Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
25 декабря 2013 г.

Якоб Аугштайн | Der Spiegel

Враг моего врага

Бывший олигарх Михаил Ходорковский был помилован не в последнюю очередь благодаря усилиям немецкой стороны, в том числе благодаря личному вмешательству экс-министра иностранных дел ФРГ Ханса-Дитриха Геншера. Ведь диссиденты с Востока всегда желанные гости в Германии. Эксперт по России Александр Рар окрестил освобождение "триумфом тайной немецкой дипломатии".

Однако на самом деле, говорится в материале обозревателя немецкого издания Der Spiegel Якоба Аугштайна, все это "лишь громкие слова". Да, Ходорковский был самым известным заключенным России, и "чем дольше он находился в заключении, тем больше его уважали на Западе". Однако почему это так? - задается вопросом журналист.

Высланный из страны правозащитник Лев Копелев, например, перед тем, как добиться признания на Западе, протестовал против подавления Пражской весны. Александра Солженицына, получившего премию имени Генриха Белля, лишили советского гражданства за создание произведения о репрессиях "Архипелаг Гулаг". Физик-ядерщик и лауреат Нобелевской премии мира Андрей Сахаров отправился в ссылку в Горький за то, что выступал за разоружение.

Ходорковский же, говорится далее, если и боролся за какую-то свободу, то только за свободу зарабатывать деньги. Еще в 1993 году он написал, что "его кумир - его финансовое величество капитал". Когда в 2010 году Ходорковский в рамках нового показательного процесса был вторично приговорен, газета Frankfurter Rundschau подробно описала "средства хищнического капитализма, при помощи которых кучка ловких, более или менее бессовестных бизнесменов похищала у российского народа общественное достояние. Учреждались банки, скупались вдруг практически обесценившиеся доли в советских промышленных госмонополиях, велись успешные спекуляции на крахе старого рубля, в отдельных случаях случались перестрелки за зоны влияния, бандитские войны - или же безобидно придерживались всевозможные товары первой необходимости вплоть до их астрономического подорожания". Владимир Путин поставил этих людей в рамки. Процессы против Ходорковского были фарсом уже потому, что тот понес наказание за вещи, сходившие с рук другим. Его осуждение было сигналом, предостережением. Но такие политические процессы - это не российское изобретение.

Так когда же, вопрошает журналист, немцы начнут вступаться за своих диссидентов?

Так, всего несколько недель тому назад американский суд приговорил 28-летнего активиста и хакера Джереми Хаммонда к максимально жесткому наказанию при признании вины. Хаммонд, получивший 10 лет тюрьмы, взломал компьютерную систему частной спецслужбы, снабжавшей информацией госорганы и компании, и переслал все электронные письма WikiLeaks. Кроме того, он скопировал десятки тысяч данных о кредитных картах и перевел несколько сотен тысяч долларов на счета благотворительных организаций.

Но в отличие от Ходорковского, подытоживает Der Spiegel, Хаммонд не стремился к личному обогащению. "Да, я нарушил закон, - заявил Хаммонд в суде. - Но я верю, что иногда законы нарушать необходимо, чтобы сделать возможными перемены".

"Так будут ли вступаться за Хаммонда? И что же будет с Эдвардом Сноуденом?" - задается риторическим вопросом автор статьи.

Источник: Der Spiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru