Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
25 июля 2007 г.

Джим Рутенберг и Алисса Дж. Рубин | The New York Times

Буш и иракцы: беседы частые, а результаты скромные

Раз в две недели, а иногда чаще, президент Буш, вице-президент США и советник по национальной безопасности собираются в Situation Room (помещение для руководства страной в условиях кризисов и проведения секретных переговоров по спутниковой связи) Белого дома, где недавно был обновлен интерьер. И Буш благодаря средствам электронной связи заглядывает в глаза человеку, с которым столь неразрывно связано то, как оценит самого американского президента история, - премьер-министру Ирака Нури Камалю аль-Малики.

Беседы обычно длятся час с лишним. Буш - истово верующий христианин родом из Техаса, получивший образование в элитной школе в Новой Англии, и аль-Малики - иракский шиит, в прошлом политический эмигрант, живший в Иране и Сирии, говорят об обязанностях лидера и о демократии, о дислокации войск и своих внутриполитических проблемах.

Иногда - сообщил чиновник администрации, присутствовавший на этих встречах - они говорят о своей вере в Бога.

"Они говорят о проблемах, с которыми сталкиваются в качестве руководителей, - отметил чиновник, пожелавший сохранить анонимность, так как речь идет о частных разговорах. - Конечно, их объединяет и вера в Бога".

Привести подробности религиозных дискуссий чиновник отказался, сказав лишь: "Этот вопрос всплывает в разговорах двух людей, которые веруют в Бога в трудные времена, людей, которые сталкиваются со сложностями".

Во время этих бесед Буш видит четкое изображение аль-Малики на плазменных панелях, занимающих всю стену. По словам помощников, сеансы связи имеют стержневое значение для попыток Буша помочь аль-Малики руководить страной в столь тяжелой ситуации. Кроме того, эти встречи - типичный образец "личной дипломатии", которую Буш практикует в течение всего срока президентства. Самым ярким ее символом было то, как Буш проникся симпатией к российскому президенту Владимиру Путину - на взгляд некоторых политологов, ошибочно - после того, как Путин показал ему свой нательный крест, полученный от матери.

Покамест беседы с аль-Малики, по-видимому, свидетельствуют об ограниченных возможностях этого личного подхода к дипломатии - продолжают звучать сомнения, может ли и хочет ли аль-Малики идти на те сложные компромиссы, которые, возможно, в итоге принесут политическое примирение в его расколотую на враждующие лагеря страну.

В лице аль-Малики Буш располагает партнером, который, во-первых, не славится выдающимися политическими способностями и, во-вторых, не проявляет реального желания действовать вопреки интересам своих сторонников-шиитов, которые по-прежнему относятся с огромной подозрительностью к своим соотечественникам - арабам-суннитам. На этих сеансах связи, по словам помощников, Буш пытался одновременно играть множество ролей: друга, советника и союзника, но и наставника, проводника и даже командира - так Соединенные Штаты пытались заставить аль-Малики выполнять взятые им на себя обязательства.

В последние месяцы, сообщают в Белом доме - Буш общался с аль-Малики чаще, чем почти что с любым другим лидером иностранного государства, если не считать руководителей Великобритании и Германии.

В администрации США заявляют, что в ходе бесед Буш может склонять аль-Малики активнее показывать общественности: "Я лидер всех иракцев, а не только моих единоверцев-шиитов". Именно на телеконференциях, говорят помощники, Буш настоял на том, чтобы аль-Малики попросил своих коллег в парламенте сократить двухмесячный отпуск этим летом. Впрочем, тот факт, что они скрепя сердце ограничили свой отдых одним месяцем, не особенно умерил критику.

Белый дом также полагает, что аль-Малики выполнил свои обещания по размещению трех новых иракских бригад в Багдаде, сообщил наш источник, а также дал американским и иракским силам большие послабления в преследовании шиитских военизированных формирований. Однако, признал источник, шииты - сотрудники спецслужб иногда чинят в этом помехи.

Джон Болтон, бывший постоянный представитель США в ООН, предупреждает, что не следует слишком сильно рассчитывать на одного-единственного иракского лидера. "На нынешнем этапе вопрос состоит не в том, доверять ли какому-то конкретному человеку, - сказал он. - Перед иракцами вопрос стоит так: изыщут ли они способ сосуществования бок о бок?".

Хотя Буш считает, что знает аль-Малики, американский президент иногда, по-видимому, неправильно оценивал иракского лидера и политическую арену, на которой тот действует. Аль-Малики согласен с Бушем относительно мер, которые необходимо принять для достижения стабильности в Ираке, - например, относительно привлечения большего числа бывших баасистов в правительство. Но, если сложится впечатление, что аль-Малики слишком уж потакает бывшим баасистам, хранящим верность Саддаму Хуссейну, среди шиитов, на которых премьер-министр опирается, и так уже разобщенных, может произойти новый раскол.

Шииты доверяют аль-Малики благодаря его биографии - он ярый противник "Баас". Аль-Малики принадлежал к политической партии "Дава", которая десятки лет действовала в подполье, так как при саддамовской власти ее членам угрожали пытки или смерть.

"Когда у тебя такое прошлое, трудно выйти на более широкую политическую арену, проявлять открытость в отношениях и ни от кого не отгораживаться", - сказал представитель американской администрации в Багдаде, согласившийся высказываться об аль-Малики лишь на условии анонимности.

Аль-Малики бежал из Ирака в 1979 году, после того как был приговорен к смертной казни за свои политические убеждения. Когда правительство Хусейна пало, аль-Малики возглавил комиссию, которой было поручено "вычистить" членов партии "Баас" из государственного аппарата. Теперь считается, что усилия комиссии зашли слишком далеко. Первое время аль-Малики возражал против попыток вернуть некоторых баасистов в правительство.

Некоторые представители администрации Буша относятся к аль-Малики критически. Они говорят, что, судя по биографии иракского лидера, он умелый политик - во всяком случае, его незадачливость скорее наигранна. Недоброжелатели указывают на его верность шиитам как на доказательство того, что аль-Малики просто подыгрывает Бушу, говоря ему то, что американский президент желает слышать, дабы не допустить вывода американских войск.

Прошлой осенью советник Буша по национальной безопасности Стивен Хедли написал во внутреннем меморандуме Белого дома: "Из Ирака мы вернулись с уверенностью в том, что необходимо разобраться, может ли и хочет ли премьер-министр аль-Малики подняться над сектантскими целями, которые пропагандируют другие".

По словам помощников, на видеоконференциях Буш обсуждал с аль-Малики эти сомнения, а также шаги, которые можно предпринять для их устранения.

"Много говорилось о том, как важно аль-Малики продемонстрировать не только общинам в Ираке, но и всем своим соседям, что, хотя в правительстве доминируют шииты, это правительство всех иракцев", - сказал высокопоставленный чиновник администрации, находящийся в курсе бесед.

Как рассказал источник, прежде всего президент Буш подчеркивает: "Вы должны это делать, чтобы быть лидером всего Ирака", но также добавляет: "Когда вы это сделаете, это также подаст сигнал всему региону, что поможет вам наладить отношения с вашими соседями-суннитами, а кроме того, говоря без обиняков, поможет и мне самому здесь, в моей стране".

Буш утверждает, что наблюдает признаки прогресса. Обсуждая свои регулярные контакты с аль-Малики, Буш сказал в апреле: "Я наблюдал, как этот человек, заняв свою должность, начал расти". Он также добавил: "Я внимательно смотрю, хватает ли у него храбрости на то, чтобы принимать трудные решения, необходимые для установления мира. Я смотрю, в силах ли он обратиться к различным силам и способствовать объединению страны".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru