Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
25 июля 2007 г.

Натали Ангер | The New York Times

Находчивые, любопытные, чувствительные. И это - крысы?

Прочитав в новостях о зачатках альтруизма в поведении крыс и посмотрев на уморительные гримасы Реми, грызуна-гурмана из нового анимационного блокбастера "Рататуй", я обнаружила, что мои убеждения дали трещину. Естественное отвращение к крысам заметно смягчилось и трансформировалось в отвращение с некоторой долей терпимости.

Само собой, я по-прежнему недолюбливаю крыс, и я никогда не забуду того ощущения, которое испытала в Центральном парке, когда пробежавшая по моим ногам крыса пощекотала усиками мои лодыжки. Есть масса причин опасаться крыс. Они являются разносчиками таких болезней, как тиф, лептоспироз, легочный синдром, вызываемый возбудителем hantavirus, лихорадка от крысиного укуса, заражение сальмонеллой, ну и, конечно, бубонная чума. К тому же эти жадные Реми пиршествуют на наших полях, жуют наш рататуй и уничтожают ежегодно до трети мировых запасов продовольствия. "Только за прошлый век, - пишет Роберт Салливан в книге "Крысы", рассказывающей о городских вредителях, - по вине крыс умерло более десяти миллионов человек".

Однако в научных трудах о крысах говорят не только как об источнике бедствий и эпидемий. Будучи первыми млекопитающими, одомашненными исключительно в научных целях, лабораторные крысы, по словам ученых, спасли, вероятно, столько же (если не больше) человеческих жизней, сколько унесли их "уличные" собратья. В качестве подопытных животных крысы занимают особое место в исследованиях сердца, почек, иммунной и репродуктивной систем, нервной системы и других частей человеческого организма, и последние достижения в расшифровке генома крысы позволяют предположить, что она, возможно, вытеснит лабораторную мышь, любимицу генетиков.

Притом что крысы оказались источником вдохновения для Альбера Камю, а также стимулировали создание более совершенной мышеловки, многие исследования в области поведения животных указывают на сходство людей и млекопитающих вида rattus, которое является отнюдь не только анатомическим. Крысы, как это ни удивительно, способны к самоанализу. Они смеются от щекотки, особенно юные особи, и у них имеются особенно чувствительные зоны. Если пощекотать загривок крысы-детеныша, ультразвуковая аудиограмма покажет что-то вроде визга, напоминающего хихиканье человека. Крысы видят сны, так же, как видим их мы: эпические истории о путешествиях и неудавшихся побегах. Ученые Массачусетского технологического института отслеживали активность нейронов крыс во время "быстрого сна" и обнаружили конфигурацию, сходную с той, которая фиксируется у бодрствующих крыс при попытке найти выход из пресловутого лабиринта.

Крысы "подсаживаются" на те же самые наркотики, что и мы, - алкоголь, кокаин, никотин, амфетамин - и они, как и мы, потакают своим слабостям, выбирая путь саморазрушения. Они общительны, любопытны и любят прикосновения, то есть, разумеется, приятные прикосновения. Крысу можно научить улавливать связь между определенным звуком и мягким электрическим разрядом, и, если при звуке колокольчика, разряда не происходит, крыса делает глубокий выдох, очень напоминающий наш вздох облегчения.

Когда дело доходит до секса, аналогии между нами и крысами вовсе становятся впечатляющими, говорит Джеймс Пфаус из Concordia University в Монреале. "Для них это не просто инстинкт - крысы улавливают разницу между хорошим и плохим сексом. И когда у них есть основания предполагать, что им предстоит замечательный секс, они демонстрируют свои ожидания". Они покачиваются и трогают лапами свои уши, подпрыгивают и срываются с места, останавливаются и бросают призывные взгляды. "Мы выражаем наши желания с помощью слов и знаков - они совершают действия, - говорит ученый и добавляет: - У крыс есть хорошее свойство: они не лгут".

В мире существует более 120 видов крыс, но только два из них являются носителями опасных для человека инфекций - это черная крыса, дурная репутация которой связана с эпидемиями чумы, и более крупная бурая крыса, которую также называют норвежской - из-за ошибочного мнения, что она проникла в Европу через Норвегию. Норвежская крыса вытеснила черную и заняла место главного городского хищника. Эту крысу вы можете видеть у мусорных баков, в городских парках и на платформах подземки. Так называемые "домашние" крысы, которых люди держат дома в качестве домашних животных, представляют вариацию норвежской крысы. Они, как правило, альбиносы, хотя иногда имеют пятнистую окраску, наподобие домашних кошек. Они также легко обучаемы и вполне поддаются "воспитанию".

Норвежские крысы стали объектом научных исследований в конце XIX века и, хотя эти крысы воспроизводились путем родственного спаривания, они остаются достаточно популярным объектом исследования. Недавно один ученый выпустил группу лабораторных крыс в естественную среду обитания и отследил их реакции с помощью кинокамеры - как выяснилось, что грызуны быстро овладели повадками диких крыс. Они исследовали каждую трещину, проникая в нее с ловкостью, присущей этим животным, обычно сжимающим свой "резиновый" скелет до размеров мордочки. Они обследовали окрестности и находили все минимально пригодное для поедания. Окруженные металлической оградой, они, тем не менее, старательно рыли почву, останавливаясь только для того, чтобы уделить внимание представительницам противоположного пола и пошевелить ушами.

Крысы обладают индивидуальностью, они могут быть мрачными или бодрыми, в зависимости от воспитания и смотря по обстоятельствам. Как показало одно исследование, крысы, приученные к хорошей жизни, по большей части тяготеют к оптимистическому мировоззрению, те же, кто воспитывался в нестабильных условиях, становятся пессимистами. И те и другие связывают один звук с "хорошим событием" - сейчас появится еда, а другой звук с "плохим событием", когда еда не появляется. Однако, когда раздается неопределенный звук, оптимист устремляется к источнику звука в ожидании еды. Пессимист же реагирует ворчанием и прячется, наперед зная, что ждать нечего.

В другом недавнем исследовании Джонатон Кристалл, психолог из университета Джорджии и его коллега Аллисон Фут были поражены, обнаружив у крыс проявления мета-когнитивного мышления; иными словами, они знают, когда они знают, и они знают, когда они не знают. Способность к мета-когнитивному мышлению вначале была обнаружена у приматов - наилучшей иллюстрацией этого понятия является опыт студентов, просматривающих вопросы к последнему экзамену и довольно четко представляющих, какую оценку они получат. В том же исследовании крысам "предлагалось" продемонстрировать их способность отличать звуки длительностью в 2 секунды от звуков в 8 секунд посредством нажатия того или иного рычага. Если догадка крысы была верной, она получала большую порцию еды, если ошибалась, не получала ничего.

В каждом испытании, крыса могла, прослушав определенный звук, либо "согласиться" сдавать экзамен и нажать на короткий или длинный рычаг, или просунуть мордочку наружу, что означало "я не знаю" и в этом случае она получала крошку лакомства. Чем ближе была длительность звуков к 2 или 8 секундам, тем с большей готовностью крысы выражали свое желание пройти тест с нажатием рычага и заработать полный обед. Но, как только длительность тонов приблизилась к 4 секундам и ситуация приняла неопределенный характер, крысы все чаще стали выбирать путь более скромного, но надежного вознаграждения за признание своей некомпетентности.

Крысы не лгут, и, когда ставки столь высоки, они к тому же и не рискуют.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru