Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
25 апреля 2013 г.

Алан Куллисон, Пол Сонн, Лукас Алперт | The Wall Street Journal

Расследуется полугодовое пребывание Царнаева в Дагестане

"Когда Тамерлан Царнаев посетил Дагестан в начале прошлого года, он оказался в опасном регионе на берегах Каспийского моря, где за последние годы возросло насилие, на фоне того как более радикальная ветвь ислама завоевывает все новых сторонников, особенно среди молодежи", - пишет The Wall Street Journal.

Приблизительно во время полугодового пребывания там Царнаева российские власти начали наступление на боевиков в Дагестане, российской республике, которая с 2009 года оказалась в эпицентре выступлений исламистов на Кавказе, отмечают авторы статьи.

Что делал Царнаев в Махачкале в прошлом году, остается неясным. Это один из главных вопросов, на который представители американских властей, прибывшие в город на этой неделе, надеются получить ответ в ходе расследования взрывов на Бостонском марафоне, сообщает издание.

Царнаеву "там понравилось", передают слова его отца Анзора журналисты. "Я взял его с собой в Чечню... там везде были родственники, и ему это понравилось", - цитируют они выдержки из интервью с Царнаевым-старшим.

"Царнаев рассказал, что его сын, по крайней мере, один раз посетил мечеть на улице Котрова в Махачкале, известной тем, что это одно из немногих мест в России, где открыто проповедуется салафизм", - сообщает The Wall Street Journal.

Находясь в Махачкале, Тамерлан Царнаев едва не подрался с молодыми людьми в мечети, которым не понравилось, что он одет по-западному. Они отступили после того, как Тамерлан предупредил их о том, что он - боксер, хотя и заверил их, что оставил ринг из-за своих новых благочестивых религиозных убеждений, приводит издание рассказ отца братьев, подозреваемых в совершении теракта.

"Главным образом, мятеж в Дагестане имеет целью сделать его частью северокавказского исламистского государства, которое повстанцы называют Кавказским эмиратом, и сделать его эмиром своего неформального лидера Доку Умарова", - говорится в статье.

Основы исламского экстремизма были заложены в 1990-е годы после распада Советского Союза, когда Дагестан превратился в перевалочный пункт джихадистов с Ближнего Востока, которые приезжали сражаться в соседней Чечне, напоминают авторы статьи.

Анзор Царнаев отрицает, что его сын встречался с кем-то из ярых радикалов в махачкалинской мечети. Министр внутренних дел Дагестана сообщил агентству "Интерфакс", что Тамерлан Царнаев не поддерживал контактов с дагестанским бандподпольем во время своего пребывания там, передает издание.

"Стремление представить ситуацию таким образом, что Т. Царнаев заразился радикальным исламом на Кавказе, - это попытка перевалить с больной головы на здоровую", - передает слова Абдурашида Магомедова издание. "Его комментарии отражают точку зрения российских чиновников, согласно которой США пытаются возложить вину за предполагаемый радикализм Царнаева на другое государство, вместо того чтобы признать его доморощенную природу", - пишут авторы статьи.

Несмотря на насилие в Дагестане, Тамерлан Царнаев "не хотел уезжать", сообщил его отец. Он предложил отцу начать торговлю, ввозя товары из Китая, приводит его слова издание. По словам отца, он заставил Тамерлана уехать из соображений безопасности.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru