Архив
Поиск
Press digest
23 октября 2018 г.
25 апреля 2012 г.

Кортни Уивер | Financial Times

Лесозаготовители присматриваются к российским лесам

В глуби сибирской тайги Шон Вэнн, американский лесоруб в третьем поколении, столкнулся с помехами, которых не смогли бы вообразить ни его дед, ни отец, пишет корреспондент The Financial Times Кортни Уивер в репортаже из Красноярского края. Вэнну надоели строгие правила, регулирующие лесозаготовки в США, и теперь он ищет счастья в Артюгино на берегах Ангары.

Вэнна наняла шведская компания Rusforest. В Артюгино она поставила себе задачу в будущем году заготовить вдвое больше леса. "Но рабочие будни Вэнна заполнены более тривиальными делами: он то допытывается у коллеги, куда подевался бульдозер (его несколько месяцев назад одолжили другу из соседнего поселка), то выслушивает бесконечные жалобы мэра Артюгино", - говорится в статье. Вэнн говорит, что подобные хлопоты его не раздражают.

"Для Вэнна и инвесторов, которые его финансируют, Россия - земля обетованная, последняя страна, которая может удовлетворить ожидаемый рост спроса на лес на мировом рынке. В других странах действуют ограничения на количество деревьев, которое разрешается вырубать", - говорится в статье.

По прогнозам аналитиков, в следующем десятилетии мир столкнется с дефицитом древесины. Это шанс для России, на которую приходятся 25% запасов леса в мире и всего 3,5% лесозаготовок, пишет газета, ссылаясь на цифры ЕБРР и консалтинговую фирму Pöyry. Но России потребуется модернизировать лесную промышленность: техника обветшала, дорог слишком мало, а бюрократические препоны парализуют работу.

И все же горстка зарубежных инвесторов пришла в лесозаготовки. "Их возбуждает шанс стать первопроходцами в единственном сырьевом секторе в России, который избежал коррумпированной приватизации 1990-х", - говорится в статье.

Rusforest заплатила около 100 млн долларов за долгосрочную аренду 3 млн гектаров в России ("территория, почти равная площади Бельгии" - замечает Кортни Уивер). В любой другой стране за доступ к такому лесу пришлось бы выложить 25 млрд долларов, говорит Пер Бриллот, исполнительный директор Vostok Nafta - одного из крупнейших инвесторов Rusforest.

"Но рискованность этих инвестиций вполне сопоставима с их прибыльностью", - полагает издание. В России частным компаниям не позволяется сразу покупать землю. Инвесторам приходится тратить большие деньги на восстановление инфраструктуры. Местные чиновники - помеха многим зарубежным инвесторам: так, в 2009 году Rusforest не могла запустить свою лесопилку, поскольку местные чиновники отказывались снабжать ее электричеством. По данным автора статьи, проблема решилась лишь после того, как бывший глава компании обратился к Путину.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2018 InoPressa.ru