Архив
Поиск
Press digest
7 мая 2021 г.
25 апреля 2007 г.

Маша Липман | The Washington Post

Ельцин - революционер

Борис Ельцин был громадной и не имеющей себе равных фигурой в российской истории. Сегодня соотечественники его по большей части недооценивают, большинство россиян видят в нем отрицательного персонажа, однако прошлой ночью тысячи людей выстроились в очередь, чтобы попрощаться с первым президентом, по много часов выстаивая у стен самого большого православного храма Москвы, где был установлен гроб с его телом.

Ельцин был первым российским политиком, чьи полномочия зиждились на подлинной поддержке общественности - он принес публичную политику в страну, где на протяжении многих веков политика сводилась к дворцовым интригам и закулисным сварам в Политбюро.

В отличие от своего предшественника Михаила Горбачева и преемника Владимира Путина, Ельцин смог преодолеть свое советское происхождение. Поднявшись на вершину партийной иерархической лестницы, он превратился в ярого антикоммуниста и ассоциировал себя с российскими либералами и западниками, включая известного советского диссидента Андрея Сахарова. Ельцин был государственным деятелем с четким видением и мощной целеустремленностью: он посвятил себя освобождению России от коммунизма и достижению свободы в стране, народ которой всегда жил в страхе перед государством.

Ельцин выполнил обе эти задачи. Он сделал победу над коммунизмом необратимой и превратил Россию в свободную страну. Переворот 1991 года был, прежде всего, революцией общественного сознания, пусть длилось это совсем недолго. Русские преодолели свой страх, они поверили в свободу и в самих себя, встав плечом к плечу для того, чтобы изменить направление страны.

Ельцин вобрал в себя очень много от русского характера - он был несдержанным и неудержимым, очень эмоциональным, очень страстным. Он был прирожденным политиком, непоколебимым воином и стойким борцом, который любил риск и демонстрировал блестящие способности в моменты кризиса. В некотором смысле период его правления представлял собой один нескончаемый кризис. Кроме того, он сталкивался с яростной, непримиримой оппозицией со стороны Коммунистической партии, которая препятствовала ему на каждом шагу. Периоды запоя и его дикие эскапады, возможно, были единственным доступным ему способом на время отойти от этого страшного напряжения.

Ельцин совершил много ошибок. Некоторые из них были неизбежны, без некоторых, вероятно, можно было обойтись. Однако он брал на себя ответственность за все, что делал. Он горячо желал сделать страну лучше и отдавал народу свое сердце, которое уже тогда было слабым. Однако время работало против него: трудности и проблемы первых лет посткоммунистического периода привели к разочарованию и фрустрации, и россияне начали ненавидеть Ельцина так же страстно, как еще несколько лет назад его любили. Его соотечественники, не имея опыта обращения со свободой, не смогли воспользоваться новообретенными возможностями для того, чтобы улучшить свою жизнь. Он ждали, чтобы президент стал их благодетелем, а когда он не смог этому соответствовать, возненавидели его. Его попытки создать многопартийную систему, представительное правительство, свободную прессу и независимую судебную систему остаются неоцененными, а в период президентства его преемника выражение "хаос 1990-х" неизменно характеризует время правления Ельцина.

Хотя Ельцин проложил путь демократии и свободе, он не смог закрепить их и был вынужден уйти в отставку в декабре 1999, назначив преемника, вместо того чтобы передать власть демократическим путем. Новый президент Путин сохранил личную лояльность Ельцину. Через несколько часов после его смерти в понедельник Путин произнес прочувствованную речь о его наследии и заверил, что страна полной мерой отдаст дань уважения первому президенту. Путин даже отложил свое ежегодное послание Федеральному собранию и официально объявил среду, 25 апреля, днем национального траура.

Однако политика Путина во многом направлена на разрушение политических достижений Ельцина. Если Ельцин был новатором, стремящимся создать и поставить на ноги свободную Россию со значимой ролью общественности в политике и ограниченной ролью государства, то Путин подавил хрупкие демократические институты и политические свободы и поставил Россию на старые рельсы: лояльные бюрократы вместо государственных деятелей, всемогущее и неприступное государство и бессильное общество, отчужденные друг от друга.

Поражение коммунизма многими сегодня рассматривается не больше чем эпизод в борьбе за власть. Большинство тех, кто в далеком 1991 был опьянен радостью и чувством собственной победы, теперь стыдятся своей наивности и идеализма. С первых лет у власти Путин резко дистанцировался от политики Ельцина. В серии символических шагов после вступления в должность президента Путин избавился от нового государственного гимна, принятого Ельциным, и вернул старый, советский. Он также отменил новый национальный праздник, введенный Ельциным.

В свое время Ельцин был мастером политических символов. Образ Ельцина, стоящего на танке, стал одним из самых узнаваемых символов краха коммунизма. Его смерть, наступившая всего через неделю после того, как небольшая мирная демонстрация в Москве была разогнана 9 тысячами бойцов ОМОНа, избивавшими и незаконно хватавшими демонстрантов, выглядит как символический протест против подавления свободы, которой он посвятил свою жизнь.

Маша Липман - редактор журнала Московского центра Карнеги Pro et Contra, автор ежемесячных колонок в Washington Post.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru