Архив
Поиск
Press digest
21 октября 2020 г.
25 ноября 2004 г.

Редакция | The Economist

Новый европейский раскол

Россия и ЕС в следующие годы немало времени посвятят борьбе за страны, расположенные между ними, и спорам о многом другом.

В четверг лидеры Евросоюза и России соберутся на саммит в Гааге. Первоначально назначенный двумя неделями раньше, этот саммит был перенесен из-за того, что на тот момент новый состав Еврокомиссии еще не был утвержден.

Не исключено, что сегодняшние участники саммита могут жалеть, что встреча не состоялась, как это было запланировано, 11 ноября. С тех пор сложные отношения между Москвой и Брюсселем стали еще напряженнее в связи со скандальными президентскими выборами на Украине. Президент России Владимир Путин поспешил поздравить "победителя" Виктора Януковича, который стоит за укрепление связей с Москвой. ЕС, напротив, выразил обеспокоенность в связи с массовыми подтасовками, которые могли лишить президентства прозападного кандидата Виктора Ющенко.

Саммит ЕС-Россия призван способствовать укреплению связей на базе четырех "общих пространств": экономика, правосудие и права человека, образование и наука, внутренняя и внешняя безопасность. Как показывают разногласия в связи с Украиной, последнее "пространство" - самое тернистое. То, что ЕС называет "общими соседями", а Россия "ближним зарубежьем": Украина, Белоруссия, Молдавия, далее на восток - кавказские республики Грузия, Азербайджан и Армения, - стало предметом совсем не добрососедского скандала.

Уже не в первый раз ЕС и Россия сталкиваются по поводу этого региона. Когда недавно Александр Лукашенко "выиграл" в Белоруссии референдум, позволяющий ему оставаться в должности президента неопределенный срок, Москва поздравила диктатора, а Брюссель выразил бурный протест и усилил санкции против режима Лукашенко.

Но Украина - это область, где разворачиваются основные боевые действия в борьбе за влияние между ЕС и Россией. Она превышает размерами Францию, ее численность населения приближается к 50 млн, она граничит одновременно со странами, недавно ставшими членами расширившегося ЕС, и с бывшим "старшим братом" - Россией. Именно поэтому словесные баталии по поводу Украины многими рассматриваются как самая серьезная стычка между Россией и Западом со времен конфликта 1999 года в Косово, а возможно, даже со времен окончания холодной войны.

Россия поддерживала кандидата восточной ориентации Януковича, потому что боится потерять в лице Украины своего основного союзника, уже потеряв ее как республику-сестру. Как сказала российский политолог Лилия Шевцова в интервью газете Financial Times: "Россия все еще испытывает фантомные боли из-за потери Украины. Как пациент, которому ампутировали ногу".

Москва, похоже, уже достаточно насмотрелась на то, как ее сфера влияния все больше и больше сужается после распада СССР в 1991 году. Один за другим бывшие соседи по соцлагерю вступают в НАТО, а в начале года целая группа таких стран, в том числе три бывшие советские республики вступили в ЕС. Вскоре за ними последуют и другие - Румыния и Болгария. Новые члены ЕС ужесточили визовый режим для приезжих из России и закрыли границы для некоторых российских товаров. Все это заставило Россию почувствовать свою уязвимость, а значит, сделало ее более склонной к демонстрации мускулов в соседних государствах.

Хотя Москву сильно тревожит западное влияния на Украине, реальные шансы, что Украину пригласят вступить в ЕС в ближайшем будущем крайне невелики. ЕС продолжает продвигать демократию и права человека на территории страны (как и в Белоруссии), но в целом политика ЕС на Украине непоследовательна. Это отражает внутренние противоречия, которые выразились более явно после вступления в мае в ЕС стран из бывшего восточного блока.

Самая большая страна из ставших недавно членами ЕС, Польша, поддерживает с Украиной тесные связи. Западная Украина была некоторое время частью Польши, выйдя из Австро-Венгерской империи, а некоторые области вернулись в состав Украины только в 1945 году. Польша усиленно лоббирует предоставление Украине (а позднее и Белоруссии) специального статуса, который позволит со временем вступить в ЕС. Чем дольше ЕС отказывает этим странам, говорят поляки, тем больше вероятность потерять их навсегда.

Однако те страны ЕС, которые географически удалены от Украины, больше озабочены установлением двусторонних отношений с Россией. Более того, они предполагают, что разумнее сосредоточиться на странах, чье вступление в ЕС ожидается в непосредственном будущем - это не только Румыния и Болгария, но и Турция, следующая в этой очереди. Они настаивают, что ЕС просто не в состоянии в ближайшее десятилетие принять еще одну большую бедную страну.

Таким образом, несмотря на все лоббирование со стороны Польши, консенсуса о сроках для начала переговоров о вступлении Украины в ЕС достигнуто не было. Нет согласия и по поводу переговоров с Грузией, где "революция роз" год назад привела к власти прозападное правительство Михаила Саакашвили, и которая с превеликой радостью стала бы членом Брюссельского клуба.

Другие битвы

Борьба за Украину пришлась на период, когда отношения между ЕС и Россией уже достигли глубин постсоветского периода. Действительно, стороны значительно укрепили экономические связи: чуть больше половины российского экспорта уходит в расширившийся ЕС, который, в свою очередь, сильно зависит от российских нефти и газа.

Но на политическом уровне доверие улетучивается. Брюссель обеспокоен тем, что, как было сказано в документе, принятом ранее в этом году Еврокомиссией, некоторые действия России "противоречат всеобщим и европейским ценностям". ЕС тревожит российская демократия, а точнее, ее отсутствие (чему виной как слабость оппозиции, так и нарушения во время выборов) и беспокоит, что политические реформы, начатые на волне трагедии Беслана, представляют собой отступление к диктатуре. Новые члены ЕС из Центральной Европы призывают выдерживать жесткую линию по отношению к Москве: они хотят видеть своего бывшего властелина поверженным и усмиренным.

Россия со своей стороны жалуется, что ее оставляют за бортом. Она недовольна, что ее не ставят в известность о позиции ЕС по многим вопросам, начиная с эмиграции и заканчивая распространением наркотиков. Об отношении ЕС к этим проблемам Россия узнает только тогда, когда становится уже слишком поздно оказать какое-то влияние.

Несмотря на то что Россия и так пользуется особым отношением ЕС, которое проявляется, в частности, в регулярных, проходящих дважды в год саммитах Россия-ЕС, она хочет, чтобы были созданы новые совместные институты, которые позволят ей чаще появляться в зале заседаний. Кроме того, Россия думает, что правительства Европы могли бы проявлять больше понимания к внутренним проблемам страны: власти России пришли в бешенство, когда министр иностранных дел Нидерландов обвинил их в плохом проведении спасательной операции в Беслане.

Растет возмущение тем, что некоторые представители ЕС называют опасными интересы России в странах к западу от нее, таких как Украина. Российские комментаторы уже говорят о "русофобии" Брюсселя.

В результате России теперь вновь предстоят трудные переговоры. Она не столько заинтересована в дружеских отношениях, сколько в коммерческих и дипломатических завоеваниях. Так, Россия заставила Брюссель улыбнуться, ратифицировав Киотский протокол, но сделала это только после того, как ЕС согласился поддержать ее вступление в ВТО.

Если сейчас - не без помощи ЕС - Россия ослабит свою хватку на Украине, следствием может стать еще более ожесточенное отстаивание Москвой своих позиций как в политике, так и в экономике. Встреча в Гааге обещает быть не из легких.

Источник: The Economist


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru