Архив
Поиск
Press digest
19 марта 2019 г.
25 июня 2018 г.

Петр Смолар | Le Monde

Амос Ядлин: "Перед лицом ядерной угрозы наилучшая стратегия заключается в смене иранского режима"

США не смогут сдержать иранские ядерные амбиции применением военной силы, считает израильский эксперт. И даже если Израиль получит поддержку администрации Трампа, такое решение остается опасным. Интервью с Амосом Ядлиным, главой Института исследования национальной безопасности (INSS) Тель-Авивского университета, главой Управления разведки Армии обороны Израиля с 2006 по 2010 год, записал корреспондент Le Monde в Иерусалиме Петр Смолар.

"После американского выхода будущее соглашения по иранской ядерной программе (JCPOA) представляется неопределенным. Какой сценарий кажется вам наиболее вероятным?" - спросил журналист.

"В ближайшие полгода вырисовываются два типа сценариев, в соответствии с эффективностью повторного введения санкций в Иране и их воздействия на его экономику. В том случае, если санкции будут недостаточно эффективными, то есть если европейцы разработают механизмы для их обхода, если Россия, Китай, Индия, Япония не изменят свои отношения с Ираном, тогда центр борьбы окажется в Европе", - ответил Ядлин.

"Если санкции не возымеют действия, я думаю, что Иран останется в соглашении. Статус-кво трех последних лет продолжится: Иран будет соблюдать соглашение, воспользуется хорошими экономическими отношениями с Европой, Китаем, Россией. И тогда американский выход будет иметь ограниченные последствия", - продолжает эксперт.

"Если санкции сработают, можно представить позитивные и негативные сценарии. Наиболее позитивный - иранское возвращение за стол переговоров и заключение улучшенного соглашения. Но я должен подчеркнуть, что в Вашингтоне больше делают ставку на ослабление иранского режима. США надеются на то, что санкции спровоцируют беспорядки, а митинги бросят вызов режиму. Никто этого прямо не говорит, но цель именно такова", - утверждает Ядлин.

"Наконец, наихудший сценарий - это иранский отскок в направлении ядерной бомбы, следование по северокорейскому пути и выход из договора о нераспространении ядерного оружия", - считает эксперт.

"В обоих случаях пуля вернется в американский и израильский лагерь. Сомневаюсь, что США сумеют остановить Иран вооруженной силой. Президент Трамп проводит политику освобождения от обязательств на Ближнем Востоке. Однако нет сомнений в том, что в отличие от того, что произошло в 2011-2012 году, Израиль получит разрешение остановить Иран, при американской поддержке", - пояснил он.

"Если изучить способы, коими можно помешать этому радикальному антиизраильскому режиму получить ядерную бомбу, то наилучшей стратегией представляется содействие смене режима. Санкции причиняют много страданий ни в чем не повинным людям. Военная атака является крайней мерой, которая способна привести к непредвиденным последствиям. Соглашение? Последнее было недостаточно приемлемым", - рассуждает эксперт.

"Нетаньяху желает возвращения к отношениям до 1979 года (год исламской революции) и с другим режимом! - утверждает Ядлин. - Администрация Обамы надеялась, что умеренные элементы одержат верх и что после смерти нынешнего верховного правителя (78-летнего Али Хаменеи. - Прим. Le Monde.) появится иранский Горбачев".

"Если бы вам довелось дать совет Нетаньяху и Трампу по поводу смены режима, что бы вы им сказали?" - поинтересовался журналист.

"Быть осторожными, - ответил эксперт. - Я не посоветовал бы действовать так, как были низвергнуты Саддам Хусейн и Муаммар Каддафи, военным путем. США не могут себе этого позволить, и это сплотило бы иранский народ. Смена режима может быть достигнута, следуя примеру [американского президента] Рональда Рейгана в конце 1980-х годов перед лицом СССР: посредством экономического давления и множества средств сообщения, через социальные сети, телевидение. Изменение придет изнутри и даже из недр самого режима".

"Существует много сходных черт между советским и иранским режимами. Оба они свергли коррумпированную монархию, соответственно в 1917 и 1979 году. Оба они были радикальны в своих подходах, один на основе коммунизма, другой - исламизма. Оба они были вовлечены в войны после того, как пережили нападение - СССР с Германией, Иран с Ираком. Но они не добились результатов. Иранцы недовольны условиями своей жизни: двухзначная инфляция и безработица, от 2 до 3 млн наркоманов, коррупция, загрязненный воздух, нехватка воды... Иран созрел для перемен, однако режим еще силен", - анализирует Ядлин.

"Верите ли вы в информацию об изменении российской позиции по поводу иранского присутствия в Сирии?" - спросил интервьюер.

"Кремль изменил свой подход, но не на 180 градусов. В прошлом он несильно обращал внимание на израильские требования держать иранцев подальше от нашей границы, даже вне Сирии. Первое, чего хотела Москва, - это спасения президента Башара Асада", - ответил собеседник издания.

"Когда Россия увидела, что Израиль готов соблюдать ее красные линии, она тоже изменила характер действий. Наконец, существует соперничество между Ираном и Россией за то, чтобы стать наиболее влиятельной силой перед режимом Асада. Раньше они работали вместе против оппозиции: иранская пехота с российским воздушным прикрытием", - пояснил эксперт.

"В настоящее время потребность в сухопутных войсках ослабела. Владимир Путин не хочет провоцировать Израиль. Главное разногласие между двумя нашими странами происходит из-за того, что Россия сосредоточена на географической стороне иранского присутствия в Сирии, в то время как мы ведем наблюдение за качеством и количеством. Одним из главных наших опасений являются иранские баллистические ракеты в Сирии с дальностью поражения 300 км", - отметил Ядлин.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru