Архив
Поиск
Press digest
13 декабря 2019 г.
25 марта 2008 г.

Франческа Каферри | La Repubblica

Дэвид Петреус: "Погибли 4000 американцев, но мы близки к кардинальному повороту"

С начала войны в Ираке погибли 4000 американцев. В день, когда счетчик смертей достиг круглой цифры, породив очередные дебаты и дискуссии в США, генерал Дэвид Петреус, командующий американскими силами, пьет черный кофе в своем штабе, расположенном в здании, которое когда-то было президентским дворцом Саддама Хусейна.

Он улыбается и пытается источать оптимизм, который эти цифры вовсе не оправдывают: "Ситуация по сравнению с несколькими предшествующими месяцами улучшается. У нас бывают сложные моменты, это правда, но безопасность в Ираке медленно укрепляется. Я скажу Конгрессу, что выбранная нами дорога - правильная. И единственно возможная. Слишком рано говорить о победе, но, если все так пойдет и дальше, победа будет".

В ходе часового интервью генерал бравирует имиджем, несколько отличающимся от стереотипа военного. Он рассказывает о каких-то личных подробностях. Говорит, что здесь, в Багдаде, в свободное время читает биографии людей, которым, как и ему, пришлось противостоять жесточайшим военным вызовам. Говорит, что в определенные дни совершает забеги вместе со своими солдатами и каждую неделю по 10 минут проводит у парикмахера. Он, по мере возможности, принимает участие в церемониях, посвященных памяти американских военнослужащих, погибших в Ираке. Генерал подарил нам и небольшое посвящение для Италии: "Виченца, самое красивое место, где мне приходилось служить: если бы я мог, я отдал бы две генеральских звезды, чтобы вернуться туда".

- Генерал Петреус, новости, которые приходят в последние дни, нельзя назвать хорошими. Помимо устрашающего итога в 4000 погибших за пять лет, можно сказать, что это была кровавая Пасха с пусками реактивных снарядов в зеленую зону Багдада и 60 погибшими по всему Ираку. Ирак возвращается назад?

- 4000 погибших означают, что Ирак - это очень жестокая и сложная реальность, как я всегда повторяю. Что касается атак на зеленую зону, то их совершили так называемые "спецгруппы", обученные и вооруженные Ираном. Реактивные снаряды, пущенные по этой зоне, были иранского производства. И этот факт сильно разочаровывает: обещание, данное иранским президентом Ахмадинежадом и другими лидерами его страны иракскому руководству, заключалось в прекращении нагнетания и без того взрывоопасной ситуации. Это не та помощь, которую ждут иракцы от своего соседа: они хотят конструктивных отношений, которые бы характеризовались развитой торговлей, визитами паломников, вложением иранских капиталов в Ирак. Но, конечно же, не поставками оружия.

- Однако и суннитские террористы вновь заявили о себе, совершив атаку в Мосуле. Это вас не беспокоит?

- Атаки "Аль-Каиды" являются следствием давления на них, в особенности в Мосуле: это одна из зон, где "Аль-Каида" длительное время пользовалась большим пространством для маневра и где в последний год сконцентрировали свои действия коалиционные войска и иракские силы. Речь идет об очень важном районе со стратегической точки зрения, здесь проходят дороги на Сирию и Иран, кроме того, речь идет о районе со смешанным населением. То, что террористы совершили на Пасху, они делают всегда, когда мы наносим по ним жесткий удар: они пытаются нас остановить. И, откровенно говоря, я думаю, что этот теракт можно связать с докладом, который должны представить в Конгрессе я и посол Крокер: они не хотят, чтобы из Ирака поступали хорошие вести.

- Вы можете сказать, что страна встала на путь примирения?

- Ситуация с безопасностью значительно улучшилась. Я не хочу отрицать того, что воскресенье стало страшным днем: но, быть может, это произвело такое впечатление, потому что по сравнению с ситуацией восемь месяцев назад таких дней стало меньше. Число атак сократилось на 60% по сравнению с июнем 2006 года, уровень смертности среди гражданского населения снизился на 60% с декабря 2006 года: это признак прогресса. Мы не хотим объявлять о победе или праздновать, потому что нам предстоит еще очень много и тяжело работать. Нам еще предстоит преодолеть бесчисленные вызовы и преграды в Ираке, но есть и шаги к примирению: закон о бюджете, согласно которому ресурсы распределяются справедливым образом, закон, предусматривающий проведение выборов в провинциях, и закон об амнистии, это лишь несколько примеров. К сожалению, правда в том, что целостности иракского общества был нанесен серьезный ущерб, и потребуются годы, чтобы ее восстановить.

- Одной из заслуг, которые вам приписывают, является привлечение суннитов к обеспечению безопасности в рамках проекта Sahwa, "Пробуждение". Как можно быть уверенными в том, что в один прекрасный день эти люди вновь не начнут воевать?

- Мы даем этим людям возможность содействовать улучшению безопасности их общин. Суть нашего проекта - в предоставлении им возможности способствовать успеху Ирака, а не его краху. В некоторых районах, я могу это сказать, невозможно и думать о том, что сунниты позволят "Аль-Каиде" вернуться. "Аль-Каида" несла смерть, и народ здесь не поддерживает ваххабитскую идеологию.

- Возможно, они и не позовут "Аль-Каиду", но могут вновь начать воевать шииты.

- Повторяю еще раз: идея заключается в том, чтобы всех заставить принимать участие в достижении успехов Ираком. Сунниты, допустившие ошибку, когда они не приняли участие в выборах 2005 года, не станут ее повторять: они осознали, что не могут получить доступ к иракским ресурсам, если не будут участвовать в правительстве вместе с шиитами.

- А шииты? Вы поддерживаете контакты и ними?

- Безусловно. Идея заключается в том, чтобы всех вовлечь в этот процесс: решать проблемы, вести диалог, кричать, но не стрелять. Усилия направлены на вовлечение в диалог всех, включая шиитов, поэтому мы говорим и с ними.

- Включая Моктаду ас-Садра?

- Мы контактируем и с этой группой.

- Все эти усилия могут оказаться бесполезными, если иракское правительство не встанет на путь национально примирения. Вы удовлетворены работой, которую они делают?

- По правде говоря, думаю, что они и сами не удовлетворены. Но они пытаются что-то делать. Мы видим некоторые признаки определенного прогресса с политической точки зрения, а также - с экономической: я недавно принимал делегацию иностранных предпринимателей, приехавших, чтобы подписать соглашение с правительством, мне кажется это хорошим знаком.

- Однако все еще существуют проблемы с привлечением суннитов, участвующих в проекте Sahwa, в полицию и армию.

- Процесс начался: 7 тысяч человек были приняты на службу в одном лишь Багдаде, 20 тысяч проходят военную подготовку. Безусловно, это нелегко: их не всегда радушно принимают некоторые члены иракского правительства. Это правительство, большинство в котором принадлежит шиитам, и оно обеспокоено тем, что до 80% "сынов Ирака" - сунниты, и это выходцы из суннитских зон, в которых действовала "Аль-Каида", пока ее откуда не изгнали. Со временем, мы ожидаем, что от 20 до 30% этих людей вольются в ряды армии и полиции.

- Как вы через несколько дней будете описывать ситуацию в Ираке?

- Я обрисую уровень безопасности, посол будет говорить о политических и экономических аспектах. Потом бы поговорим о вызовах, которые нас еще ожидают, и проиллюстрируем рекомендации, которые мы обсуждали с президентом и о которых, по очевидным мотивам, я не могу говорить сейчас.

- Но вы можете сказать, что вы думаете о дискуссиях в США по сокращению численности войск.

- Цель - сократить численность войск к июлю, но это обязательство обусловлено тем, как будет развиваться ситуация в Ираке. Мы не хотим поставить под угрозу с таким трудом достигнутые цели, слишком быстро сокращая численность войск.

- В тех усилиях, что вы предпринимаете, вы бы хотели получать большую поддержку со стороны европейских и натовских союзников? В Италии в последние недели говорят о возможном возвращении войск в Ирак: в них есть необходимость?

- Мы высоко ценим то, что Италия сделала в прошлом как член коалиции, и то, что она продолжает делать в Ираке. Что касается второй части вопроса, то я вам скажу, что не бывает военных командиров, не радующихся большим ассигнованиям и дополнительным войскам.

- Поговорим о том, как ваши войска действуют в Ираке. Вы переписали военные учебники, в некоторых зонах рядом с солдатами работают антропологи: как и насколько Ирак изменил американскую армию?

- Мы оказались на поле боя, которое перестало быть пустыней, там есть население, зона обитания людей. Понять окружающее пространство жизненно важно для того, что мы делаем, мы даже попросили помощи у антропологов. Наши солдаты поняли сложность ситуации. Руководителям, каким являюсь я, следует находить хорошие идеи, но ключ к успеху - найти тех, кто бы эти идеи реализовал. Вся структура вооруженных сил, в частности армия и морские пехотинцы, внесли изменения в свои учебники и методы выполнения поставленных задач.

- Последний вопрос, который все вам задают: генерал Петреус, это вы будете новым вице-президентом Соединенных Штатов?

- Нет. Лучше я процитирую строки из песни Лори Моргана: "Что ты скажешь о слове "нет"? Ты его не понимаешь?"

- Ну, хорошо. Тогда, что вы думаете о своем будущем после Ирака?

- Я буду счастлив продолжать служить своей родине в военной форме до тех пор, пока она будет нуждаться во мне. Вот и все.

Источник: La Repubblica


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru