансового кризиса 1997 года. Тогда общее руководство многострадальными банками страны осуществляла Тариса Ватанагасе. В прошлом году новое правительство, контролируемое армией Таиланда, назначило ее председателем Банка Таиланда. В декабре прошлого года, днем в понедельник, этот банк объявил о фактическом введении налога, сдерживающего иностранные инвестиции: постановление обязывает инвесторов депонировать определенную долю денег, ввезенных ими в страну, на беспроцентные счета в Банке Таиланда как минимум на год.

Это была попытка обуздать рост таиландского бата, уменьшив спрос на него, - экспортеры жаловались, что укрепление валюты подрывает их конкурентоспособность. В последний раз в Азии сходные ограничения вводила Малайзия в 1998 году - они были направлены на препятствование иностранцам вывозить капиталы из страны, тогда как Таиланд хочет осложнить ввоз.

После ввода ограничений на фондовом рынке произошел временный кризис, и власти быстро отменили статью, которая относилась к акциям. После модификации правил отношение к таиландским акциям быстро вновь улучшилось, и теперь индекс фондового рынка на 38% выше, чем в день ввода ограничений. Однако, несмотря на все эти усилия, бат продолжает укрепляться: за истекший период он вырос по отношению к доллару на 14%. Тариса делится опасениями, что доллару еще есть куда падать, так что у нее сохраняется масса проблем.

В июле в Таиланде закрылась крупная швейная фабрика, дотоле некоторое время испытывавшая трудности. Владельцы объяснили свое решение проблемами, связанными с укреплением бата. Уволенные работники в знак протеста перегородили шоссе. "В стране есть мощные и громогласные силы, выступающие против укрепления национальной валюты", - сказала в сентябре в публичном выступлении Тариса, имеющая докторскую степень Университета Вашингтона (Сен-Луи). Это означает, по ее словам, что руководство центрального банка должно "балансировать". "В один прекрасный день мы наблюдаем приток шальных денег в страну. Вскоре, вполне возможно, мы увидим, что потоки двинулись вспять", - пояснила она. Риски и изменчивость, добавляет Тариса, "достигли беспрецедентных масштабов".

Ее взгляды разделяет и Корищенко из российского Центробанка - добродушный 49-летний мужчина в очках. Сидя в просторном кабинете в центре Москвы, где на стенах висят наборы памятных монет и банкнот в рамках, Корищенко перечисляет свои основные проблемы: нужно застраховаться от внезапных изменений курса крепнущего рубля и сдерживать инфляцию.

Корищенко участвует в осуществлении валютных интервенций Центробанка, которые в последнее время предполагают в основном скупку иностранных валют и складывание их в сейфы на черный день. Россия тщательно контролирует курс рубля по отношению к доллару и евро. По словам Корищенко, его цель - предотвращать резкие взлеты и падения.

Массированный приток денег в страну - "это так же плохо, как массированный отток", говорит Корищенко. Резервы России в иностранной валюте с 12,5 млрд долларов в августе 1998 года выросли, превысив 425 млрд.

Сдерживание укрепления рубля противоречит другой приоритетной политике - борьбе с инфляцией. Цены на такие продукты первой необходимости, как молоко и мука, резко растут. Если позволить рублю укрепляться быстрее, импорт будет обходиться еще дешевле, а значит, цены на многие товары снизятся и конкуренция между отечественными производителями усилится. Валютные интервенции этому препятствуют.

Валютные интервенции Центробанка стимулируют инфляцию в определенном плане. Приобретая доллары взамен на рубли, Центробанк теоретически увеличивает предложение рублей в российской финансовой системе, что еще более оживляет экономику. Руководство Центробанка пытается умерить последствия этого, прибегая к технической процедуре под названием "стерилизация денежной массы", но это несовершенный и во многих случаях дорогостоящий способ.

"Перед нами стоит дилемма, - поясняет Корищенко. - В принципе укрепление рубля на несколько пунктов стало бы очень эффективной мерой сдерживания инфляции. Но в социально-политическом плане это невозможно осуществить", прежде всего из-за сопротивления местных производителей.

Тенденция к укреплению рубля уже сказывается на торговле: импорт товаров становится более привлекательным занятием, а экспортеры испытывают трудности. По словам Корищенко, гигант нефтяного экспорта вскоре может столкнуться с торговым дефицитом. С января по август нынешнего года его положительный баланс уменьшился на 18%, до 82,1 млрд долларов. Несмотря на все объемы продажи нефти за границу, импорт приближается по масштабам к экспорту.

В прошлом году президент Российского союза промышленников на встрече в Кремле пожаловался президенту Владимиру Путину на укрепление рубля. Позднее он сказал на конференции, что национальная валюта так быстро наращивает мускулы, что значительная доля промышленности не в силах к этому адаптироваться.

В текущем месяце МВФ, сыгравший центральную роль в операции по спасению России в 1998 году, призвал российское руководство позволить рублю еще более укрепиться для сдерживания инфляции. Корищенко высоко оценивает "диалог" с МВФ, но отмечает, что Россия сама намечает свои задачи.

При работе над статьей использованы материалы Джеймса Хуквэя (Бангкок) и Антонио Регаладо (Сан-Паулу)

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru