Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
25 декабря 2007 г.

Генри Соколски | The Weekly Standard

Схлопывание курса

Буш одобряет поставки топлива из России в Бушер

На прошлой неделе Москва доставила в Иран партию низкообогащенного урана - топлива для атомной электростанции в Бушере. Это удручает, но еще более удручает тот факт, что президент Буш поддержал эту акцию. "Если российская сторона желает это делать (поставлять уран) - а я это поддерживаю, тогда иранцам не нужно учиться его обогащать", - сказал он. Его заявление, немедленно осыпанное градом похвал иранскими официальными лицами, причинило усилиям США и их союзников, направленным на сдерживание предполагаемых разработок ядерного оружия Тегераном, почти столько же вреда, сколько сама партия российского урана.

Как можно приветствовать ввоз ядерного топлива в Иран - в страну, которую МАГАТЭ и Совет Безопасности ООН осудили за нарушения обязательств по Договору о нераспространении ядерного оружия?

В практическом плане это лишь приблизит Тегеран к созданию бомбы. Если топливо будет отправлено по другому адресу и использовано как дополнительное сырье для иранских центрифуг, обогащающих уран в Натанзе, можно кардинально сократить время и сэкономить силы, необходимые для производства высокообогащенного урана военного назначения в объеме, достаточном для одной бомбы. Россия отгрузила 82 тонны низкообогащенного урана. В любой момент при разгрузке топлива Тегеран может его захватить и получить достаточно уранового сырья для своих центрифуг в Натанзе, чтобы изготовить до 150 единиц примитивного ядерного оружия. Для обогащения российской партии урана до уровня, необходимого для применения в военных целях, нужно гораздо меньше усилий и времени, чем для обогащения природного урана. Вместо того чтобы потратить год на производство начинки для своей первой бомбы из природного урана, Иран может посредством обогащения ядерного топлива получить ее через шесть-восемь недель. Это намного меньше, чем годы, которые потребовались США, Европе, России и Китаю для наложения санкций на Тегеран.

Есть и другая проблема: что будет с топливом, когда его вынут из реактора? Через год после ввода реактора в строй из него вынимают треть топлива (в случае Бушера это может произойти в 2009 году). В этом объеме будет содержаться плутоний, почти пригодный для использования в военных целях, - в количестве, которого хватит примерно на 20 бомб. Чтобы изготовить одну бомбу, будет достаточно захватить или тайно увезти в другое место одну двадцатую долю отработанного топлива. Вполне можно себе представить, что Ирану удастся незаметно это проделать, временно отключив камеры слежения МАГАТЭ или прикрыв их объективы и подменив похищенные топливные стержни поддельными. Иран также может "пойти напролом", не скрывая от мира факт захвата топлива. Даже тогда мир толком ничего не успеет сделать. Если иранцы освободят стержни от оболочки и извлекут из них плутоний химическим путем, они, возможно, получат плутониевую начинку для своей первой бомбы всего за две недели - по-видимому, гораздо быстрее, чем мир, США или даже Израиль успеют принять ответные меры.

Тот факт, что президент Буш готов довериться Ирану, полагая, что тот не попытается осуществить ни первый, ни второй из этих сценариев, весьма настораживает. Очевидно, Вашингтон рассмотрел вероятность такого исхода. И вот еще вопрос: как воспримут наши друзья - и другие потенциальные создатели бомб - одобрительную реакцию президента на поставки топлива? Насколько правдоподобно будут звучать наши призывы наложить санкции на Иран за нарушение Договора о нераспространении? Разве иранская программа - или как минимум ее ключевой проект, Бушер - отныне не объявлена "мирной"? Но если Иран вправе осуществлять эту программу, то какие страны этого права не имеют? Может быть, американская администрация просто поторопилась, взяв назад свое предложение поставлять реакторы на легкой воде и ядерное топливо другому государству, которое нарушает Договор о нераспространении, - Северной Корее? Что касается умозаключения, будто поставки топлива означают, что у Ирана нет необходимости "учиться обогащать уран", то иранское руководство отмечает, что российская сторона медлила с отгрузкой топлива почти два года. Именно поэтому оно считает, что Тегерану непременно нужно производить собственное ядерное топливо. Разве они неправильно рассуждают?

Конечно, если отвечать лаконично, то они неправы. В реальности иранская программа производства топлива и развития ядерной энергетики - это блеф в коммерческом отношении и в плане энергетической безопасности. Как неоднократно подробно объяснял в своих публичных свидетельствах и речах во время первого срока Буша госсекретарь США Джон Болтон, Иран разбазарил больше природного газа и энергии, чем когда-либо сможет вырабатывать Бушер (и это будет продолжаться еще много лет). Кроме того, у Ирана недостаточно своих запасов урана даже на снабжение топливом Бушера. Подытожим: если бы ядерные программы Ирана были направлены исключительно на выработку электроэнергии надежными, экономически целесообразными методами, они не имели бы смысла. Но они направлены на другое - на производство бомб.

К сожалению, Болтон оставил свой пост и больше не оказывает влияния. Однако он начал терять контроль над этими вопросами еще до отставки. В начале 2005 года Госдепартамент убедил президента Буша прекратить возражать против завершения строительства Бушера и сконцентрироваться лишь на том, чтобы заставить Иран прекратить деятельность по производству ядерного топлива. Затем была совершена безрассудная попытка напугать Иран и умиротворить тех, кто стремился к атомной энергетике: в 2006 году Госдепартамент и министерство энергетики США начали разрабатывать соглашения о сотрудничестве в ядерной сфере с Иорданией, Ливией, Египтом, Турцией; а совсем недавно, в текущем месяце, и с Саудовской Аравией. Цель этих договоренностей - обеспечить ввод в строй дополнительных реакторов размером с Бушерский в этих странах к 2020 году.

Как обосновать эти затеи в экономическом плане (все эти страны, как и Иран, либо буквально купаются в природном газе, либо имеют на своей территории крупные газопроводы), в лучшем случае неясно. Зато, к сожалению, ясно, что Америка теперь твердо привержена надежде (опровергаемой всем ее предыдущим опытом), что ей каким-то образом удастся продвинуть принципы "мирного атома" на раздираемом войной Ближнем Востоке и получить Иран с ядерной программой, но без бомбы. Скажу без обиняков: нам всем будет лучше, если мы развернем свой курс на 180 градусов. Теперь вопрос лишь в том, как это сделать.

Генри Соколски - исполнительный директор Nonproliferation Policy Education Center in Washington, D.C.. Вместе с Патриком Клоусоном составитель сборника "Быть готовыми к Ирану, который готов стать ядерным" (Carlisle, PA: Strategic Studies Institute, U.S. Army War College, 2005)

Источник: The Weekly Standard


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru