Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
25 февраля 2008 г.

Джексон Диль | The Washington Post

Поймаем Медведева на слове

Дмитрий Медведев, которого Владимир Путин назначил победителем президентских выборов, намеченных на ближайшее воскресенье, столь раболепно предан своему патрону, что начал подражать его манерам. Посмотрите, "как он кладет руки на стол, как делает ударение на ключевых словах во время выступлений", не говоря уж о том, что ходит он "быстрыми и порывистыми шагами", пишет корреспондент Reuters Олег Щедров.

В обозримом будущем Медведев, по всей видимости, не воспользуется президентскими полномочиями отправлять в отставку премьер-министра - эту должность вскоре должен занять Путин. Тем не менее, 42-летний Медведев, в прошлом преподаватель права, за последние две недели сделал несколько интересных заявлений.

Например: "Россия, без преувеличения, это страна правового нигилизма... Таким уровнем пренебрежения к праву не может "похвастаться" ни одна другая европейская страна".

Или: "Свобода неотделима от фактического признания гражданами власти закона... Верховенство закона должно стать одной из наиболее значимых наших ценностей".

Или: "На ближайшие четыре года ключевым приоритетом нашей работы будет обеспечение подлинной независимости судебной системы от исполнительной и законодательной власти".

Трудно поверить, что Медведев действительно имел в виду то, что сказал. В конце концов, человек, которому он наследует, по оценкам российских и западных аналитиков, за время своего президентства скопил состояние в 40 млрд долларов (в форме разных активов - от акций российских энергетических компаний до недвижимости в Париже). При нем было убито 14 журналистов, причем почти все они выступали с критикой в адрес Кремля, и ни один убийца не оказался на скамье подсудимых. Сильно подпорчены отношения с Великобританией - из-за того, что Путин отказался сотрудничать со Скотланд-Ярдом по делу о бывшем агенте КГБ, который, по утверждениям английских полицейских, отравил его оппонента в Лондоне.

Но сфера распространения криминала Кремлем не ограничивается. Возможно, это самая серьезная российская проблема. Рядовые граждане страдают от многих вещей: начиная от взяток, без которых не обходится получение ни единой, даже элементарной государственной услуги, и заканчивая вымогательством в милиции и в судах, где решения часто зависят от величины отката или приказов по политической линии. Пообещав верховенство закона - даже если при этом Медведев не имел в виду Путина и его окружение, - он, возможно, дал самое заманчивое предвыборное обещание из всех возможных.

Так или иначе, за обещания Медведева ухватился Лев Пономарев, смелый и прагматичный лидер российского движения "За права человека". Он ведет нелегкую борьбу в надежде сдержать сползание страны к беззаконию, царившему в советскую эпоху. В феврале Пономарев был в Вашингтоне, где пытался повлиять на администрацию Буша и ход предвыборной кампании. По его словам, в связи с передачей президентской власти в России перед аутсайдерами открывается редкая возможность заставить Москву привести ситуацию в стране в соответствие с основными международными нормами.

"Я не питаю никаких заоблачных иллюзий, - сказал мне Пономарев. - Я думаю, что Медведев - это просто новое лицо Путина. С другой стороны, есть возможность извлечь плоды из его риторики по поводу верховенства закона. Если Медведев говорит "а", может быть, получится заставить его сказать "б". А что такое "б"? Например, некие шаги, направленные на восстановление и реализацию правовых норм".

Пономарев сказал, что президент Буш и его преемник могли бы для начала принудить Медведева прекратить использовать закон как инструмент политических репрессий. Это значило бы прекращение преследования либеральных ученых по липовым обвинениям в шпионаже, отказ от практики насильственного помещения оппозиционных лидеров в психиатрические лечебницы или их отправки в армию, а также от акций против правозащитников и других организаций гражданского общества, в основе которых лежат мнимые обвинения в неуплате налогов и нарушении местного законодательства.

Следующий пункт - "лагеря пыток", как выразился Пономарев, новый ГУЛАГ, в который входят около 50 колоний, полностью изолированных от окружающего мира. Заключенные там подвергаются систематическому насилию и плохому обращению. Движение Пономарева фиксирует такие случаи при помощи фото- и видеопленок, тайно переправляемых из лагерей. Многие из этих заведений до сих пор контролируются теми же чиновниками или кланами, которые управляли ими в советскую эпоху.

Наконец, существует проблема судебного преследования людей, которые разоблачают эту правду. В пятницу прокуратура завела уголовное дело против самого Пономарева: его обвиняют в клевете на генерала Юрия Калинина, директора Федеральной службы исполнения наказаний. С правозащитника взяли подписку о невыезде. Его адвокаты полагают, что это наказание за заявления, сделанные их клиентом во время поездки в США.

"Мне кажется, что страна-участница "большой восьмерки", клуба развитых демократий, куда Россию приняли 10 лет назад, "не может себе позволить иметь политических заключенных и практиковать пытки в тюрьмах", - сказал мне Пономарев. Она также не должна преследовать борцов за права человека, которые пытаются распространить верховенство закона. Президент Буш и другие западные лидеры должны потребовать у Медведева объяснений, как его речи о прекращении "правового нигилизма" соотносятся с обвинениями, выдвигаемыми против Пономарева, - причем произойти это должно еще до того, как новый президент получит первое приглашение на саммит "восьмерки".

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru