Архив
Поиск
Press digest
26 мая 2020 г.
25 октября 2005 г.

Экс-чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров хочет объединить российскую оппозицию - и бросает вызов Владимиру Путину. Прямо скажем, рискованная партия

Фигуры, которыми власть хочет выиграть эту партию, странные. Они ходят в коротких штанишках или голубых юбочках, носят косы и брекеты. А поскольку солнце печет и в глаза летит пыль, они хнычут: "Мама, я хочу пить, я устал. Когда, наконец, можно будет пойти домой?" Первоклассников собрали для того, чтобы те поставили мат грозному противнику.

Когда Гарри Каспаров во Владикавказе, неподалеку от Беслана, в центре Кавказа выходил у дворца культуры из дверей старенького автобуса, когда он увидел всех этих детей и услышал музыку, громко льющуюся из скрипучих динамиков, на его лице промелькнула улыбка. Раньше к его приезду чиновники всегда выпускали хор и ликующих детей. В его честь. Похоже, лишь несколько секунд спустя он понял, что на этот раз присутствие детей и музыка были обеспечены его противниками. Чтобы сорвать его запланированное выступление, заглушить его речь. Чтобы объявить ему шах.

Гарри Каспаров, лучший шахматист всех времен, в марте этого года неожиданно завершил свою карьеру, чтобы вступить в новую битву. В течение 15 лет он был чемпионом мира, под его пронзительным взглядом лбы его противников покрывались холодным потом. Но сейчас он не может посмотреть в глаза своему противнику: его враг сидит в Москве за толстыми кирпичными стенами. Гарри Каспаров против кремлевского царя Владимира Путина. Самая трудная партия в его жизни.

"Путин ведет страну в диктатуру и в пропасть, - утверждает 42-летний Каспаров, которого пойти в политику побудило уничтожение детей в Беслане. - Я больше не могу смотреть на это молча".

Вот уже несколько месяцев Каспаров ездит по российским регионам, вербуя сторонников для своего недавно основанного Объединенного гражданского фронта. Его сопровождает команда консультантов и телохранителей. Нередко в поездку с ним отправляется и его третья жена Даша, молодой экономист из Санкт-Петербурга. Финансируемый бизнесменами, которые из страха предпочитают оставаться анонимными, Каспаров хочет объединить давно рассорившуюся оппозицию. "Правый, левый, коммунист или националист, это ничего не значит, - полагает он. - Пока в России нет свободных выборов, все демократы должны бороться вместе, а не друг против друга".

Каспаров, сын армянки и еврея немецкого происхождения, получивший при рождении имя Гарри Вайнштейн, уже ребенком побеждал признанных мастеров шахмат. В 1985 году, несмотря на противодействие со стороны советского режима, он отобрал шахматную корону у любимца Брежнева Анатолия Карпова. Он слыл бунтарем среди шахматистов, самовлюбленным радикалом, героем женщин, звездой, популярной в России не меньше, чем Франц Бекенбауер в Германии.

Теперь же, на площади перед дворцом культуры, он выглядит одиноким и немного растерянным. Коренастый, рано поседевший человек с глубоким хриплым голосом, носом, как у боксера, и мозгом целого вычислительного центра, отодвинутый детьми в сторону.

Каспарова окружили несколько женщин с покрасневшими глазами, одетых в черное. Они стоят здесь, как живой укор - это матери Беслана. Они убеждены, что власти по сей день скрывают от них правду о бойне, в которой погибло более 300 человек. От Каспарова они ждут объяснений, почему погибли их дети. Многие полагают, что Путин отдал приказ спровоцировать 3 сентября 2004 года кровавый штурм школы, чтобы воспрепятствовать дальнейшим переговорам с террористами. Два подростка, проинструктированные милиционерами, бросают в Каспарова яйца. "Я боюсь, - визжит одна из женщин. Она хватается за сердце и опускается на асфальт. - Я не хочу больше жить. Я ненавижу свою страну!"

Путешествующий бунтарь пытается перекричать шум детских песен: "Этот режим преступен. Кавказ - это бочка с порохом, которую Путин наполнил намеренно, чтобы победить на выборах. Это и есть настоящий источник терроризма". Голос у Каспарова садится, он набирает в грудь побольше воздуха: "Путин и его кагэбэшники, как Ленин и Сталин, натравливают людей друг на друга, чтобы они не замечали настоящих проблем. Только пока они разжигают войну и проливают кровь, они могут удержаться у власти".

Старый мужчина с беззубым ртом, в потрепанных штанах, словно у бомжа, дергает Каспарова за рукав. "Я надеюсь, у вас хорошие телохранители. Вы ведете опасную игру, - шепелявит он и осторожно оглядывается по сторонам. - При Сталине я сидел в лагере. Примите мое уважение! Лучше прожить один день, как лев, чем всю жизнь прозябать, как заяц".

На следующий день телевидение и газеты сообщили, что Каспаров искал себе дешевую популярность, пытаясь набрать политические очки на трагедии Беслана и на крови детей. Что трудящиеся массы не смогли вынести этого, и стихийный народный гнев вылился в забрасывание его яйцами.

Вернувшись в гостиницу, великий стратег растерянно схватился за голову. "Какой цинизм со стороны власти скрываться в Беслане за детьми! - возмущался он. - Как можно поставить мат противнику, если ты боишься честной игрой? Только постоянно нарушая правила? Это как если бы твой противник не двигал шахматные фигуры по доске, а стал бы в тебя ими швыряться".

Два десятка смелых осетин приняли приглашение Каспарова поужинать в гостиничном ресторане. "Это лишь вопрос времени, система Путина когда-нибудь пойдет в разнос", - объясняет самопровозглашенный глава оппозиции, ковыряясь во рту зубочисткой. Гости уставились на него, как на оракула, который обещает выигрыш в лотерее. Одна женщина сказала: "Но мы слишком слабы, власть гораздо сильнее". Каспаров сморщил лицо, будто поглотил зубочистку, и вскричал: "Вы власть!" В зале установилась мертвая тишина. Для Каспарова наступил звездный час. "Я приветствую всех, кто поддерживает мои требования", - сказал он и начал перечислять их, словно кондуктор остановки: честные выборы, независимый суд, правовое государство, социальная рыночная экономика, свобода печати и федерализм. Слова в прокуренном зале звучали столь же дико, как если бы в русском трактире стал кто-нибудь оглашать карту французских вин.

Кажется, будто сценарий поездки Каспарова писался Оруэллом и Кафкой. Стоило самолету с экс-чемпионом мира приблизиться к какому-нибудь аэропорту, власти обязательно блокировали взлетно-посадочные полосы. Если он хотел выступить с речью, в зале внезапно отключался свет, прорывало водопроводную трубу или заклинивало - ой, как жаль! - занавес. Ни один предлог не показался неловким чиновникам, которые хотели сорвать его планы. Его преследовали сотрудники спецслужб. Милиция командовала нарушителями общественного порядка и "контрдемонстрантами", которые стояли с транспарантами: "Руки прочь от Путина!"

В Ставрополе на Кавказе сорвалась его встреча с бизнесменами. Вечером один из приглашенных проскользнул в гостиницу: "Мы хотели видеть вас, но нам под двери квартир подложили письма с угрозами, нам обещали, что, если мы придем к вам, у нас будут неприятности". Сторонникам Каспарова приходится опасаться осложнений со стороны налоговых органов, их даже могут избить. Директору одной шахматной школы в Дагестане правительство пригрозило увольнением, если он допустит гроссмейстера к своим ученикам.

Но стоит только выключить камеры и микрофоны, в регионах России сразу раздается критика Кремля. Москва, мол, обескровила провинцию дальше некуда. Предприниматели жалуются, что после дела ЮКОСа власти смотрят на них, как на дойных коров. "Сопротивление растет, - утверждает Каспаров. - Вскоре у нас, как в случае революции на Украине, будет достигнута критическая масса".

Угрозы всегда были характерной чертой Каспарова. Часто он бросался в атаку, когда положение фигур на доске этого вроде бы не позволяло. Однако теперь великий тактик вынужден уйти в оборону и стараться не потерять мужества. "В плохой позиции, - говорит он, - любой ход, благодаря которому ты можешь продержаться, это уже успех".

Малый проблеск надежды он умеет превратить в блестящий триумф. Даже милиционеры, которые должны были разогнать собрание, просят у него автограф. Вот и директор гостиницы, который не послушался местных властей, запретивших ему селить у себя Каспарова, просит гроссмейстера сфотографироваться вместе с ним на память для книги отзывов. Подобные сцены иногда делают из великого стратега мечтателя. "Если бы по телевизору вместо пропаганды хотя бы три дня показывали правду, если бы Путин в открытой дискуссии выступил против своих конкурентов, эта система рухнула бы", - говорит он, прикладывая руку к сердцу.

Присоединятся ли критики Путина к гроссмейстеру, вопрос, конечно, спорный. Другие оппозиционные политики ворчат. Как человек, который многолетними беспрерывными ссорами раскалывал Всемирную шахматную федерацию, может объединить оппозицию? Многие националисты вообще не признают армянина Каспарова, он, мол, не русский, а кавказец. Официальная Москва и государственные телеканалы уже давно стараются сделать вид, что героя больше не существует. При случае они его высмеивают - как в 1988 году, когда он прогнозировал кончину социализма.

Гарри Каспарову понадобилось облететь все концы российской империи, чтобы найти верные признаки распада власти. В 6400 километрах, в девяти часах полета, во Владивостоке, где от противника в Кремле его отделяют семь часовых поясов, бунтарь чувствует себя, как в другой стране. Все залы здесь для него открыты, все взлетно-посадочные полосы наготове, газеты печатают интервью с ним без сокращений, а беседа по радио идет в прямом эфире.

Здесь, на границе с Китаем, до царя далеко. "Наш губернатор не может сказать про Москву ничего хорошего, - полагает местный соратник Каспарова. - Чиновники действуют согласно предписаниям. Им нужно показать Москве, что они с нами активно борются. Но на самом деле они против нас действуют с оглядкой".

Каспаров тотчас рассказывает о собственной слабости из своего шахматного прошлого: если его противник не оказывает жесткого сопротивления, это его расслабляет, и он делает неверные ходы. В небольшом провинциальном городе Находка, что на побережье Японского моря, он обращается к пятистам демонстрантам. В первую очередь это пенсионеры и социально незащищенные люди, которые протестуют против новых местных налогов. И именно здесь, где население чувствует себя забытым и обокраденным Москвой, он жалуется, что в столице нет ни одного современного аэропорта. Его слушатели, которые в своем большинстве не могут позволить себе даже билета на поезд, смотрят на него пристально и недоверчиво.

Его молодая жена, прекрасная и печальная, как икона, после его выступления обнимает Каспарова. Она говорит: "Он устал, ему приходится все делать самому". Шахматисты сражаются в одиночку.

Источник: Focus


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru