Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
25 августа 2009 г.

Кристиан Вайсфлог | Tagesspiegel

Раб своего отечества

Служба в армии должна была окончиться для Антона Кузнецова через 2 года. Но по истечении положенного срока он был продан в качестве рабочей силы на кирпичный завод. О судьбе рядового Кузнецова рассказывается в материале корреспондента Der Tagesspiegel Кристиана Вайсфлога.

В его глаза замерло выражение беспомощности. 23-летний Антон Кузнецов сидит на кухне своей бабушки Антонины, его плечи безвольно опущены, а в коротко стриженных темных волосах видна первая седина. Родина Антона - город Липецк, расположенный в 400 км от Москвы. Здесь, пишет журналист, и началась 5-летняя "одиссея" Антона Кузнецова, которого с детства воспитывала бабушка.

В 18 лет Антона забрали в армию. Через 4 месяца подготовки его направили служить в Дагестан - республику, расположенную на границе с Чечней. Новобранец оказался в регионе, в котором преступные группировки и исламисты почти ежедневно устраивают теракты, пишет корреспондент. При этом по закону он как сирота - его родители умерли, когда он был ребенком - должен был служить недалеко от дома.

Через несколько дней после прибытия в одну из воинских частей Дагестана Антону Кузнецову было приказано собирать вещи - из страха перед наказанием молодой солдат не стал спрашивать, куда его переводят. "Это твое новое место службы", - бросил ему один из сопровождавших его военных, когда грузовик привез их к месту назначения. Местом службы оказался кирпичный завод. Надсмотрщики-дагестанцы жестоко били рабочих за малейшую провинность, и так, чтобы те не теряли трудоспособности - удары приходились в основном по печени и почкам.

С ними обращались, как со скотом, вспоминает молодой человек. Кормили дважды в сутки - а если он или его "товарищи по несчастью" не выполняли дневной нормы, то могли лишиться и этого. "Мы спали на сене, прикрытом тряпьем, а туалетом нам служило ведро", - рассказывает он.

Судьбу Антона делили еще около 20 рабочих, продолжает автор материала, - и все они не получали за свою работу ни копейки. Многих из них, гражданских, заманили сюда обманным путем и превратили в рабов. Одним из них стал и новобранец Антон. Его продали на завод собственные командиры - в обмен на бесплатную рабочую силу воинская часть получала стройматериалы. Но об этом станет известно позже.

Через несколько недель Антону Кузнецову удалось вместе с солдатами, приезжавшими на завод за кирпичами, передать письмо бабушке в Липецк. В нем он просил о помощи. 80-летняя Антонина засобиралась в Дагестан. Узнав об этом, командование части в Махачкале позаботилось о том, чтобы военнослужащего доставили обратно в часть. Но синяки на теле Антона было не скрыть, продолжает автор, и Антонина Кузнецова потребовала ответа от помощника командира части Николая Хорева. "Мы используем своих солдат там, где хотим", - услышала в ответ пожилая женщина.

Через месяц, продолжает издание, Антон работал уже на другом заводе - за время своей "службы", которая вопреки закону продолжалась не 2 года, а 5 лет, молодой человек сменил 8 кирпичных заводов, пока наконец ему не удалось бежать. До этого все попытки к бегству заканчивались провалом и он бывал жестоко наказан. На этот раз вместе с дагестанцем Саидом ему удалось добраться до родного города своего попутчика. Оттуда автостопом, не имея документов, молодой человек попал в Липецк.

Думая, что наконец оказался на свободе, Антон Кузнецов обратился в военную прокуратуру за помощью - но там предпочли его тут же арестовать, обвинив в дезертирстве. Оказывается, уточняет автор, чтобы замести следы, командование части еще за 5 месяцев до официальной демобилизации солдата объявило его в розыск. И теперь, спустя 5 лет рабства, Антону грозило до 7 лет лишения свободы за дезертирство.

Антона нередко посещает мысль о том, что его могут попросту устранить как помеху - застрелить или скинуть с поезда. Антонина Кузнецова никак не может понять, как родное государство, которому она всю жизнь служила верой и правдой, так могло поступить с ее внуком.

И тем не менее они не сдаются: несмотря на то, что Антон находится под следствием, он может жить у бабушки - в начале июня ему было разрешено покинуть военную часть в Липецке.

После того, как о "рабе Кузнецове" прошел репортаж на телевидении, вышедший в отставку Хорев признал, что солдат его части используют на заводах, однако торговлю людьми бывший помощник командира отрицает. В ходе следствия на поверхность всплыл и весь беспредел, творящийся на кирпичных заводах в Дагестане, добавляет издание. При этом неясно, кто конкретно продал самого Антона в рабство.

Антон Кузнецов и его бабушка рассчитывают на помощь своего адвоката, а также Елены Мохотаевой из Комитета солдатских матерей. По ее словам, особой опасности во время службы в армии подвергаются именно сироты - такие, как Антон. Поскольку за них вступиться некому.

Сам Антон не верит в то, что прокуратура накажет виновных. "Они не захотят пачкать мундиры", - добавляет он.

Источник: Tagesspiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru