Архив
Поиск
Press digest
18 мая 2021 г.
25 апреля 2007 г.

Мартин Вульф | Financial Times

Как Россия поскользнулась на пути к новой эпохе Ельцина

"Ушел из жизни человек, благодаря которому началась целая эпоха. Родилась новая, демократическая Россия - свободное, открытое миру государство. Государство, в котором власть действительно принадлежит народу". Такими словами сказал о Борисе Ельцине Владимир Путин, избранный им на роль своего преемника. Путин и прав и не прав. Ельцин был самым демократичным правителем, который когда-либо был у России. Однако то, что возникло при его преемнике, очень далеко от полной жизни демократии, о которой многие мечтали. Наследие Ельцина так же неоднозначно, как и его противоречивая натура.

Ельцин входил в небольшую группу лидеров, изменивших мир. Его имя навсегда будет связано с именем Горбачева, последнего генерального секретаря ЦК КПСС, организации, которая сыграла столь катастрофическую роль в истории XX века. Смелость и харизматичность Ельцина способствовали прекращению существования партии и самого Советского Союза.

Его враги никогда не забудут о его роли в развале партии, государства и российской империи в 1991 году. Однако те, кто большую часть жизни провел в тени холодной войны, испытывают к нему вечную благодарность. Его образ героического борца в дни августовского путча 1991 года незабываем. Это было окончанием страшного периода в истории человечества, в котором деспотизм практически вышел за рамки, доступные воображению.

Отвага Ельцина была частично основана на разумном расчете. В конце концов, он был аппаратчиком, хорошо знакомым с хитросплетениями советской политической системы. Он уже к тому времени закрепил за собой роль вестника радикальных реформ в Политбюро, а затем демократически избранного президента России. В 1991 году ему пришлось противостоять попытке переворота, и это были правильные решения: он был на правой стороне истории. Он понимал, что Советский Союз стал пустой оболочкой, и ему хватило смелости разрушить его.

Ельцин, что вполне понятно, не знал, что делать с обретенной властью. В этом нет ничего странного. Он был плохо подготовлен для решения политических, социальных, экономических и психологических проблем, с которыми столкнулся. Никто не мог бы быть к этому готов. Реформы в России, где народ мучительно чувствовал себя побежденным, неизбежно оказались сложнее, чем реформы в бывших частях империи, где люди радовались освобождению.

Более того, если бы Ельцин не был типично по-русски переменчив (в смысле, периодически пьян), ему не хватило бы смелости пойти против системы и победить. Он никогда до конца не понимал значения демократии и рыночной экономики. Да откуда могло взяться это понимание? Но к его безграничной чести, он терпел свободу слова, он позволил бывшим республикам СССР пойти собственным путем, он оказывал избирательную поддержку реформаторам, он принял участие в выборах президента 1996 года и, что немаловажно, ушел со своего поста мирно. Более того, какие бы ошибки он ни совершал, именно он начал движение к рынку. Он не был ни цивилизованным интеллектуалом, ни искушенным политиком, но, по ужасающим российским стандартам, он был чуть ли не чудом.

Я уверен, что история высветит три его основные ошибки: война в Чечне, которая привела к власти спецслужбы; "залоговые аукционы" 1995 года, передавшие большую часть богатства страны в руки горстки частников, и выбор Путина своим преемником. Три этих ошибки вместе взятые привели к уходу с дороги, которая вела к демократической, свободной и открытой России. Однако эти ошибки по меньшей мере понятны: первая объясняется страхом России перед развалом страны; вторая была вызвана реальной угрозой возвращения коммунистов к власти, а третья связана с тем, что Путин казался одновременно надежным и незапятнанным.

Эти ошибки совершал не один Ельцин. Запад тоже совершал крупные ошибки. Он оказывал слишком мало помощи вначале, когда это могло бы повлиять на ситуацию, и слишком много помогал позднее, когда это только отсрочило кризис 1998 года, за который Ельцин и Запад несут одинаковую ответственность.

За ошибками Ельцина стоят еще более серьезные проблемы, такие как его нетвердый контроль над правительством. В его правление российское правительство отличалось наибольшей коррумпированностью, некомпетентностью и немощностью. Обратный эффект был неизбежен. Он имел традиционную для России форму - возрождение сильного, деспотичного государства, не сдерживаемого ни парламентом, ни юридическими ограничениями, повелевающего присмиревшим гражданским обществом.

Примечательная история Ельцина может быть рассмотрена в лучшем случае как частичный успех, а в худшем - как огромное поражение. Я склоняюсь скорее к первому. Современная Россия не та, на какую надеялись либералы Европы или самой России. Но она, безусловно, существенно лучше, чем Россия 30 лет назад. Это во многом заслуга Ельцина.

История взлетов и падений российской реформы последних 20 лет связана не только с политическими лидерами и идеями, как бы важны они ни были. Она также связана с влиянием мировых цен на энергоносители на экономику, которую сталинский социализм сделал катастрофически неэффективной.

Экономические реформы начались при Горбачеве в бывшем Советском Союзе вскоре после обвала цен на нефть в 1985 году. Они продолжались в правление Ельцина и во время первого срока Путина. Они прекратились, когда выросли цены на нефть, а вместе с ними и экспортные доходы, валютный счет, валютные резервы и финансовое состояние России. Экономический бум очень упростил все остальные задачи для Путина. Например, между 2002 и 2005 годом ВВП вырос впечатляюще - на 22%. Однако, как отмечает в своем последнем обзоре по России Организация по экономическому сотрудничеству и развитию, "командный ВВП", при расчете которого к уровню ВВП прибавляется соотношение импортных и экспортных цен, вырос на 38%.

Сегодня Россия - политически централизованное и коррумпированное нефтяное государство. Пока это будет продолжаться, реформы будут тормозиться, а политическая система останется централизованной и деспотичной. Об этом свидетельствует не только российский, но и мировой опыт.

В процессе реформ цены на нефть поднялись слишком быстро, что принесет плачевные последствия в долгосрочной перспективе. Падение цен на нефть в 1980-е годы сделало реформы необходимыми, но их нынешнее повышение обеспечивает стабильность режиму Путина. Когда (и если) цены на нефть снова упадут, новый лидер может осмелиться завершить начатое Ельциным дело по преобразованию России в современную страну со свободной экономикой. Мы должны надеяться на такой исход - прежде всего, ради российского народа. Тогда наконец мы тоже сможем сказать, что при Ельцине родилась новая, демократическая Россия.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru