Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
25 января 2007 г.

Тимоти Гартон Эш | The Guardian

Давос 2007: смещение сил

Если вам хочется рассмотреть мир в целом, то самый лучший вид открывается с Луны. А второй по качеству - из Давоса. Ежегодное заседание Всемирного экономического форума дает уникальную общую панораму мировых проблем и возможностей. Причина проста: глобализация - в первую очередь экономическое явление. И сильнее всего она проявляется в действиях крупного бизнеса, представители которого и являются основными участниками форума. Никто в мире, даже генеральный секретарь ООН, не смотрит на вещи так глобально, как они. Все прочие виды глобализации - культурная, правовая, политическая и моральная - лишь следуют за экономикой. Однако устроитель форума Клаус Шваб с удивительным честолюбием решил вновь согласовать их. "Мы стремимся улучшить ситуацию в мире", - гласят светящиеся надписи на швейцарском курорте.

Каждый год взгляд из этого высокогорного места устремляется в несколько измененном направлении. В этом году в центре внимания оказалось "смещение баланса силы". Время выбрано идеально: открытие форума совпало с посланием о положении в стране самого влиятельного человека в мире, в котором президент Джордж Буш был вынужден скромно жевать навязший в зубах пирог. Помните гордость, которая была шесть лет назад? Эпоха биполярного мира ушла вместе с холодной войной, и нам говорили, что мы живем в однополярном мире. Соединенные Штаты стали единственной сверхдержавой - нет, даже гипердержавой, как с завистью заметил министр иностранных дел Франции. У США самая сильная армия в истории человечества. Они создадут собственный мир. Они могут позволить себе действовать по своему усмотрению. После Ирака со всем этим пришлось распрощаться. И это не просто неудача конкретного честолюбивого шага американской внешней политики - случившееся отражает глубокие структурные изменения, которые стремится очертить Давос.

Сам я понимаю смещение баланса сил следующим образом. Сила уже не та по существу, что была раньше, и находится уже не там, где прежде. (То есть не сконцентрирована на Западе и, особенно, в Западном крыле Белого дома). Сила стала более размытой как в вертикальном, так и в горизонтальном плане. В вертикальном плане ощущается, что власть государственных правительств относительно уменьшилась. Что же касается горизонтали, сила распределилась более широко между несколькими влиятельными государствами. На мировой карте силы все больше уровней и полюсов.

Наиболее очевидно именно это горизонтальное смещение - переход к новой многополярности. Конечно, на протяжении большей части истории мир был многополярным. Однако глобальные полюса - скажем, империя Моголов, империя Мин и Оттоманская империя в XVI веке - взаимодействовали лишь на своих границах. Теперь, в мире многополярной, глобальной геополитики друг с другом взаимодействуют все великие державы. Глобальный мир - продукт 500-летнего преобладания Запада, того, что историк Теодор фон Лауэ назвал "мировой революцией вестернизации". Однако теперь это преобладание подходит к концу. Спустя полтысячелетия мы видим возрождение Азии. Китай и Индия участвуют в экономической игре на условиях, изобретенных по большей части Западом, но они побеждают Запад в этой игре. Их растущая экономическая мощь начинает превращаться в политическую и военную силу.

Одновременно с этим развивающиеся экономические гиганты Азии конкурируют с раздутыми потребительскими экономиками Северной Америки и Европы за ограниченные источники углеводородных энергоносителей и сырья. Это приводит к усилению других держав, которые можно назвать сырьевыми державами. Здесь классический пример - Россия. 80 лет назад Советская Россия была сильна за счет революционной динамики коммунизма, в том числе за счет мировых симпатий к ее идеологии. (Россия тоже некогда проводила мягкую линию.) 40 лет назад Советская Россия была сильна благодаря мощи Красной армии. Сегодня путинская Россия сильна благодаря газу и нефти. Столь же сильны Саудовская Аравия, Иран и другие сырьевые государства, за ресурсы которых идет борьба. Пока основные развитые страны мира не снизят свою зависимость от энергоносителей (в послании к нации Джордж Буш пообещал начать отчаянно запоздавшие меры в этом направлении), указанные страны продолжат оставаться очень сильными - пусть только в одном аспекте. Взаимодействие двух этих основных тенденций - возрождения Азии и энергетической гонки - определяет новое многополярное устройство.

Не менее важным оказалось и вертикальное смещение власти - от государств к негосударственным игрокам, во многом этому способствовали новые технологии. Один из самых заметных примеров - международные террористические сети, которые используют новые технологии и для разрушения, и для поддержания связи (например, интернет-джихад). Но есть и множество других примеров. Международные неправительственные организации вроде Oxfam, Human Rights Watch, Transparency International, "Открытого общества" Джорджа Сороса способны ставить на повестку дня новые вопросы. Крупные корпорации, широко представленные в Давосе, по своей силе превосходят небольшие государства. (Кем бы вы предпочли стать - президентом Citigroup или президентом Мали?) Международные организации, сообщества и сети - начиная с ООН и ЕС и заканчивая Всемирным банком и Международным уголовным судом - все они получили свою долю власти.

А на другой стороне спектра оказались отдельные блоггеры или журналисты-любители, которые делают историю, помещая на YouTube размытые кадры, снятые мобильным телефоном. Все помнят, как это случилось с сенатором-республиканцем и возможным кандидатом в президенты Джорджем Алленом с его конфедератскими ужимками во время чудовищного инцидента с "макакой" (на пресс-конференции Аллен назвал чернокожего демократа "макакой". - Прим. ред.). В то же время ведущие кандидаты в президенты от демократов, включая Хиллари Клинтон, начали свои президентские кампании в сети. Некий обозреватель, специалист по предвыборным кампаниям в США, заметил: "Можно поручиться, что одного из кандидатов выбьет из седла какое-нибудь сомнительное видео, записанное на сотовый телефон и выложенное в сеть". Энди Уорхол говорил, что каждый может получить свои 15 минут славы. Интернет означает, что любой может получить свои 15 минут власти. Любой, у кого есть мобильный телефон.

Таким образом, новое распределение силы - непростое и неоднородное явление. Кроме того, оно означает, что "управлять" миром с помощью средств, предложенных архитекторами миропорядка после 1945 года, сейчас труднее, чем когда-либо. (Даже в отдельных странах управлять внутренним положением дел для правительств все труднее по тем же причинам.) Существующие международные институты больше не отражают сложных реалий современного мира. Миру требуется новая структура глобального управления, однако ее создание осложняется из-за многоуровневого, многополярного распределения силы.

Как сообщила в свое время газета The International Herald Tribune, пару лет назад национальный совет США по разведке просчитал множество сценариев развития мира в 2020 году. Единственным привлекательным вариантом стал тот, при котором множество держав повели борьбу с глобальными проблемами рука об руку с негосударственными игроками. Специалисты совета назвали этот вариант "миром Давоса".

Подлинный вопрос заключается не в том, нужен ли подобный мир, а в том, как его создать. В экономике механизм управления в нынешней сложной ситуации - регулируемые рынки. Конечно, они работают неадекватно и зачастую нечестно. Но они до сих пор справляются со своей задачей. Подобного механизма для борьбы с трудностями новой мировой политики не существует. Если говорить лишь о реформе ООН или реформе ВТО, это ничего не даст. И это новая проблема, которая просматривается из высокогорного Давоса.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru