Архив
Поиск
Press digest
25 сентября 2020 г.
25 ноября 2004 г.

Елена Боннэр | The Wall Street Journal

Еще один судебный спектакль Путина

1 декабря в московском суде пройдет слушание дела юриста Михаила Трепашкина по обвинению в незаконном хранении оружия. Это будет еще один политический процесс времен президента Путина. Истинное "преступление" господина Трепашкина заключается в том, что он пролил свет на мрачные обстоятельства, которые сопровождали приход Путина к власти, а именно - на взрывы жилых домов в Москве в сентябре 1999 года, которые стали одним из поводов для развязывания второй чеченской войны и в итоге помогли Путину выиграть выборы.

Михаил Трепашкин был адвокатом двух сестер, Татьяны и Алены Морозовых, мать которых погибла в результате взрыва жилого дома. Как и большинство русских, они верили в то, что взрывы в Москве устроили чеченские сепаратисты, и поддерживали решение Путина, который тогда был премьер-министром, направить российские войска в Чечню.

Но в канун президентских выборов в марте 2000 года независимый телеканал НТВ Владимира Гусинского провел расследование и показал репортаж о секретных агентах ФСБ, которых милиция задержала в Рязани при попытке заложить бомбу в жилой дом. Это произошло через две недели после взрывов в Москве. Год спустя власти забрали НТВ в государственную собственность, а владельца телеканала изгнали из страны. Но обвинения в том, что ФСБ причастна к организации взрывов в Москве, остались.

Летом 2003 года Татьяна Морозова, которая проживает в США, приехала в Москву и наняла адвоката Трепашкина для того, чтобы он представлял ее интересы на судебном процессе над двумя чеченцами, обвиняемыми в транспортировке взрывчатых веществ, которые использовались при взрывах жилых домов. Ранее, в начале 2003 года, на закрытом судебном заседании эти чеченцы были признаны виновными. Но Михаилу Трепашкину так и не удалось попасть на заседание суда - он был арестован за пять дней до начала процесса.

Автомобиль, в котором ехал Трепашкин, остановил сотрудник ГИБДД. Этот милиционер подложил в автомобиль адвоката пистолет. Трепашкин попал в тюрьму, где его били, лишали еды, сна и не давали лекарств, в которых он нуждается, так как болен хронической астмой. Все это привлекло внимание Европейского суда по правам человека, который рассмотрел жалобу Трепашкина вне очереди.

Незадолго до своего ареста адвокат сообщил в одну из московских газет о собранных им доказательствах причастности спецслужб к взрыву домов в Москве. Так, владелец помещений во взорванном жилом доме сообщил Трепашкину, что ФСБ заставило его "опознать" в чеченце, которого он никогда раньше не видел, человека, который якобы арендовал подвал здания для того, чтобы заложить там бомбу. Из разговора с владельцем помещений Трепашкин понял, что истинным террористом является агент ФСБ.

В любой демократической стране такое открытие привлекло бы внимание национальных телеканалов, вызвало бы возмущение в обществе, стало бы причиной для проведения парламентских слушаний и независимых расследований. В России же это стало причиной ареста адвоката, издевательств над ним и судебного спектакля.

30 лет назад, в разгар политических репрессий в Советском Союзе, мой муж Андрей Сахаров и я пытались привлечь внимание мировой общественности к людям, которые осмелились бросить вызов режиму: это Юрий Орлов, Александр Гинзбург, Анатолий Щаранский и другие, менее известные, но не менее героические фигуры.

Если бы Андрей Сахаров был жив сегодня, он бы пришел на судебное заседание 1 декабря. Российские политзаключенные, такие как Михаил Трепашкин, Игорь Сутягин, Валентин Данилов и трое руководителей ЮКОСа - Михаил Ходорковский, Платон Лебедев и Алексей Пичугин, оказались в той же ситуации, в какой были диссиденты советских времен. Эти люди смело выступают против репрессий, которые проводит Путин в традициях Комитета госбезопасности советских времен.

В то же время политика Запада в отношении репрессий в России не отличается последовательностью. В прежние времена поддержка Джимми Картера, Маргарет Тэтчер, Франсуа Миттерана и Рональда Рейгана давала нам, правозащитникам, силы для того, чтобы противостоять злу. Сегодня Михаил Трепашкин не получает поддержки Запада.

Я далека от мысли, что Запад примет на веру версию событий 1999 года, которую высказывает адвокат. Но стоит последовать лучшим образцам великих лидеров прошлого и дать понять Путину, что то, как он ведет себя во время расследования причин взрывов 1999 года, порождает на Западе недоумение и недоверие к российскому президенту.

Елена Боннэр - вдова академика Сахарова. В настоящее время она возглавляет Фонд Андрея Сахарова

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru